Корни и кроны. В Ставрополе живут потомки лейб-казака императрицы Марии Федоровны

Ольга Метёлкина
Россию часто называют страной трагической судьбы. Наверное, в биографии каждой российской семьи найдутся частные подтверждения этому мнению. Особенно драматичным оказался век XX, вобравший в свои десятилетия кровопролитные войны, братоубийственные противостояния, политические репрессии, социальные катаклизмы... Одним из пагубных «приобретений» минувшего столетия для народов России и бывших республик СССР стал... страх. И как его следствие – умышленная потеря памяти о своих «неполиткорректных» корнях. Не дай Бог, кто-то узнает, что твой дед служил в царской армии, а бабка – дворянских кровей... К счастью, миновало то «беспамятное» время. И желание найти место своего «листочка» на большом родовом древе возникает всё настойчивее. А вместе с ним и интерес: чья же генетическая информация заложена в твоих хромосомах. Жительница Ставрополя Ирина Полякова – одна из тех, кто, прикоснувшись к тайнам своей родословной, ощутила азарт поиска и радость открытий. - В юности мне говорили, что прадедушка служил у царя и после революции уехал с его матушкой за границу, - рассказывает Ирина. - И только в октябре 2006 года, когда состоялось перезахоронение останков Марии Федоровны в Санкт-Петербурге, я узнала, что в Копенгагене есть фонд, который изучает всё, связанное с пребыванием Марии Федоровны и ее окружения в Дании. Я связалась с этой организацией, и оказалось, что датчане уже три года разыскивают нашу семью. С того момента у Ирины Поляковой как будто появилась ниточка в руках, которая день за днем превращалась в клубок из имен, дат и событий. Верность царю и Отечеству В Эрмитаже удалось найти послужной список Кирилла Ивановича, в котором написано, что в 1913 году он «определен камер-казаком при комнатах Ея Императорского Величества Государыни императрицы Марии Федоровны». К тому времени у 34-летнего Кирилла Ивановича и его супруги Степаниды Андроновны уже было шесть детей. Осанистые, высокорослые казаки везде сопровождали Марию Федоровну. Вместе с К. Поляковым рядом с ней всегда находился Тимофей Ксенофонтович Ящик. Царское доверие мог заслужить далеко не каждый. Известно, что среди наград Кирилла Ивановича были: знак отличия Военного ордена 4 степени «за отличие в бою с японцами 12 января 1905 года при деревне Сандепу», знак отличия Военного ордена 3 степени «за мужество и храбрость, показанные в разновременных боях с японцами», а также серебряная медаль с надписью «За усердие» для ношения на груди на Станиславской ленте. Преданность лейб-казаков своей императрице была поистине безграничной. Для того чтобы неотступно следовать за ней в Европу, им пришлось оставить свои многодетные семейства в раздираемой революционными страстями России. Благодаря воспоминаниям Т. Ящика, которые были опубликованы отдельной книгой, мы можем узнать, как протекала жизнь Марии Федоровны и ее приближенных в самые трагические для них годы. Мемуары проливают свет на то, как в 1919 году матушка последнего российского царя со своим окружением на борту английского военного корабля «Мальборо» отбыла из Крыма на Мальту, а затем - в Англию и, наконец, поселилась в Дании. Ирина Полякова постаралась хотя бы приблизительно восстановить картину событий того периода. По ее сведениям, в 1919 году Поляковы находились в Ливадии при императрице Марии Федоровне. Прежде чем покинуть родину, Кирилл Иванович отвез свою семью в Ростовскую губернию, в станицу Милютинскую, где тогда существовал хутор Поляков (к сожалению, его прежнее название до наших дней не сохранилось). А несколько позже, по какой-то причине, жену и детей пришлось перевезти в Морозовск. Трудно представить, каким мужеством должна была обладать женщина, взвалившая на свои плечи столь неподъемный груз ответственности, забот и тревог! Имя главы семьи никогда вслух не упоминалось, поскольку очень скоро стало ясно, что его верность долгу новая власть расценит однозначно, и под удар попадут все его близкие. В 40-е годы пристанищем для семьи Поляковых стал Ставрополь. Первой сюда из Ростова приехала дочь Кирилла Ивановича Лёля. Вместе с мужем они жили на Комсомольской улице, в районе парка. В 1944 году она перевезла к себе свою маму, сестру и брата. Существует семейное предание о том, что Лёля была крестницей императрицы Марии Федоровны и что она всю жизнь хранила большой серебряный крест, подаренный крестной. Но крест после смерти Лёли бесследно исчез при загадочных обстоятельствах, и теперь трудно сказать, что в этой истории правда, а что только предположение… Степанида Андроновна Полякова ушла в мир иной, пережив большинство своих детей, и была похоронена на Даниловском кладбище в Ставрополе. Судьба семьи Т. Ящика сложилась более драматично. Его жена была убита красными в 1922 году в станице Новоминской на Кубани. Один из сыновей умер в полной нищете от туберкулеза. Смертельная тоска русского казака - Когда в 1928 году Мария Федоровна скончалась, по ее прижизненному распоряжению каждому из подданных было выделено небольшое наследство, - рассказывает Ирина Полякова. - На эти деньги Т. Ящик купил себе дом, на первом этаже которого открыл небольшой бакалейный магазин. Трудно сказать, как распорядился наследством Марии Федоровны Кирилл Иванович, но доподлинно известно, что ему жилось очень трудно: приходилось работать швейцаром в ресторане, мыть винные бутылки в ночном баре. Мы знаем, что у Кирилла Ивановича была договоренность с человеком, который взялся помогать Поляковым в России, а он, в свою очередь, поддерживал сына своего земляка, оказавшегося за границей. Вероятно, наследство пошло именно на эти цели. Умер Кирилл Иванович 15 сентября 1934 года от сердечной недостаточности. Крепкий, выносливый, здоровый от природы человек, он мог бы прожить долго, но, как вспоминал Т. Ящик, невыносимая тоска по родине и семье свела его в могилу раньше срока. В 55 лет, судя по фотографиям, Кирилл Иванович выглядел гораздо старше своего возраста. Перед кончиной Поляков собрал свои немногочисленные вещи и попросил Т. Ящика каким-то образом передать их в Россию, близким. Трудно сказать, как, но верный товарищ выполнил последнюю волю Кирилла Ивановича: Степанида Андроновна до конца своих дней хранила две прижизненные фотографии мужа, сделанные в Дании. К. Полякова похоронили на городском кладбище Копенгагена – Ассистенс, но не там, где покоится прах известного сказочника Г.-Х. Андерсена, а в той части, которую Мария Федоровна выкупила специально для захоронения своих русских подданных, последовавших за ней на чужбину. А будет ли покой их вечным?.. В марте этого года потомки Кирилла Ивановича, которые теперь живут в разных регионах России, встречались в Санкт-Петербурге. Многие впервые увидели друг друга только недавно. Они собрали деньги, чтобы установить на могиле Кирилла Ивановича в Копенгагене новый памятник. Ту часть кладбища Ассистенс, где похоронен Андерсен, датчане уже сделали мемориальным парком. А участку, на котором упокоены подданные Марии Федоровны, грозит снос. В 80-е годы XX века закончился договор аренды и возникли проблемы с сохранностью русских могил. Помимо фрейлин и приближенных, там похоронено более 40 казаков, составлявших охрану императрицы. Имена многих уже невозможно установить. Будущим этого маленького островка России в Копенгагене озабочена наша бывшая соотечественница Ирина Демидова. Судьбы приближенных императрицы, навсегда оставшихся в чужой земле, глубоко взволновали ее. Ирине удалось найти единомышленников в Дании и России. Одним из результатов совместной деятельности стало издание воспоминаний Т. К. Ящика, текст которых Ирина Демидова перевела с датского языка на русский. Книга вышла в 2004 году в издательстве Санкт-Петербургского института истории РАН «НЕСТОР-ИСТОРИЯ» при участии Датского института культуры. В этом году она была дополнена новыми материалами (в том числе и о К. Полякове) и переиздана. Презентация намечена на ноябрь и должна состояться в Аничковом дворце в Санкт-Петербурге. * * * Мы разговаривали с Ириной Поляковой, и она неожиданно спросила: «А о чем будет материал? Кому он будет интересен? Это же мой прадед и его судьба»… Не знаю, получилось ли у меня выразить то, что хотелось. А хотелось рассказать о сильных духом людях, верных своему долгу и присяге. Напомнить о жестоких временах, выжигавших каленым железом у наших дедов право почитать своих предков только потому, что те не отказались от своей веры, убеждений и традиций. Не могу скрыть симпатии к Ирине Поляковой и таким, как она, исследователям своих родословных. Дерево живет, тянется своими ветвями к свету, пока оно уверенно держится на своих корнях. То же самое можно сказать и о каждом из нас.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Здравствуйте!Я разыскиваю отца своей бабушки Ящик Григория. Он был родом из станицы Новоминской.Я делала запрос в архив Коневского района Краснодарского края, но мне ответили, что ахив не сохранился. Из воспоминаний сторожилов известно, что Григорий Ящик ушел за границу в 1920г. с отступающей армией Деникина. Долгое время он давал о себе знать и звал уехать к нему. Он родной дядя Тимофея Ксенофонтовича Ящика.Возможно Вам попадалась информация о нем. Если Вы что-нибудь знаете о нем, сообщите пожалуйста.Заранее благодарна.
1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов