Когда никто не виноват

Наталья Тарновская
Водители пролетают пешеходные переходы за пределами допустимой скорости и тормозят лишь для того, чтобы плавно, не повредив машину перекатить через «лежачих полицейских». Пешеходы деловито перебегают проезжую часть там, где им кажется наиболее уместным. Не правда ли, банальная картина? Но цена за такое безрассудство порой бывает слишком высока…
 
Преступления не было?
7 мая прошлого года на улице Мира, в районе дома № 147, двадцатилетний студент Сергей Г. на своём «Судзуки» сбил Виктора К., который от «кармана» остановки переходил на противоположную сторону улицы. Пятидесятилетний пешеход получил тяжёлую черепно-мозговую травму, от которой скончался через сутки в больнице.

Кто виноват в этой трагедии? Пешеход или водитель? Можно ли было предотвратить случившееся? На эти вопросы должна была ответить экспертиза, и следствие по делу. Но…

По закону, возбуждать уголовное дело орган дознания и следствия может лишь в случае достаточных оснований. Но старшему следователю ССО по ДТП ГСУ при ГУВД СК подполковнику юстиции Гукасову, проводившему мероприятия по проверке обстоятельств, наличие «всего» одного трупа показалось недостаточным. Хотя действовал он на основании рапорта об обнаружении признаков преступления, составленного по факту смерти пешехода сразу после трагедии следователем ССО по ДТП ГСУ при ГУВД СК лейтенантом юстиции Алышевым. Получается, что один следователь обнаружил признаки преступления, а другой счёл эти признаки недостаточными.

Гукасов назначил автотехническую экспертизу. И вот что выяснилось.

Машина, сбившая К., была оборудована тормозной системой АВS, которая позволяет сделать торможение более эффективным. Но следов на асфальте после торможения не остаётся: юзом автомобиль не идёт. Это значит, что тормозной путь измерить нельзя, а значит - нельзя установить скорость машины.

— Полноценной экспертизы не было, — считает представитель потерпевшей стороны адвокат Евсей Осиновский. — Автотехническая экспертиза, которая, не найдя ответа на вопрос, какой была скорость машины, почему-то сделала вывод, что водитель не нарушал правила движения, и не мог предотвратить столкновения, которое произошло якобы в процессе торможения. Необходимая в таких случаях комплексная экспертиза назначена не была.
 
Неследственный эксперимент
На вопрос о вине пешехода экспертиза тоже не ответила, так как для этого (цитирую) «специальные технические познания в области судебной автотехнической экспертизы не требуются». Поэтому мне пришлось выехать на место прошлогодней трагедии.

Увиденное более чем поразило. Погибший переходил дорогу в неположенном месте, хотя в 15 метрах есть пешеходный переход со светофором. Но дело не в этом. За те десять минут, что я провела на остановке, от которой К. (цитирую материалы дела) «под углом в 65 градусов к оси дороги двигался по проезжей части», семь человек перешли дорогу в этом месте.

За то же время пять водителей пролетели мимо меня с явным превышением скорости как минимум в полтора раза. Многие автомобилисты спешат проехать светофор, пока горит зелёный свет, и добавляют скорости. К тому же дорожное покрытие здесь очень хорошего качества, да ещё имеется уклон. Машины в этой ситуации быстро набирают скорость, а то, что на торможение в случае аварии времени понадобится больше, чем на обычной трассе, во внимание принимают не все.

Оценив обстановку, я составила собственное мнение о том, как всё могло произойти. Итак, пешеход пытается перейти дорогу прямо от остановки. Он движется под углом к проезжей части. Почему? Потому что по встречной полосе идут автомобили, и он их пропускает, а не бросается им наперерез. В то же время при такой траектории движения он обращён спиной к надвигающемуся на него сзади автомобилю. Если он внимательно оценивает происходящее на полосе встречного движения, то почему равнодушен к тому, что происходит у него за спиной? Ответ прост: человек уверен, что там-то ему точно ничего не угрожает. То есть либо машина была очень далеко, либо пешеход был уверен, что машины на перекрёстке за спиной уже остановлены сигналом светофора. Возможно, был мигающий зелёный или переключение на жёлтый свет. Водитель же, видя, что светофор скоро переключится, вероятно, добавил газ, чтобы успеть проскочить перекрёсток, но не смог затем остановить разогнавшийся «под горку автомобиль». Ещё раз повторю, это только моё мнение.

— Проезжая часть в этом месте улицы Мира, по заключению экспертизы, имеет очень хорошее покрытие и неограниченную видимость, — говорит Евсей Осиновский. — То есть водитель стоявшего у обочины дороги пешехода должен был видеть издалека, дорожные условия и технические характеристики автомобиля среагировать на ситуацию не мешали.

Но машина сбила человека на расстоянии более трех метров от края дороги. Чтобы удалиться от края дороги на три метра, двигаясь под углом в 65 градусов, пешеходу нужно время. У меня ушло на это четыре секунды, у экспертов почему-то менее двух. (Экспериментировала я, понятное дело, не на проезжей части, может потому такая разница в результатах?). После удара машина проехала ещё 8 метров до полной остановки.

— Если бы водитель ехал с допустимой скоростью и, пытаясь избежать столкновения, сразу же затормозил, трагедии бы не было, — уверен адвокат. — Теперь о силе удара. Не надо быть экспертом, достаточно только взглянуть на фотографию автомобиля после аварии, чтобы понять, что скорость была выше допустимой. Об этом же свидетельствуют травмы сбитого человека: сломаны почти все кости черепа.

И ещё кое-что из моих наблюдений: в этом месте движение весьма оживлённое, людей много вокруг ходит. Трагедия случилась около 15 часов в тёплый солнечный майский день, но почему-то никого кроме погибшего и сбившего его водителя не было. В деле нет ни одного свидетеля. По-моему, очень странное стечение обстоятельств…

Возможно, в ходе следствия и оказалось бы, что водитель не превышал скорость и не был виноват в смерти пешехода. Но ведь это нужно выяснить и доказать. У родственииков погибшего есть право знать правду.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов