Колчак. Часть вторая

Наталья Буняева

В стране разруха и голод. Колчак мечется по миру, по дипмиссиям с одной только просьбой: помогите удержать Россию! Гражданская война для нее будет не просто губительна, она разорвет на части его Родину! Никто не откликнулся.

Окончание. 1 часть читайте по ссылке.

Памятник Колчаку в Иркутске
Памятник Колчаку в Иркутске

...И вдруг дел стало меньше: отстраненный от командования после Февральской революции адмирал Колчак уезжает в Петроград, а оттуда, по санкции Керенского, в качестве военного советника отправляется в Англию и США.

Верховный правитель

От партии кадетов Александр Васильевич баллотируется как депутат Учредительного Собрания. Но из-за октябрьских событий до осени 1918 года остается в Японии. Путаница в жизни, во всех этих не свойственных боевому морскому офицеру делах, накрывает буквально с головой. В ходе вооруженного переворота в Омске Колчак становится военным и морским министром «Совета пяти», или Директории, возглавляемой Керенским. Уже убита царская семья. А там рухнула и непродуманная идея Директории. Колчак неожиданно, наверное и для себя, становится Верховным Главнокомандующим и Верховным Правителем России. Но первоначальные успехи в Сибири сменились поражениями. К этому же времени относятся и первые сведения о золоте Колчака. Опасаясь за безопасность золотого запаса, руководители белого движения, решили перевезти его в более надежное место. Существует немало предположений о том, где именно спрятан клад Колчака. И в советский период и позднее предпринимались серьезные попытки поисков. Но ценности до сих пор не найдены. Впрочем, имеет право на существование и версия о том, что российские ценности уже давно находятся на счетах зарубежных банков. А есть более правдоподобная версия: золото было просто передано большевикам: посчитано и отправлено теми же вагонами в Москву.

Зачем?..

До сих пор историки не могут ответить на вопрос: зачем? Зачем боевой морской офицер, адмирал, флотоводец, пошел на эти условия? Какой из него правитель на суше?! Сибирь захлебывается в крови: появляются неопознанные отряды, да что там отряды, полки головорезов, выдающих себя за «колчаковцев». Да и подчиненные Колчаку войска не сильно жалуют местное население: кровь рекой... Ненависть к адмиралу растет, но он все еще надеется вернуть ту самую «его» Русь... И ничего не делает, чтобы остановить кровопролитие. Нельзя вернуть то, что потеряно навсегда. А он теряет лучших друзей. Жена с сыном так же уезжают в Париж. С ним остается одна Анна. Опыт морского офицера, «дополученный» в Японии, где-то в Америке остается невостребованным. Красные наступают. Эсеры его арестовывают, и жизнь сжимается, как пружина. С ним в тюрьму идет и Анна Васильевна Тимирева: к тому времени она уже развелась с мужем, оставив ему сына Володю. В 38-м его расстреляют как раз за то, что он — сын Тимиревой, любовницы Колчака. А был Владимир талантливым художником...

Арест

С 1920 года Анна Тимирева и Колчак живут как муж и жена. Только по разным камерам. Когда Александра Васильевича арестовывали, Анна с трудом отпустила его руку, а потом и сама напросилась вместе с ним разделить тюремную жизнь. Их поселили в разных камерах, но разрешали гулять по тюремному двору. Возможно, Анна и строила какие-то совместные планы, ее часто видели смеющейся. Но Колчак уже чувствовал свою участь. Он знал, каким-то особым чутьем, что будет казнен. Таких особ большевики, которым эсеры передали Колчака, не отпускают. Вскоре пришла телеграмма от Ленина: ввиду того, что Колчака собираются освободить, есть необходимость в расстреле. Это был конец. И когда за ним пришли 7 февраля, рано утром, и объявили о казни, Колчак как будто даже не удивился: «Как расстрелять? Без суда?» Анна Васильевна в тюремный глазок видела только как его серая папаха мелькает среди его будущих убийц. Ходит легенда (о Колчаке вообще легенд множество), что он сам руководил своим расстрелом, не признав звание комиссара армейским. Адмирала не может казнить некто с замашками уличного хулигана.

Идут мои полки под царственный венец...

Их вывели на берег речки Ушаковки, его и Пепеляева, члена правительства Колчака. Пепеляев все время плакал: ему было непонятно, его-то за что? Колчак шевелил губами. Как будто тихо напевал любимый романс «Гори, гори, моя звезда...». «Александр Васильевич, не желаете чего перед смертью?» - «Да. Передайте в Париж моему сыну Ростиславу мое благословение...». Все время стоял со скрещенными на груди руками и смотрел куда-то поверх голов своих убийц. Что он видел? Может, белую и суровую Арктику или свои любимые корабли? А может, сына или мать? Или и впрямь перед его угасающим взором шли бесконечные полки под знаменами? Никто не знает...

Тела погрузили с помощью проволочных петель в сани и сбросили в Ангару. Так закончилась жизнь одного из самых непознанных героев или антигероев тех времен...

Семья Колчака

Жене и сыну в Париже пришлось нелегко. Софья буквально жила на то, что подадут явные и не очень друзья ее мужа. Но сына выучила в одном из лучших университетов. Оба они давно уже похоронены на русском кладбище в Париже — Сент-Женевьев-де-Буа. Когда у внука Колчака, Александра Ростиславовича, спросили, кем он ощущает своего деда, то сказал коротко: братом.

До сих пор переиздаются арктические исследования Колчака-Полярного: учебники для студентов. Несколько раз предпринимались попытки реабилитации Колчака судом. Не вышло. Но в Москве, Иркутске, Омске есть несколько мемориальных досок, указывающих на то, что здесь бывал Александр Колчак. Издана книга в серии «Жизнь замечательных людей». Установлен памятник в Омске. А в Иркутске на месте расстрела установлен поклонный крест, неподалеку же от места его гибели возведен большой памятник: вперед с низко опущенной, упрямой головой идет Александр Васильевич Колчак. Куда он шел, на что надеялся почти сто лет назад? Кто теперь ответит...

Анна

Анна Тимирева проживет долгую и безрадостную жизнь. 37 лет лагерей (ничего себе: любовница вон кого!) сделали ее резкой на слово, она не чуралась никакой работы, и даже снялась в коротеньких эпизодах известных фильмов. Но работала бутафором: это приносило ей облегчение. Работа была любимой. Из проволочек и кусочков жести создавала буквально сверкающие шедевры. И всю жизнь любила своего адмирала. Ему посвящала стихи каждый год в день гибели:

Полвека не могу принять,
Ничем нельзя помочь,
И все уходишь ты опять
В ту роковую ночь.
А я осуждена идти,
Пока не минет срок,
И перепутаны пути
Исхоженных дорог.
Но если я еще жива,
Наперекор судьбе,
То только как любовь твоя
И память о тебе.

Похоронена Анна Васильевна Тимирева на Ваганьковском кладбище, рядом с родными в 1970 году.

революция, Колчак, гражданская война

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости