Кирилл Кузьмин: «Наступило время, когда государство должно кардинально поменять отношение к бизнесу»

Олег Чесноков

экономика

Продолжаем серию публикаций о работе уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае. Большое интервью с Кириллом Кузьминым было опубликовано в № 121 (6982) от 3 июля 2020 года. Тогда мы договорились рассказывать о помощи региональному бизнесу на постоянной основе. Темой очередной беседы стала ситуация с пандемией коронавируса и то, как она повлияла на работу предприятий и организаций. А также то, что необходимо предпринять государству в этой связи.

 

– Кирилл Александрович, как оцениваете текущую ситуацию с пандемией и её влияние на бизнес?

– Думаю, можно сказать, что большая часть предпринимателей сейчас уже адаптировалась к тому, что происходит. Это абсолютно не означает, что они вернулись к своему финансово-экономическому положению до начала пандемии. Тем не менее люди сориентировались, понимают, что происходит, и пытаются работать в этих условиях. Сегодня в значительной степени открылись производственные предприятия общепит, торговля, стали доступны многие не доступные ещё недавно услуги. Однако очевидно, что пандемия нанесла большой ущерб как экономике в целом, так и конкретным коммерческим организациям в частности. Речь идет и о прямых финансовых убытках, а то и вовсе о закрытии. И это очень печально. Мы обязательно об этом поговорим отдельно, когда у нас будут конкретные цифры. Сейчас мы активно работаем в этом направлении, в том числе с налоговой инспекцией. Это нужно для того, чтобы иметь чёткую и конкретную статистику, проанализировать её, сделать выводы и попытаться воздействовать на ситуацию.

 

– Речь идёт только о финансовых убытках?

– Не только. Большой удар пришёлся по трудовым коллективам. Ведь большинство из них не работали пять месяцев. Как, например, кинотеатры, которые в Ставропольском крае ещё не открыты. А перезапустить процесс работы – сложная задача для любого руководителя. Это, как в спорте: не тренируешься долгое время, быстро теряешь форму, и не факт, что её восстановишь. Такой же удар получили многие сферы бизнеса, которые ориентированы на прямое и быстрое взаимодействие с клиентами. А часть предприятий и вовсе закрылась. О том, сколько таких случаев на территории края, мы будем иметь точную информацию в сентябре.

 

– В нашей прошлой беседе Вы спрогнозировали падение бизнеса на 20 – 30 процентов. Так и будет?

– Повторюсь, что точные цифры мы скоро получим. Но это, как мне кажется, будет только первый срез. У меня есть ощущение, что полную картину мы увидим где-то к весне следующего года. Сейчас у людей сохранились определённые сбережения. Рано или поздно они будут потрачены. Традиционно самый сложный для российской экономики период – выход из новогодних праздников. С одной стороны, в это время растут продажи и реализации, с другой – во второй половине января происходит серьезная просадка. То есть людям надо восстановить своё финансовое положение. Большое влияние на этот процесс оказывает отсутствие в нашей стране культуры длительных сбережений и инвестирований. Поэтому большинство населения живет такими краткосрочными циклами. Одна из главных причин здесь – низкий уровень доходов в целом. Таким образом, этот фактор в совокупности с тем, что многие предприятия были закрыты или работали не на полную мощность, может дать и вовсе печальную картину.

 

– То есть пока мы наблюдаем некую инерцию по денежным тратам населения?

– Скорее, да. Например, достаточно большой процент наших граждан привыкли отдыхать за границей и тратить там определённые денежные средства. В этом году на длительный период эти люди такой возможности лишены, и значительная часть отложенных ими на отдых денег остаётся на внутреннем рынке. То есть я думаю, что у населения пока есть определённое количество финансов, которые ещё не потрачены. По разным оценкам, до триллиона рублей. На эту подпитку экономика, в том числе и бизнес, пока может рассчитывать. Насколько этот период растянется – вопрос. Но едва ли дольше весны следующего года. Вот тогда мы и получим «картину маслом».

 

– Кроме того, пока нельзя дать точные прогнозы завершения периода пандемии.

– Невозможно. Более того, присутствуют и определённые риски ужесточения режима. Я искренне надеюсь, что очередного локдауна – строгой изоляции с очередными массовыми закрытиями – больше не будет. Уверен, что у государства за это время появился опыт того, как выстроить нормальную систему санитарно-эпидемиологической защиты населения и предотвращения распространения инфекции. Однако в связи с туманностью прогнозов большинство предпринимателей не могут строить планы на будущее. А ведь планирование и прогнозирование – ключевая часть любой финансово-хозяйственной деятельности. Предприниматели, в отличие, скажем, от государственных менеджеров, чувствуют это, как говорится, «кончиками пальцев». От успешного планирования напрямую зависит конечный результат их работы. Такие сложности очень сильно тормозят развитие экономики. Например, бизнесмен вкладывает сегодня деньги, а завтра в этой сфере начинают действовать ограничения, и средства перестают работать, а то и просто пропадают. Или же сами ограничения не будут жёсткими, но сложившаяся ситуация окажет серьезное влияние на клиентский поток. Вернусь к тем же кинотеатрам, которые у нас в регионе не работают до сих пор. Если общепит в самые тяжелые времена имел возможность хотя бы организовывать доставку или работать навынос, сохраняя 5 – 10 процентов оборота, то киноиндустрия замерла полностью. И если кинотеатры не откроются и в сентябре, то перспективы у них достаточно печальны. Да и после их открытия какого-либо ажиотажа ждать не стоит. Ведь многие люди в нынешних условиях стали ответственно относиться к собственному здоровью и лишний раз не будут посещать общественные места. К этому можно добавить и требования Роспотребнадзора по неполной загрузке кинозалов.

 

– Всё описанное Вами выглядит не очень оптимистично. Что же делать?

– Сейчас наступило то время, когда государство должно по-другому посмотреть на бизнес. То есть кардинально изменить отношение к нему. Пандемия существенно «проредит» ряды предпринимателей. Надеюсь, что это будут не катастрофические цифры, но процесс неизбежен. В этой связи и в стране, и в Ставропольском крае в частности нужно делать ставку на создание нормальных и прозрачных условий для ведения бизнеса. Чтобы это было просто, понятно и без лишних бюрократических процедур, которых по-прежнему слишком много. Многие из них не просто излишни, а вообще не поддаются здравому смыслу. Большинство государственных чиновников смотрят на бизнесменов, по образному выражению Александра Григорьевича Лукашенко, как на «кур, которых надо ощипать». Кто-то за счёт предпринимателей поднимается по карьерной лестнице, выполняя планы по штрафам, кто-то получает очередные звездочки на погоны. Но с этой практикой надо заканчивать. Надо прекратить считать наиболее активную часть общества жуликами и дать бизнесу спокойно работать.

 

– То есть в этом плане у Вас оптимистические ожидания?

– Скорее, я реалист. Уверен, что государство в состоянии быстро изменить подход к бизнесу. Конечно, есть определенная бюрократическая прослойка, которой это абсолютно не выгодно. Поэтому я искренне надеюсь донести свою позицию до тех, кто принимает решения. Надо уважать предпринимателей. Ведь если каждый человек посмотрит вокруг себя, то увидит, что окружен предметами, которые создал бизнес. К сожалению, очень часто это не российский бизнес. А должно быть по-другому. Но у нас нет нормальных условий развития для открывших своё дело людей, и потому многое приходится завозить из-за рубежа.

Уверен, что в случае нормализации ситуации попытки нарушить или обойти закон со стороны предпринимателей очень сильно сократятся. Например, это коснется «серых» зарплат. Ведь очень часто подобные действия являются обычной реакцией на негативное и незаконное воздействие различных инспекторов и контролёров.

 

– Какие конкретные меры поддержки бизнеса, по вашему мнению, нужны сейчас в условиях пандемии предпринимать государству?

– Я думаю, надо дать денег, хотя бы небольшим предприятиям. Ресурсы для этого есть. Ведь именно малому бизнесу сложнее всего оправиться от удара. Понятно, что и крупные предприниматели тоже пострадали, но у них есть определенные финансовые запасы, управленческие и кредитные ресурсы. Кроме того, нужно изменить формат помощи. Нет необходимости по примеру прошлого создавать перечень пострадавших предприятий, который никогда не будет полным и объективным. Нужно руководствоваться совершенно другим принципом. Так, человек приходит и показывает свою бухгалтерскую отчетность. Если там есть падение, например, ниже 30 процентов по сравнению с предыдущим периодом, то бизнесмен имеет право на получение поддержки. Причем вне зависимости от сферы деятельности. Не зря же Правительство России создало специальные фонды. Для таких ситуаций они и предназначены. Также большие ресурсы есть у банков страны. Почему бы не запустить какие-нибудь льготные программы? В конце концов, пора возвращаться к бюджетному федерализму, давая больше финансовой самостоятельности регионам. Именно власть на местах гораздо ближе к людям. Значит ей и нужно дать право распределять средства и отвечать за это.

 

– А как складываются Ваши отношения с властью в Ставропольском крае?

– Могу сказать, что они налажены, есть чётко работающие коммуникационные каналы с губернатором Владимиром Владимировым и правительством края. Конечно, наши предложения поддерживаются не всегда, но часто они находят отклик. Больше проблем вижу во взаимоотношениях с органами местного самоуправления, которые на самом деле очень сильно влияют на предпринимательскую активность. Что касается Ставрополя, то здесь управленческая команда меняется, и есть смысл дать оценку её работе через какое-то время. Если говорить о других территориях края, то, конечно, чиновникам надо менять подход. Он должен стать более прозрачным, открытым и системным. Или придётся менять самих чиновников, хотя это совсем не моя прерогатива.

 

– И заключительный вопрос: есть ли шанс у российских предпринимателей оправиться от последствий пандемии коронавируса?

– Конечно есть. Более того, я уверен, что это произойдет обязательно. Вопрос лишь во времени. Некоторые секторы будут восстанавливаться до пяти лет, например авиаперевозки. Как ни печально, кто-то ушёл с рынка безвозвратно. Но на их месте обязательно появятся новые люди. И это произойдет значительно быстрее, если будут хотя бы частично соблюдены перечисленные мной выше условия.

 

– Большое спасибо за откровенные ответы. Нашу следующую встречу посвятим статистике последствий пандемии для бизнеса в Ставропольском крае.

 

– Обязательно. Спасибо Вам.

ставропольский бизнес, экономика, Кирилл Кузьмин, защита прав предпринимателей, Ставрополь, Ставропольский край, коронавирус

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Другие статьи в рубрике «Экономика»



Последние новости

Все новости