Кулаком по маме...

Наталья Буняева
Не так давно «Вечерка» писала о сложной ситуации в семье Джульетты М., вырастившей сына и потом, по его воле и его стараниями, поселившейся в рыночном контейнере. Сын, спасенный в Спитаке, чудом выживший при землетрясении, решил, что мама теперь его слуга навечно. Вырос, начал пить, дебоширить, поселился в квартире матери, а потом выставил ее на улицу. Домашнее насилие. Есть ли смысл и, главное, способы с ним бороться? Об этом мы просили рассказать читателей. И отклики пошли! Самое ужасное, что жертвами домашнего насилия чаще всего становятся женщины, дети и старики. Как прокомментировала ситуацию психолог Галина Беляева, так уж устроен мужчина. Он чаще всего молчит, загоняя весь негатив внутрь, а потом, при благоприятных ситуациях (напился, к примеру), вся озлобленность и выплескивается наружу. Причем есть смысл делать поправку на национальный менталитет. Человек южный вполне может и пошуметь, и даже попытается драться, но он особо ничего в душу не собирает. Покричал да и успокоился. Тяжелее во сто крат с людьми северными. Они-то как раз главные молчуны. Кто бы мог подумать, что в нордической Германии, Норвегии, не говоря уж о наших мужичках из северных широт, агрессия проявляется страшнее и жестче. И жертв этой самой агрессии на севере не в пример больше, чем в горячей и шумной Италии, в прижимистой и тоже шумной Франции. Россия находится как раз посередине. И культуры у нас, к сожалению, маловато. И права свои наш народ не знает. Ну, не знает наша женщина, что при грамотном использовании своих прав она всегда останется в выигрыше! Ее будут бить, истязать, она будет с детьми прятаться по соседям, ожидая, пока озверевший от выпитого глава семьи переколотит посуду и завалится спать... Самое ужасное, что, по словам психолога, наши дамы до сих пор свято убеждены, что детям нужен любой, даже такой вот завалященький, отец. При этом не думают они, что по образу и подобию папаши воспитывают своих сыновей точно такими же. А потом удивляются, невесток клянут: сыночка в тюрьму посадила... На вопрос, как вы с мужем жили, ответ стандартный: я себя не любила, я о детях думала! Пил, бил, но я сохраняла семью. Самые сложные дела в мировом и гражданском суде как раз такие: то ли разводимся, то ли делимся, то ли просто пугаем злодея... Самые нелюбимые дела у участковых тоже «семейные». Кстати, звонили и участковые: «Мы устали их спасать! Приходишь на семейный скандал, а супруга, пряча синяки: вы его попугайте только! А чего это я его пугать буду? Я не пугалом сюда работать пришел, я милиционер! Могу дело на него открыть, могу поспособствовать, чтобы посадили... Так не поверите, жена или мама заявляют: вы его посадите, он отсидит, выйдет и отомстит мне! Убьет или зарежет! Или еще: жалко же, он же не всегда такой, он только когда выпьет... Спрашиваем: зачем такой муж, разводись! Нет, она детям отца сохраняет! Случается, что сохраняет до гробовой (своей) доски! Самые бессмысленные, страшные преступления совершаются как раз на бытовой почве». Итак, давайте обратимся к историям наших читателей. Как выжить? Вот письмо Елены С. «Мне 61 год, инвалидность, каждые два месяца хожу на химиотерапию. Болезнь, как сказали врачи, будет со мной до гробовой доски. Я им ответила: не дождетесь! Но... Живу в однокомнатной квартире с бывшим мужем. Квартиру получала я, работала в домоуправлении. Разведена я с ним давно, выписать с жилплощади не смогла. Ему только что исполнилось 62 года. Но он уже давно не человек... Даже не знаю, как назвать. Месяцами пьет, не моется, грязный весь, даже руки не моет. Пьет день и ночь, пропивает пенсию. Если меня нет дома, ворует еду из холодильника. Начинаю ругаться: что ж ты так свою жизнь прожигаешь? Огрызается, оскорбляет меня. Разговаривать я с ним больше не могу, срываюсь на крик. Сил и терпения уже нет. В прошлом году я написала заявление участковому милиционеру. Это было в мае. Он обещал зайти, но, наверное, забыл тогда. Когда все-таки пришел, то я слышала, как он приказал мужу привести себя в порядок. «Порядка» хватило ровно на один день. Потом все началось сначала. Приползает, отсыпается, потом снова уходит... Надоело отмывать вещи, ковер после его посещений... Ни дочку, ни сестру свою он не слышит. А у меня онкология. Нужно нормально питаться, высыпаться, а как спать, если он то и дело устраивает мне «воспитательные беседы», не дает продыха, пытается ударить...» Обращаюсь к милиции: если есть возможность, помогите! Читательница Елена С. живет по улице Шпаковской. Полный адрес в редакции. Сама перевоспитала! А бывает и такое: нести тяжело, выбросить жалко. «Ну люблю я своего мужа! И всегда любила, даже когда убить хотелось! Был период в жизни, когда он пил запоями. Так я только первые пять лет терпела, пытаясь, как это у нас принято, семью спасать любой ценой. Потом однажды ночью, после очередной драки, осенило: моя жизнь дороже, чем совместная жизнь. Но дочка без папы дня не могла прожить: он-то, когда трезвый, человек. А как напьется - сами понимаете... Короче, однажды, защищаясь, бросила ему в лицо солонку. Не скрою, метила в глаза. И попала! Пока он верещал, пока промывали, ждали скорую, милицию (меня арестовывать!), наверное, дошло до страдальца, что жена – она тоже не собака бродячая, может и укусить. Пришли два милиционера, поговорили с ним, посмеялись, бабы, мол распоясались... В общем, только первый раз страшно. Потом ему в голову летело все, что под руку попадало. Маме его, приходившей урезонить распоясавшуюся невестку (это ты виновата, что он пьет!), тоже перепадало: за воротник и на лестничную клетку. Жалейте «сыночку» на улице. Милиция к нам ходила как на работу. Ребята хорошие: они приходят, укладывают моего супруга спать. Как-то же договаривались... Я им картошку жарила, деньги предлагала, они отказывались. Мне соседки: как ты не боишься? Он же бешеный у тебя! А я объясняла ему, трезвому, что милицию вызывать буду в любом случае. «Потому что ты меня запросто можешь убить, а потом ты – в тюрьму, я в могилу. А дочка с кем будет?» Короче, год активных репрессий, подливания всякой дряни в еду, еще кое-какие, совсем уж кошмарные способы борьбы с алкоголизмом, сделали свое дело. Муж пить бросил вообще! Не пьет уже лет десять. Теперь снова-здорово: с ним от скуки помереть можно! Раньше хоть дрались, теперь вот придумываем: то поедем куда-нибудь, то купим что-нибудь. Короче, развлекаемся... А вообще – у меня просто характер легкий. Бывает, разругаемся, друг друга последними словами наобзываем, а потом смеемся сидим: вот же дураки старые! Дочка говорит: мой муж не пьет, я ему про маму и папу страшилки рассказывала. Боится, наверное тещи... История нелюбви Анна Ш. прожила с мужем 12 лет. Срок немаленький. «Всякое бывало. Насилие в нашей семье проявлялось самым странным образом. Муж считает себя богемным человеком, творческой личностью. Все пытался себя искать. Доискался, что попал в секту. Еле вытащила его оттуда. Потом начал пить, деньги из дома полетели. Потом – наркотики. Помню времена, когда в доме куска хлеба не было: папа все выносил в обмен на наркоту. Сам понял, что героин – путь тупиковый. Сам и бросил. Помню, я его закрывала в комнате на неделю, чтобы «перекумарил». Слава Богу, как-то пронесло мимо настоящей зависимости. Жить вместе было невозможно. Врозь – тоже: сына он любит. Правду говорят: люди – как половинки яблока, однажды соединятся. Я оказалась не его половинкой. Мой муж встретил молодую девушку, полюбил ее. Я умирала от ревности, но и сделать ничего не могла. Нашла в себе силы для развода, а потом довела себя до нервного истощения из-за той же ревности. Материально нам с сыном стало легче: я работаю на рынке, не богема, тратить деньги теперь на двоих стали. А бывший муж закончил университет, устроился на работу по специальности, работает, здорово помогает сыну: вместе с ним и в выходные, и так приходит. Детей во втором браке у него, к сожалению, нет. Я благодарю эту юную женщину за то, что она помогла моему «бывшему» больше, чем я. Он все равно самый лучший папа для сына! А я тоже вышла замуж за хорошего человека. Дружим семьями. Претензий ни у кого нет. Что бы было, если бы мы жили вместе? Страшно подумать даже.... Мой сын меня ненавидит А есть безвыходные ситуации. То есть вообще безвыходные. Галина Семеновна , 74 года: «Я пустила сына с женой к себе жить после смерти мужа. До этого они жили в общежитии. И что получила? Я инвалид второй группы. Живу на пенсию, из этих же денег плачу за коммунальные услуги. Сын не платит ни за что, еще и посмеивается: дом твой, ты и плати! А недавно пришел: ну, что будем делать? Надо дом продавать, квартиру покупать. Спросила: а как же я? «Это твои проблемы!» Вот так: мать всю жизнь тянула его, теперь не нужна стала... Раньше хотела на него дом переоформить, теперь боюсь: точно на улице окажусь... Недавно посоветовали вообще дом отписать государству, отправляться в дом престарелых. А я опять боюсь: как это, всю жизнь в своем жилище, а на старости лет уходить вон? Кто мне воды подаст, глаза закроет? Но и на сына нет надежды. Знаю о таких случаях, я не одна такая. Просто матери стесняются рассказывать о свое стариковском позоре, о своих детях...». Историй читатели рассказывали много. Выходов только мало. Бороться с домашними тиранами сложно. А если они еще и собственные дети, молодые, сильные, жестокие и хитрые? Тогда что? Можно бесконечно давать советы: воспитывайте, мол, правильно! А где они, правила? Вот и наша героиня Джульетта их не знает. Прожила всю весну и почти все лето в контейнере, кое-как спала, непонятно, как питалась... Ее история, похоже, подходит к концу и начинается другая, не менее страшная. Сын уехал в Москву, оставив «на хозяйстве» собутыльницу Олю. В столице попал в автоаварию, сломал позвоночник. Травма с жизнью совместима. Но эта жизнь теперь станет для молодого еще мужчины адом: ходить он не будет никогда, более-менее функционирует пока только одна рука. Мама готовится перевозить его в Ставрополь, выгнала вон «не просыхающую» сожительницу, освобождает комнату для сына-инвалида. «Крест у меня такой...». И будет нести. А куда деваться? Если есть ответ, позвоните: 23-67-99.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов