Коррупция – это дополнительный налог на общество, убежден руководитель Счетной палаты Ставрополья Андрей Колесников

Наталья Ильницкая

Коррупция – это дополнительный налог на общество, убежден руководитель Счетной палаты Ставрополья Андрей Колесников
Главные взяточники в России – гаишники, врачи, школьные учителя и вузовские преподаватели, утверждает Генпрокуратура. Благополучная статистика недавнего доклада о состоянии законности в стране, включая борьбу с коррупцией, как раз и стоит в основном на их разоблачении по принципу: возьмем не качеством, так количеством. Хотя, если вдуматься, они лишь восполняют свои скудные заработки при вынужденном или добровольном согласии взяткодателей, то есть нас с вами. Это стало повседневностью. Ничего хорошего, конечно. Статусная же рента, корыстные схемы чиновников самого разного уровня, пресловутые 20 - 50-процентные «откаты» – это совсем другое явление и совсем другие суммы. А вот с их разоблачением иная статистика. Недаром и декларации о доходах, имуществе столоначальников, пусть и номинальные, не очень результативные пока без контроля, глубокой проверки поданных сведений спешным порядком президентским Указом вводятся: само государство уже под угрозой. Но главное – начать. Ведь в каждом рубле стоимости товара, будь то квадратный метр жилплощади, погонный метр скверной дороги или трехразового и больше увеличения сметы прокладки трубопровода, буханка хлеба, кило мяса в магазине, даже в кубометре загрязненного воздуха из-за рубки городских зеленых насаждений на участках под строительство, как правило, сидит значительная коррупционная составляющая.

Вспомним, какой ажиотаж возник в 2007-м, когда были обнародованы убийственные результаты проверки аудиторами Счетной палаты СК дорожной отрасли края. Догадывались о казнокрадстве там, но чтобы сотни миллионов рублей налогоплательщиков ушли в неизвестном, вполне предсказуемом направлении… Что же такого случилось, если вдруг появилась и всплыла наружу эта нелицеприятная информация?

Появился независимый институт контроля

Во время работы председателем Контрольно-счетной палаты Госдумы СК, а было это в течение третьего созыва в начале 
2000-х, когда А. Колесникова избрали депутатом краевого парламента, КСП особо не выделялась на фоне других подразделений. Структура и структура, пусть и с финансово-контрольными полномочиями. Во всяком случае, ее отчеты не привлекали внимания той же прессы. Порой даже название путали. Да и скромные, в общем-то, результаты не давали повода: провели столько-то проверок, обнаружено такое-то количество достаточно заурядных нарушений…
А что еще можно было ожидать от трех человек, включая руководителя и всего двух, пусть и профессиональных, аудиторов? На весь регион! А практика, постепенно набираемый опыт подсказывали адреса и направления, по которым далеко не все ладно в королевстве с госказной. По известному еще с Карамзина выражению: воруют-с. Краевое же КРУ (Контрольно-ревизионное управление) к тому моменту уже превратилось в региональную структуру Росфиннадзора, иначе говоря, принялось отслеживать – как расходуются, целевым ли образом деньги только из федерального бюджета, краевой их интересовал постольку, поскольку был связан с дотациями, субсидиями и трансфертами из столицы. Возникла уже не дыра – оголился целый фронт, куда и ринулись всякие разные нечистоплотные чиновники и их сотоварищи по «пилежу» казенных средств.
Тут и поменялся – лучше поздно, чем никогда, – и кардинально, статус КСП. О чем задолго до этого ратовал Колесников, убеждая коллег-депутатов в необходимости перемен. «На Ставрополье, — говорил он, например, в одном из интервью, — есть два подхода к организации палат: выделение их в составе представительного органа власти, как в нашем крае, или формирование независимых КСП в виде самостоятельных юридических лиц. У таких структур шире свобода действий и развязаны руки – в хорошем смысле слова, при этом и ответственности больше. И еще. Надо принять меры, чтобы в Российской Федерации действовал единый механизм финансового контроля… Пока же наша деятельность вызывает отторжение».
А какое еще отношение могла вызывать КСП прежде всего у чиновников разного уровня – министров, например, если она, образно говоря, проверки проводит не по принципу: клевать там, где насыпано? Напомним: краевой закон, по которому назначать проверки КСП имели право губернатор края, председатель Госдумы СК и руководитель Палаты, был принят в 2002-м. А в марте 2007-го она была выделена из состава регионального парламента, приобретя независимый статус, и стала просто Счетной палатой Ставропольского края. Тогда же А. Колесников был избран депутатами ее председателем на шесть лет. К этому времени он, имея за плечами опыт бизнесмена – руководителя Ставропольской продовольственной компании, депутата ГДСК и председателя КСП, добавил к первому высшему образованию еще два: с отличием окончил Академию госслужбы при Президенте РФ по специальности «государственное и муниципальное управление» и получил диплом юриста в Ставропольском госуниверситете. Был готов, что называется. И уже в 2008-м все это сказалось на результатах по полной программе.

Не просто, а очень просто – СП

Мало того, что была проведена экспертиза на потенциальную коррупционность 85 законопроектов Госдумы СК, предусматривающих расходы из краевой казны, по ним были высказаны предложения и замечания с точки зрения увеличения прозрачности будущих трат. Объектами контроля стали 209 организаций и учреждений, в итоге было обнаружено финансовых нарушений на сумму около четырех миллиардов рублей! Недаром же по итогам 2008-го регион занял позорное третье место в стране по взяткам, как писали местные и центральные СМИ. Хотя чего там было больше – натуральных взяток или других закамуфлированных под законные выплат, в просторечии — «откатов», сказать трудно. Материалы проверок были переданы в правоохранительные органы, по целому ряду из них сегодня расследуются уголовные дела. А по работе и оценка.
По условиям конкурса Ассоциации контрольно-счетных органов РФ каждый региональный руководитель должен был представить на примере своей территории реферат на тему, какой он видит борьбу с главным на сегодня российским злом – коррупцией. Надо ли говорить, что А. Колесников с ней весьма успешно справился? Практическая местная основа для размышлений оказалась масштабной и многопрофильной. Тему он раскрыл без шапкозакидательства: мол, завтра порешим ее, проклятую. Коррупция в той или иной степени остроты, увы, стоит перед всеми странами, независимо от уровня развития. Приоритеты же для себя, как руководителя контрольного органа, определил четко: профилактика, читай: экспертиза проектов законов, постоянный оперативный контроль, мониторинг и аудит финансовой деятельности государственных и муниципальных органов власти края. В том числе при содействии администраций городов, районов и сел в организации встречных проверок. Инструмент очень действенный. В отчетах, бывает, гладко, а выедешь по «местам боевой чиновничьей славы», деньги, и немалые, ушли вроде бы «куда надо», а в реальности нет того, что в бумагах указано, какого-нибудь оборудования, например. Для усиления же единого механизма контроля, кстати, не так давно заключено Соглашение о сотрудничестве между СП и региональным подразделением Росфиннадзора – вместе сподручнее определять «развилки» в финансовых потоках края.
И одна из главных опор в работе, само собой, гласность. Начиная от рассмотрения итогов по тому или иному поводу на заседаниях Госдумы и правительства края, при этом обязательно добиваясь принятия мер, до публикаций в СМИ. Кстати, в 2008-м по сравнению с предыдущим годом их количество о Счетной палате СК выросло в 2,5 раза! И это – показатель. А чего удивляться – писать стало о чем: высококвалифицированных аудиторов работает в СП сегодня в разы больше, чем еще пару лет назад… Как исполнительная власть относится к ее плановой и сверхплановой активности, например, по заданию Счетной палаты РФ? Всяко и разно, как можно догадаться, особенно на местах.
– У губернатора Ставрополья Валерия Вениаминовича Гаевского есть полное понимание и поддержка стопроцентная, – говорит А. Колесников. – Ведь «слава» одного из самых коррумпированных регионов в России сыграла и играет негативную роль в создании делового климата, в деле привлечения потенциальных инвесторов. А о приоритетах губернатора, наверное, наслышаны: он стремится делать все, чтобы их «затащить» в край любыми путями, тем более в условиях финансового кризиса…
Тем временем деньги в регион, и немалые, идут, к примеру, в ЖКХ, на развитие малого и среднего бизнеса, на различные целевые программы. Первые проверки Палатой расходования средств, поступивших по линии Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, уже выявили целый ряд нарушений. Но на этом СП останавливаться не собирается, в планах - очередные проверки отрасли. Близка к завершению масштабная проверка домов для престарелых… Впрочем, дождемся официального утверждения результатов и обязательно расскажем читателям «Вечерки».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
.... утверждает Генпрокуратура. А ее самой, неужели в этом списке нет? А почему суды не назвали, поскромничали, как всегда?
Неизвестный
Разница между "взятками" врачей и взятками ментов: если врач возьмёт деньги - он тебе за это сделает что-нибудь полезное(лечение,операция).То есть за труд, а это не взятка,а благодарность. А мент(судья, прокурор) берёт деньги за то, что не сделает (не откроет дело, не заметит правонарушения).То есть,за безделие.А это и есть взятка.В этом и есть большая разница.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов