Крест среди облаков

Елена Павлова
Не так давно, когда Карачаево­Черкесия была еще в составе Ставрополья, и в ее селениях, городах и станицах было намного больше русских жителей, а в горы выходило намного больше туристов, вот эту гору (на снимке) называли Церковью, или Белой Церковью – слишком часто ее вершина была укутана туманной белой кисеей. Может, на фото из­за ракурса сходство не совсем заметно, наяву эта гора и вправду напоминает храм. А с недавнего времени над ней возвышается и православный крест. Теперь у горы есть еще одно неофициальное название – Духина гора – в память о 19­летнем ставропольском пареньке ­ бойце легендарной шестой роты псковских десантников Герое России Владиславе Духине, сложившем голову в бою под Ведено в ночь на 1 марта 2000 года. Поклонный православный крест был установлен в его память и во славу великого подвига восьмидесяти четырех русских солдат, ушедших в том бою в бессмертие. Человек не умирает, пока на земле его кто­то помнит. Это не просто народная мудрость, это выстраданная нашим народом истина. Я в этом лишний раз убедилась, когда 22 июня, после выхода материала «Будем жить, ребята!», весь день отвечала на телефонные звонки. Ваши слова и слезы, которые вызвало письмо к деду Владислава Духина, Герою Советского Союза, где рассказывалось о подвиге его внука – Героя России, я не могу назвать просто откликом. Это сопричастность. Спасибо вам за нее, спасибо за вашу любовь к родной земле, за вашу боль, веру и память. Вот и сегодня мы с вами поговорим о том, что жизнь Влада и его боевых друзей продолжается, и о тех, благодаря кому она продолжается. А значит – просто поговорим о жизни.
 

Память, ненависть, вера

Священник отец Александр (Емельянов) служит в Марухе. Приход его – возле самой погранзаставы. Пограничники батюшке помогают во всех его благих начинаниях. Когда лагерь для русских ребятишек из Чечни организовывал, волейбольную площадку помогли обустроить. Когда пару лет назад поклонный крест на местах былых боев устанавливал, помнится, даже вертолет предоставили.

Места здесь красивейшие и исторические. Помните книгу «Тайна Марухского ледника»? В 1942 году на этих высотах шли ожесточенные бои. Хребты и скальные сколы до сих пор молчаливо хранят жестокие отметины тех сражений. Скольких бойцов навсегда укрыл в себе Марухский ледник ­ точно и не сосчитаешь. Наверное, многие из них были атеистами, но они были воинами. А воинская служба приравнивается к подвигу спасения. Только вот как с православными с ними не прощались. Отец Александр это исправил 60 лет спустя — установил поклонный крест в горах и придал защитников Отечества земле. А на горе, что похожа на церковь, установил тогда батюшка второй поклонный крест. Владиславу Духину – Герою России, погибшему в 2000 году, внуку Героя Советского Союза, погибшего в 1943­м. Влад принял свой последний бой не в Карачаево­Черкесии, но эти два креста стали символом преемственности подвига солдат Великой Отечественной и солдат нынешней, так официально и не названной войной, войны…

Однако когда председатель ставропольского военно­патриотического клуба «Русские витязи» Николай Жмайло повел своих мальчишек поклониться кресту, они его там не нашли. Крест был деревянный, легкий – потому, видимо, его и удалось сбить. Тех, кто ненавидит нашу веру и наших героев, в этих местах, к сожалению, достаточно бродит.

Не только отцу Владислава Духина Анатолию Ивановичу, но самим себе дали тогда отец Алек­
сандр и Николай Жмайло слово: поклонный крест памяти Влада будет восстановлен, да так, чтобы его уже никто не смог сломать.

Приготовления велись тщательно: брат Влада Евгений закупил в Черкесске все нужные материалы, главное – мощный каркас, который не только переломить – повредить существенно невозможно. Работы тоже решено было вести на месте. Ваять крест вызвался местный черкесский казак. Сработал он от души и на совесть. Крест сделал цельный литой, красивый. И очень тяжелый.

Вознесение

Общий сбор был объявлен в Марухе. В приходе. Собрались тридцать три человека: черкесские и ипатовские казаки, «Русские витязи». Не смог участвовать в вознесении поклонного креста отец Владислава Духина Анатолий Иванович – прихватило сердце. Приехал брат Влада Евгений и друг Максим Кияницкий. Собственно, и для Макса Владька был почти что братом… Старшим… Максим призывался в армию вскоре после гибели Владислава, просился в десант. И служил в той же псковской дивизии и даже в шестой роте…

Путь предстоял длинный. Самым легким было его начало. Два с лишним часа ехали на тракторе. Отец Александр, что был за рулем, – водитель, конечно, отменный – недаром служил некогда в мотострелках, но дорога в карачаево­черкесском предгорье, мягко скажем, ухабистая. Так что главной задачей каждого на этом этапе было не вывалиться из кузова.

Основные трудности были однако впереди. У подножия горы трактор пришлось оставить. Дальше предстояло действовать «в условиях горно­лесистой местности». Надежды на то, что до конца дня удастся дойти до вершины и установить крест, растаяли практически сразу.

Это уже потом, когда все будет позади, мастер­золотые руки черкессский казак Семен Борисович услышит в свой адрес много добрых слов. Тогда же всем было не до благодарностей.

Приходилось «форсировать» горные речки, продираться через заросли, карабкаться по крутым склонам. В кресте же, который несли то на руках, то на плечах, весу было 275 килограммов. А он неразборный. Случалось, что крест не проходил между деревьями – и его разворачивали так, чтобы перекладины находились в вертикальном положении.

К вечеру сил не осталось ни у кого. Преодолеть удалось не больше трети пути. Это означало, что подниматься на заданную 2960­метровую отметку придется еще как минимум двое суток. Четырнадцать человек предпочли прекратить восхождение, остальные решили двигаться дальше. Но надо было отдохнуть.

На небольшой полянке разбили базовый лагерь. А поутру, оставив дежурных, двинулись в путь. Это был тяжелый подъем – каждый метр давался ценой неимоверного напряжения. На одном из участков впереди возникла практически отвесная скала. Альпинистского оборудования не было – использовали подручные материалы. Крест поднимали на тросе, естественно, без всякой техники – руками. Особую выносливость и прямо­таки самоотверженность проявили мальчишки ­ «Русские витязи». Во­первых, никто из воспитанников клуба «с дистанции» не сошел. А ведь поднимались они в гору, что называется, «с полной выкладкой» — взрослые тащили крест, дети­подростки – все необходимое снаряжение. Да еще, преодолев крутой подъем и оставив вещи на площадке, норовили вернуться к основной группе, чтобы помочь чем могут. Словом, парни на деле доказали, что они настоящие русские витязи – без всяких кавычек. Пятеро особо отличившихся ребят за участие в этой миссии отмечены Ставропольским отделением Союза Героев России и СССР. Председатель Союза Герой России Михаил Миненков вручил грамоты Диме Лещенко, Мише Братусеву, Паше Москвитину, Стасу и Максиму Орловым. Пусть ребята считают это своей первой боевой наградой. Они это заслужили. Хотя там, на Духиной горе (горе Церкви), выбивались из сил со взрослыми наравне, конечно, не за награды. Вот, например, четырнадцатилетние братья­близнецы Орловы уже сейчас знают, что станут офицерами, как отец. Потому и занимаются в клубе «Русские витязи», потому и учатся в кадетском корпусе. И участвовать в вознесении поклонного креста Стас и Максим очень хотели. Крест – это символ веры и памяти о тех, кто не вернулся. Значит, это память и об их отце, который тоже погиб в Чечне…

Пока помним — живы

Вершины Духиной горы достигли лишь на третьи сутки под вечер. Думали, что установят крест быстро – не хотелось в базовый лагерь по темноте возвращаться. Но по свету не получилось. Почва упругая, порода скальная. Да и табличку немного поцарапали в дороге. Пока долбили углубление, устанавливали, фиксировали камнями и красили крест, прошло почти четыре часа. На гору уже спускался сумрак, ее облепили клочья лохматого тумана, накрыв и поклонный крест серовато­белым моросящим пологом. В туманной моросящей завеси ярко мигали огоньки свечей и звучала поминальная молитва.

В базовый лагерь вернулись поздно ночью. Не считая нескольких незначительных травм при спуске (из освещения ведь – только карманные фонарики), обратный путь был нормальным. Поутру, возвращаясь в Маруху, взглянули на Духину гору издали. Туман рассеялся, лишь одно облачко зацепилось белым лоскутком за перекладину православного креста.

Через несколько дней по этому поводу злобно брызгал желчью сайт «Кавказ­центр», назвавший вознесение креста надругательством над чувствами местных жителей, а погибшего Героя России – оккупантом. Собственно, сайт этот вражеский, экстремистский, работает из­за рубежа. И работа его заключается в том, чтобы поливать грязью все, что составляет славу России, и задуривать мозги людям, скажем так, не очень здравомыслящим. Потому что здравомыслящему человеку, вне зависимости от национальности, вряд ли придет в голову считать оккупантами не двухтысячную банду, состоящую из доморощенных головорезов и арабских наемников, а девяносто молодых парней, которые эту банду остановили. А если некий индивидуум или индивидуумы мыслят кавказ­центровскими понятиями, то какое нам дело до их «чувств», перманентно чем­то «оскорбленных»…

Нам гораздо важнее, что чувствуют матери и отцы, когда теряют детей. Вот мама Владислава Духина умерла от обширного кровоизлияния. А отца часто подводит сердце, он живет только памятью о сыне. Вся жизнь Анатолия Ивановича – это борьба за то, чтобы Влада помнили. И нам важны чувства тех, кто помнит… Потому что они своей жизнью, каждым делом проповедует то, что сохраняет Россию.

Нам важно, что есть на свете такие братья и такие друзья, как Евгений Духин и Максим Кияницкий. Нам важно, что не благодаря, а вопреки работает клуб «Русские витязи», где мальчишек учат не только защищать, но и любить Родину, жить ее болью. Чего стоит только музей, все экспонаты которого собраны в Чечне… Кстати, одним экспонатом стало больше. Нашли­таки «Витязи» на Духиной горе тот первый деревянный крест, который кто­то, видать, тоже из «чувственно­оскорбленных» столкнул с вершины… Нам важно, что есть такие священники, как отец Александр (Емельянов). Он ведь не щадит себя, этот 33­летний батюшка, который вдоль и поперек исколесил всю Чечню, чтобы нести благословение и поддержку воинам и простым православным людям, оказавшимся в молохе странной войны и не менее странной политики. Нам важно, что стоят на Кавказе православные поклонные кресты – символ веры и символ памяти.

Есть много желающих сделать нас Иванами, не помнящими родства… Но это не важно. Важно то, что мы все­таки умеем помнить. «Это нужно не мертвым – это надо живым»… Наверное… Человек жив, пока его помнят… Можно только добавить: пока мы помним – мы живы. И будем жить.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов