Курица не птица

Ольга Токмакова
В Ставропольском крае «птичьего гриппа» нет. Этот вирус сейчас только у мигрирующих перелётных птиц. Бояться надо грязной скорлупы яиц и антисанитарии на домашних подворьях, а пареные и жареные цыплята промышленного производства в любом случае остаются безупречными.

На прошлой неделе в редакции газеты «Комсомольская правда» на Северном Кавказе» за «круглым столом» обсуждали раздутую до планетарных масштабов проблему птичьего гриппа. Обсуждение было разносторонним - своё мнение высказали главный ветеринарный инспектор края Виктор Парахин, директор компании ЗАО «Ставропольский бройлер» Михаил Докукин, главный педиатр Ольга Кузнецова и главный эпидемиолог Ставрополья Татьяна Толоконникова, заместитель руководителя управления федеральной службы по ветеринарии Дмитрий Шкляров и заместитель начальника отдела теруправления Роспотребнадзора Маргарита Латыпова.

Напомним, что обсуждению в Ставрополе предшествовал целый ряд телепередач, как новостных, так и специальных, по своей сути представляющих чёрный пиар для отечественного производителя птичьего мяса. Передачи начинались с рассказа об «испанке», убившей в начале прошлого века десятки миллионов людей. Затем про львиную долю летальных исходов у наших современников, заболевших «птичьим гриппом» в Юго-Восточной Азии, и всё это под показ душераздирающих сцен, когда заморенную птицу мешками выносят люди в униформе. Сложилось даже впечатление, что такая пропаганда страшилок про «птичий грипп» в Евразии кому-то очень выгодна, к примеру, процветающему западному континенту, чтобы продать на чужую сторону синтетические и ненужные разборчивым в еде американцам «ножки Буша».

Для начала Маргарита Латыпова подчеркнула, что «птичий грипп» остаётся птичьим, и в России такой проблемы, по крайней мере сейчас, нет. Что касаемо пресловутой «испанки», то действительно, в 1918 – 1919 годах мутировавший через свиней «птичий грипп» вызвал пандемию. В мире тогда умерли около 50 миллионов человек. Вспышки невероятной силы и спады – это и есть особенность непредсказуемого гриппа, который был выявлен эпидемиологами лишь в 30-х годах прошлого века. Следующая вспышка была в России в 1957 - 1958 годах, но здравоохранение было готово к встрече с этим вирусом, как и при эпидемии 1968 - 1969 годов.

Грозный вирус H5N1 впервые выявили в Шотландии в 1959 году, и с тех пор отмечалась 21 вспышка. Но тот, который миру в СМИ подали как «птичий грипп», произошел в Гонконге в 1997 году, когда заболели 120 человек, что ни в какое сравнение с «испанкой», конечно, не идет. Затем серия вспышек, с 50-процентным летальным исходом у единичных заболевших случилась в странах Юго-Восточной Азии. Причем люди заболели не от употребления птичьего мяса, а только от контакта с живыми птицами. К лету 2005 года перелетные птицы принесли вирус в Сибирь и на Урал. Но специалисты новосибирского НПО «Вектор» так быстро диагностировали заболевание, что уже на другой день после выявления вируса начались успешные противоэпидемические мероприятия. Ранней осенью вспышки были зафиксированы в Калмыкии, Тульской, Челябинской и Тамбовской областях – на пути миграции птиц. И везде это случалось только в домашних подворьях, потому что перенос вируса на подворья происходит либо через контакты домашних с дикими водоплавающими птицами, либо охотников с дичью, сырые отходы от которой скармливают домашним животным.

В свою очередь, Михаил Докукин также обратил внимание на то, что птицы и люди грипповали, во-первых, за границей, во-вторых, всегда в частных хозяйствах. Тем более что сам гендиректор компании бывал в Таиланде и видел, в какой антисанитарии живут там люди, можно сказать, в одном помещении с птицами. То есть это было не в России, и не на промышленном производстве, поэтому абсурдны рассказы о проблемах применительно к ЗАО «Ставропольский бройлер», который кормит ЮФО и производит 23 процента куриного мяса на рынке России. Технологии, методики, санитарные кордоны и закрытый режим исключают попадание вируса в клетку цыпленка-бройлера. Даже если рассуждать методом от противного и представить, что куры заболели, то они просто не дошли бы не то что до прилавка, но даже до конвейера. Виктор Парахин назвал клинические признаки «птичьего гриппа» у птиц: синие гребешки и температура 44 градуса, резко падающая до 30 градусов. В промышленном производстве это не скроешь. Кроме того, главный ветеринарный инспектор сказал, что в Калмыкии, оказывается, гриппа и не было. Просто у хозяина фермы, державшего тысячу птиц - вперемешку кур, и уток, и гусей, плавающих в открытых водоёмах, что категорически недопустимо, был интерес получить компенсацию за «птичий грипп». Ведь при ликвидации гриппозной домашней птицы за каждую павшую голову государство платит деньги.

Частные подворья, с ветеринарной точки зрения, Виктор Парахин назвал болью России. Главное, по его мнению, не бояться «птичьего гриппа», а просто исполнять требования и предписания специалистов. Дикая птица носила вирус сотни лет и будет его переносить в будущем, а домашняя птица на то и домашняя, чтобы сидеть дома. Гражданам следует больше себя любить и не покупать непроверенное сырое мясо где-нибудь в частном дворе или на обочинах дорог. Из-за непонимания этой проблемы у нас уже много неприятностей и помимо «птичьего гриппа», которого в крае, слава Богу, пока нет. Зато есть более опасный парадокс - в Невинномысске появились бешеные мыши.

Исходя из всего сказанного за «круглым столом», особенно если вы живете не на юге России, а в Юго-Восточной Азии, о гриппе надо знать, в первую очередь, следующее: опасность возникает, когда в организме человека встречаются два типа вируса – птичий и человеческий. От этого спасёт ежегодная прививка от человеческого гриппа. Сейчас идет вакцинация сотрудников всех птицефабрик Ставрополья. А для населения есть одно правило: лучше иметь на своём столе птицу промышленного производства, потому что такая курица контактировать с перелетными никак не может. За свою короткую затворническую жизнь месячный цыпленок-бройлер успевает только расти. И, наконец, диагностировать «птичий грипп» и давать категорические оценки - исключительная прерогатива специалистов.

Мнение специалиста Дмитрия Шклярова такое: антител в крае не выявлено. Ранее заболевание в некоторых российских регионах вызвала весенняя миграция птиц. Теперь ждем осеннюю миграцию – с севера на юг. К слову, дикие гуси, которых орнитологи особенно подозревают в гриппозности, к нам ещё не долетели. Охота на водоплавающих в крае ещё открыта, и сейчас главы территорий просят охотников отстреливать диких птиц в первую очередь на водоёмах, близких к местам обитания домашних птиц.

Впрочем, к концу обсуждения про «птичий грипп» забыли и больше обсуждали цены на кур. На вопрос, изменилось ли его собственное отношение к мясу птицы, Дмитрий Шкляров ответил, что не изменилось, и он даже ждёт понижения цены на кур. Гендиректор «Ставропольского бройлера» пояснил, что себестоимость уже снижена на 20 процентов. Максимальное качество при одновременном снижении цены на «Ставропольском бройлере» связано с модернизацией – завершилась одна инвестиционная программа и начинается следующий проект. Цель – удвоить производство мяса птицы за счет имеющихся мощностей. К 2008 году до 63000 тонн в год, а в 2009-м до 80 тысяч тонн. Проблема не в ценах производителя, а в агрессивной ценовой политике предприятий розничной торговли. Тем более что охлажденная продукция под торговой маркой «Благояр» пользуется спросом не только в Ставропольском, но в Краснодарском крае и в Ростовской области. За «Благояр» жители других регионов уже не раз выражали по телефону и в письмах личную благодарность руководству компании. Так что бройлеров на юге едят и нахваливают, несмотря на недавние, в плохом смысле сенсационные, передачи о «птичьем гриппе».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов