«Кто более матери-истории ценен?»

.

Уважаемая редакция!

Прошу передать огромную благодарность доктору исторических наук Н. Судавцову за его повесть о Римме Михайловне Ивановой от родственников по линии её родного брата В.М. Иванова – Дергачёвых: Анастасии, Дениса и его мамы, проживающих в Ставрополе.

Возвращаясь к публикации, хотелось бы акцентировать внимание на причине, по которой Николай II «после долгих колебаний и скрепя сердце» подписал именной указ о награждении Р.М. Ивановой офицерским орденом Георгия Победоносца IV степени, дававшим право на обретение потомственного дворянства. Как рассказывал мне племянник Р. Ивановой, на момент нашей встречи уже глубокий старик, западная пресса обвинила Римму Иванову в нарушении Устава организации «Международный Красный Крест», запрещавшего медперсоналу непосредственно участвовать в боевых действиях, а тем более руководить боем (спасая двести раненых солдат, что и сделала безоружная Римма Иванова).

По этому Уставу запрещалось также убивать раненых солдат противника, санитаров на поле боя и другой медперсонал. Однако это положение выполнялось только русской армией, а немцы зверски добивали раненых, о чём хорошо знала Р. Иванова, и поэтому увлекла отступающих русских солдат снова в бой, в котором и была убита, несмотря на красный крест на форме.

Пресса западных стран завалила обвинениями в нарушении Устава Генштаб Российской армии и лично Николая II, который, «перепугавшись», несколько раз отказывал воздать должное Р.М. Ивановой, но под давлением Генштаба выполнил настоятельную просьбу военных с условием, что Римма Иванова будет названа Героиней Долга. Рассказ племянника Р. Ивановой был подтвержден информацией из газет и одного журнала, хранившихся у него дома в личном архиве.
Я не случайно написал о трусости Николая II. Ещё в годы своей юности, прошедшей в Ленинграде, об этом приходилось слышать от стариков петербуржцев. По их мнению, последний русский царь проявил трусость как минимум трижды. Сначала в 1905 году, когда дал согласие на расстрел мирного шествия горожан С.-Петербурга, которые шли к нему с иконами и церковными хоругвями с прошением. За этот расстрел он был наречён в народе Николаем Кровавым. Затем в 1915 году он проявил трусость, когда в угоду Западу не хотел удостоить награды Римму Иванову за героический поступок. Но, струсив перед российским генералитетом, всё же подписал указ. И, наконец, примером непростительной трусости Николая II стало его отречение от престола в марте 1917 года, когда он бросил Россию на произвол судьбы...

Почему я теперь вспомнил о Николае Романове? Дело в том, что недавно я побывал в Андреевском соборе, где была организована траурно-торжественная выставка и церемониал покаяния народа перед Николаем II и его семьёй, канонизированными Русской Православной Церковью. После мероприятия я направился к надгробию Риммы Михайловны Ивановой, расположенному в 50 метрах от храма. В соборе икона Николая II была усыпана цветами, а на могиле Героини Долга Риммы Ивановой не было ничего, кроме двух нарциссов, положенных моим другом Вячеславом Андреевичем Головащенко, который ужаснулся от контраста отношения церкви к двум, таким разным личностям.

Уважаемая редакция! Мне и моему другу хочется знать мнение митрополита Ставропольского и Невинномысского Кирилла о возможности канонизации Риммы Ивановой. Поэтому просим вас напечатать наше письмо полностью.

С уважением, житель Ставрополя Георгий Михайлович ЗАЛИВАЛОВ.

история, герои

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Другие статьи в рубрике «Я вам пишу»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов