Край легендарный, край исторический

Память прошлого хранит множество имён, составляющих славу и гордость нашего края. Известный ставропольский краевед Герман Беликов изучил сотни архивных документов, проливающих свет на деятельность начальников Кавказской области, военных и гражданских ставропольских губернаторов, прежде чем из-под его пера вышла уникальная рукопись «Главноначальствующие Кавказа». С отдельными главами этого труда читатели уже имели возможность познакомиться на страницах ряда городских и краевых СМИ. Книга готова к печати и только ждёт своего издателя.
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию фрагменты рукописи Г. А. Беликова «Главноначальствующие Кавказа», в которых идёт речь о знаменитых боевых генералах, героях громких сражений, в разные годы служивших на Кавказе и оставивших заметный след на Ставрополье. О том, кем были эти люди, чем они прославились, рассказывает книга краеведа Г. А. Беликова.

Край легендарный,  край исторический

Венгерский дворянин - областной начальник

В книге князя А. М. Голицына «Жизнеописание генерала Емануеля», изданной в 1851 году в Санкт-Петербурге, говорилось: «Молодой венгерский дворянин без всякого покровительства, кроме мужества своего, твердой воли, прямодушия и непоколебимой привязанности ко всему тому, что требует долг чести и долг службы, приезжает в Россию, а по истечении тридцати лет является генералом от кавалерии и начальником Кавказской области»…

Георгий Арсеньевич Емануель родился 2 апреля 1775 года в Австро-Венгрии, в небольшом городке Вершице, в семье небогатого венгерского дворянина Арсения Мануйловича, родом из Черногории… «Война 1812 года, — писал краевед прошлого И. В. Бентковский, — открыла для Емануеля путь военных заслуг. Он воевал в составе Киевского драгунского полка 2-й Западной армии. За участие в Бородинском сражении был удостоен ордена св. Георгия 4-й ст. В 1813 году воевал в Саксонии, где в «Битве народов» при Лейпциге вновь проявил себя, заслужив орден св. Георгия 3-й ст. До сих пор за взятие Парижа, где он совершил дерзкую кавалерийскую атаку на Елисейских полях, его имя сохранилось в истории Франции»…

Возвратившись в Россию, Емануель еще долго командовал 4-й Драгунской дивизией, дослужившись до генерала от кавалерии. В этом чине он и был направлен начальником Кавказской области и командующим всей Кавказской линией и Черноморией.

Круг деятельности генерала был необычайно широк. Он поощрял фабричную промышленность, прежде всего — выделку кож, производство шелка-сырца, изготовление водки и прочего. Поощрял земледелие и животноводство. Стал первым, кто организовал разведение лесов в области…

Первым шагом, сделанным им к усовершенствованию Ставрополя, была забота водворить в нем чистоту и опрятность, на которые до того мало обращали внимания. Каждому домохозяину велено было около своего жилища сделать тротуары и устроить для стока воды канавы и другие необходимые при доме учреждения. За чистотою улиц и жилищ предписано было полиции иметь строгое наблюдение, чтобы она сильнее могла действовать и побуждать граждан к соблюдению опрятности.

Старанием генерала Емануеля в Ставрополе строится некогда знаменитый Гостиный ряд, о чем долго напоминала горожанам установленная на нем медная доска: «Сей гостиный ряд выстроен попечением областного начальника, генерала от кавалерии Емануеля, иждивением ставропольских купцов в 1828 году».

«Много внимания Емануель уделял благоустройству Кавказской области и курортов, — пишет краевед-библиограф Т. Ю. Кравцова. — Он заботился о развитии торговли, кустарных промыслов, разведении лесов, строительстве станций на почтовых трактах, об устройстве продовольственных складов на случай голода. Обратил внимание на улучшение деятельности карантинной службы для пресечения распространения эпидемии холеры»…

Между тем Кавказская война продолжала разгораться, что потребовало от Георгия Арсеньевича Емануеля, отложив гражданские дела, отдать себя делам военным. «Как военный человек, — писал князь Голицын, — Емануель обладал необыкновенными качествами: мужеством, хладнокровием и необыкновенным присутствием духа». И когда в 1831 году фанатик Кази-Мулла с огромным скопищем горцев напал на русскую крепость Внезапную, генерал Емануель повел туда свои войска. У селения Акташ Аух, где неприятель был обращен в бегство, Емануель получил самое страшное, уже седьмое ранение, после которого он не смог оправиться…

Начальника Кавказской области и боевого генерала Емануеля долго не забывали и в Ставрополе. Так, принадлежавшая ему дача по-над речкой Ташлой в Ставрополе, перешедшая позже в руки Волобуева, вплоть до начала XX века именовалась не иначе, как бывшая Емануелевская. О нем же напоминала мемориальная доска на старом Гостином ряду, была и улица Емануелевская. В губернии был и посёлок Емануелевский, дожил до наших дней Емануелевский парк в Пятигорске, напоминая горожанам и многочисленным гостям Кавказских Минеральных Вод об этом неординарном кавказском генерале.

Край легендарный,  край исторический

«Рыжий генерал»

Алексей Александрович Вельяминов, получивший прекрасное образование, происходил из старого дворянского рода, берущего начало из времен Ивана Грозного.

Военную службу начал с унтер-офицера Семеновского полка, в 1805 году проявил героизм и смекалку артиллериста в Аустерлицком сражении. В кампанию 1812 года, уже в чине капитана, стал адъютантом главнокомандующего 1-й Западной армией Барклая-де-Толли. В Бородинском сражении командовал гвардейской артиллерийской ротой, почти полностью погибшей при отражении атак неприятеля на Измайловский полк. Сам капитан Вельяминов получил ранение, но поле боя не оставил.

Краевед прошлого И. В. Бентковский так писал о Вельяминове: «Перед железной силой его воли преклонялись все, исчезали трудности. Он не терял слов попусту: речь его была сильна и ясна, повеление коротко и убедительно, так что никто не смел и думать о невозможности или медленности исполнения… Русские высоко его ценили, а сыны гор видели в нем силу неодолимыю…». У горцев Вельяминов был известен под именем Кызыл-Дженерал, то есть «рыжий генерал»…

Вельяминов, несмотря на его участие в военных операциях против горцев, решает вопросы улучшения условий работы местных органов власти в областном Ставрополе. Областной архитектор Иван Иванович Гайворонский подготовил генеральный план дальнейшего роста города, по которому предлагалось устроить 18 продольных и 14 поперечных улиц, планировалось возвести Присутственные места с городской Думой, магистратом, Сиротским судом, дворянским собранием, Домом полиции и гауптвахтой, Дома для приезжающего генералитета с почтовой конторой и станцией, а также новые дома для командующего Кавказской линией и Черноморией и Генеральным штабом. В центре площади планировалось построить новый Кафедральный собор, от чего уже тогда площадь стала именоваться Соборной (сегодня площадь - Ленина).

Край легендарный,  край исторический

Одновременно с административными зданиями и собором на западной стороне площади было отведено место для Кавказской духовной семинарии, Кавказской мужской гимназии, а уже дальше, в Воробьевском предместье, новые городские кварталы.

Алексей Александрович, по воспоминаниям современников, был сложной и противоречивой личностью. Наряду с жестокостью в военных и гражданских делах, он проявлял и демократизм, что особенно просматривалось в его отношениях с сосланными на Кавказ декабристами. Несмотря на жесткие предписания в строгости к сосланным декабристам, Вельяминов делал все от него зависящее, чтобы создать им здесь нормальные условия пребывания…

В период правления Вельяминова местом отдыха горожан был небольшой бульвар у южных стен крепости, где возникла Большая Черкасская улица, да Бабина роща, после приезда императора Николая I ставшая Гимназическим садом. Но роща была мало ухоженной, а потому Вельяминов решил устроить новую в огромном саду, что примыкала к Дому командующего (район стадиона «Динамо»). Первые аллеи здесь были устроены еще при Емануеле. Вельяминов приказал разбить новые, устроить цветники, была возведена оригинальная двухэтажная беседка, где выступал военный духовой оркестр. В восточной стороне сада, который с того времени стал именоваться Вельяминовским, был вырыт пруд, где плавали лебеди, а в самом пруду плескалась рыба. Вокруг пруда были устроены изящные лавочки, где, по преданию, любил отдыхать Лермонтов с друзьями. Большой любитель старины, Вельяминов устроил в саду выставку древностей, где демонстрировались «каменные бабы», найденные в разных местах Северного Кавказа, такие же древние кресты и намогильные плиты с надписями на греческом языке. Были здесь и обломки мраморных колонн, найденных на побережье Азовского моря.

В Ставрополе отрезок бывшей Александровской улицы, на котором находился дом командующего войсками Кавказской линии, на протяжении всех дореволюционных лет именовался Вельяминовской (сегодня — Дзержинского).

Край легендарный,  край исторический

Светлейший князь М. С. Воронцов

После генерала-от-инфантерии А. И. Нейдгарта Указом императора Николая I от 27 декабря 1844 года наместником Кавказа со всеми военными и гражданскими полномочиями становится светлейший князь Михаил Семенович Воронцов.

На указ о его назначении главноначальствующим всем Кавказом Воронцов ответил письмом императору: «Я стар, немного жизни во мне осталось, боюсь, что не в силах буду оправдать ожидания царя; но русский царь велит идти, и я, как русский, осенив себя знаменем креста Спасителя, повинуюсь и пойду».

…Воронцов поднял вопрос о преобразовании Кавказской области в Ставропольскую губернию. 2 мая 1847 года Сенат получил именной Указ императора Николая I «О наименовании Кавказской области Ставропольской губернией». Делалось это, в первую очередь, «для соблюдения единообразия в общем наименовании частей государства». Сами вчерашние управляющие областью, они же и командующие Кавказской военной линией и Черноморией, стали именоваться генерал-губернаторами, первым из которых стал генерал Николай Степанович Завадовский. Тогда же вместо округов учреждаются уезды…

Современники писали о хозяйственной и гражданской деятельности Воронцова: «На поприще гражданского управления он пробудил новую жизнь в крае как преобразователь его. При нем возникли новые города и села, а прежние приняли лучший вид; земледелие, виноделие, горные промыслы получили толчок к развитию. Там, где не знали другого света, кроме солнечного, стал разливаться свет наук; где не было слышно ничего, кроме печальных известий о завалах Казбека и Эльбруса или о набегах лезгин и чеченцев, начали раздаваться вести о полезных изобретениях и всемирных событиях. Поражающая и ласкающая природа Кавказа подверглась всестороннему наблюдению, нравы жителей ее — изучению, предания их — собиранию, а святыни стали восстанавливаться, и языки — оживляться»…

Край легендарный,  край исторический

Михаил Семенович не оставил без внимания и губернский Ставрополь, где он бывал неоднократно. По настоянию наместника в Ставрополе на месте старой и запущенной Бабиной рощи возник парк, позже наименованный Воронцовским садом. Кстати, из имений Воронцова в Крыму в Ставрополь для устраиваемого сада на военно-транспортном пароходе в Керчь, а оттуда в Тамань и далее обозом были доставлены саженцы тополя черного, пирамидального и бельбекского, а также конского каштана, черенки яблонь, груш, сливы, вишни, черешни, абрикоса и прочих. Завезена была и виноградная лоза — рислинг, мускат белый, франко-пино, красный бордо…

Бывшая Острожная улица, как и роща, засаженная тополями и каштанами, стали именоваться Воронцовскими (сегодня проспект Октябрьской революции).

Вместе с супругой Екатериной Ксавертьевной он способствовал открытию в Ставрополе училища для девочек св. Александры, в дальнейшем преобразованного в гимназию.

Край легендарный,  край исторический

Пленитель имама Шамиля

В 1856 году новым наместником Кавказа и главнокомандующим Кавказской армией был назначен Александр Иванович Барятинский…

Он родился 2 мая 1815 года. Получив домашнее воспитание, на 17-м году Александр поступил в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, с зачислением в кавалергардский полк, затем произведен в корнеты полка. В 1835 году он был командирован на Кавказ в Отдельный Кавказский корпус на время предстоящих военных действий.

Находясь под командованием генерал-лейтенанта А. А. Вельяминова, в одном из сражений с горцами он был тяжело ранен и старшим адъютантом штаба Гукасовым был доставлен в его дом в Ставрополе. Усадебное место адъютанта находилось в конце Комиссариатской улицы, как первоначально именовалась сегодняшняя ул. Советская (дом частично сохранился, где сегодня находится противочумный институт).

Между тем ранение требовало серьезного лечения, и юный корнет едет во Францию, а затем в Англию… В 1845 году он вновь на Кавказе, где под началом наместника и главнокомандующего М. С. Воронцова участвует в сражениях, возглавив в чине полковника егерский полк, а затем — знаменитый Кабардинский.

1 января 1856 года Барятинский Указом Александра II назначен Главнокомандующим Кавказским резервным корпусом, а 26 августа — кавказским наместником.

Готовясь к решительным действиям, наместник занялся реформированием военного и гражданского управления краем. Он применяет ряд мер, которые должны были «поднять благосостояние горских племен», и, «чтобы удовлетворить справедливые пожелания горцев», им создаются органы народного управления, учреждаются народные суды — мехкеме… Князь поручает генералу И. Бартоломею, знатоку кавказских языков и наречий, составить чеченский и абхазский буквари, ибо придавал большое значение народному образованию, в том числе и среди женщин, «через которых влияние прочнее всего установится в семьях горцев».

Наместник считал, что необходимо разобраться и в той путанице земельных отношений, которая сложилась к этому времени на Кавказе. Задумал крестьянскую реформу. Учредил особый комитет, который определял личные права сословий и преимущества их. Стал развивать торговлю, промышленность, сельское хозяйство, строительство.

Край легендарный,  край исторический

В Чечне вырастали многочисленные аулы, в которые «массами, бросая знамена Шамиля, уходило под русское покровительство население, истомленное войной и поборами наибов». В крае даже в глухие и неудобные места прокладывались шоссе и дороги. Была «построена» знаменитая Военно-Грузинская дорога…

Между тем Барятинский сосредоточил войска России на Восточном Кавказе, разгромив сторонников Шамиля у реки Койсу, пока тот укрывался в неприступном ауле Гуниб. Барятинский предложил Шамилю капитулировать, пообещав ему и семье полную безопасность. Горцы пытались затянуть переговоры до холодов, когда военные действия в этих местах стали бы невозможными. Князь тоже понимал это. По отвесным скалам солдаты Апшеронского полка поднялись к завалам горцев и подошли к аулу, после безуспешной попытки прорваться Шамиль «отдал себя великодушию победителя».

Многолетняя война была, по сути, завершена. Оставались лишь маленькие очажки ее на Западном Кавказе. Да и то недолго, горские племена одно за другим присягали России.

Начатая А. Барятинским политика в отношении горских народов и продолженная его преемниками вскоре сделала Кавказ прочной опорой России в противовес экспансии Турции и Англии…

В дореволюционном Ставрополе берегли память о выдающемся сыне своего Отечества. Так, заложенный на Крепостной горе парк с согласия Барятинского получил его имя. Первая Солдатская, или Слободская, улица Ставрополя также была названа именем покорителя Кавказа и пленителя Шамиля — Барятинской, ставшая в советской время Комсомольской.

Край легендарный,  край исторический

«Сфинкс новейшего времени»

Генерал-от-инфантерии и генерал-от-артиллерии Алексей Петрович Ермолов, которого Грибоедов именовал «сфинксом новейшего времени», в апреле 1816 года направляется на Кавказ.

12 октября 1816 года Высочайшим Указом Алексей Петрович был назначен командиром Отдельного Грузинского (позже - Кавказского) корпуса, главнокомандующим войсками в Грузии и на Кавказской линии, главноуправляющим гражданской частью и пограничными делами в губерниях Астраханской, Кавказской и в Грузии, командующим Каспийской флотилией и одновременно чрезвычайным и полномочным посланником России в Персии.

Ермолов вошел в историю Кавказа не только как воин, но и как мудрый политик и преобразователь. Он покончил с работорговлей на Кавказе, в значительной мере укротил междоусобицу местных князей, способствовал развитию городов, особенно городов-курортов Кавказских Минеральных Вод… Особо велика роль Ермолова в истории Ставрополя. Город в центре Предкавказья, на пересечении стратегически важных трактов, сразу обратил на себя внимание «проконсула». В апреле 1818 года он делает осмотр правого крыла Кавказской линии и пишет в своих «Записках»: «… со вниманием рассматривал я окрестности города Ставрополя, ибо со временем намереваюсь я перенести туда губернский город и оставить Георгиевск как место самое губительное для живущих в нем»…

Ставрополь к началу 20-х годов XIX столетия становился крупным центром экономического развития Юга России. Он был связан трактами с Астраханью и Черкасском, Екатериноградом и Таманью. В 1819 году база снабжения кавказских войск амуницией была переведена из Ростова-на-Дону в Ставрополь, где были устроены огромные интендантские склады в стенах упраздненной крепости. Он же становится центром управления учрежденных на Кавказской линии меновых дворов. Здесь обосновался главный смотритель меновой торговли с горскими народами, а в самом Ставрополе возник меновой базар…

Между тем Ермолов готовит и направляет в Сенат и лично Александру I проект преобразования Кавказской губернии в область и переноса ее столицы из Георгиевска в Ставрополь: «Кавказскую губернию по малому числу жителей переименовать в область; областным городом «по неудобности и нездоровому климату в Георгиевске» назначить Ставрополь; учредить все судебные и правительственные места в Ставрополе, единственном месте, на город похожем, и который всегда будет центром торговли и лучшим для жительства людей»…

24 июля 1822 года вышел Указ за подписью Александра I о переименовании Кавказской губернии в область и перенесении центра области в Ставрополь… Как писал И. Бентковский: «В то время как проект А. П. Ермолова был утвержден, в Ставрополе вместе со станицей считалось едва ли 5000 жителей, у которых, кроме двух церквей и трех или четырех каменных домов, не было ничего более порядочного. Принимая все это в расчет, местное начальство распорядилось оставить Ставрополь еще на два года уездным городом, чтобы он сколько-нибудь успел в то время приготовиться к принятию нового назначения. Наконец 4 октября 1824 года было совершено окончательное перенесение областного города из Георгиевска в Ставрополь».

Материалы рубрики предоставлены Ставропольским государственным историко-культурным и природно-ландшафтным музеем-заповедником имени Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов