Кушанашвили разбрасывался деньгами

Элла Давыдова
В минувшие выходные один из самых модных и престижных ночных клубов города 'SKAR' отмечал свой день рождения. Публика собралась респектабельная. Из Москвы по этому случаю были выписаны группа 'Фабрика' и самый скандальный ведущий страны Отар Кушанашвили. Солистка 'Фабрики' Сати Казанова привезла с собой маму и сестру Мадину. Отар тоже не захотел пребывать в одиночестве и решил совершить прогулку по городу в поисках одиноких блондинок. Вечером он был в форме и развлекал публику, как умел. Получалось это у него блистательно. На призы в тот вечер никто не скупился. Награда за участие в любом конкурсе исчислялась 100 долларами.

- Мне нужны два самых раскрепощенных человека из зала, - призвал Отар. Желающие нашлись быстро, поскольку вечер был в разгаре. Задание было простым: спеть под фонограмму какой-нибудь звезды и как можно правдоподобнее вжиться в ее образ. Девушка, которая изображала певицу Шаде, Отарику понравилась несказанно.

- Бухгалтер, изображающий Шаде, в Ставрополе, в два часа ночи, достоин всяческого поощрения! - воскликнул он и протянул девушке сто баксов. Разгоряченная спиртным, она смяла и кинула их обратно в ведущего. Ошалевший, Кушанашвили долго не мог прийти в себя.

- Первый раз с таким сталкиваюсь! За такую купюру группа 'Динамит' готова убить своих родственников! - возмущался он. Больше от ста долларов в тот вечер никто не отказывался. В течение всей вечеринки Кушанашвили ходил по залу и выпивал на брудершафт со всеми желающими. Один из гостей захотел публично признаться в любви к ведущему. Взяв микрофон, он сказал: 'Я рад, что к нам приехал такой ди-джей!'. Отарик перебил парня: 'Меня унижали по-всякому, особенно запомнилось, как избивала португальская полиция, но ди-джеем еще никто не называл!'.

После этих слов в зале раздались аплодисменты. Речь шла о прогремевшей на всю страну выходке Отара во время матча сборных России и Португалии на Евро-2004. Тогда он выскочил на поле из ложи прессы, после того как судья удалил голкипера Сергея Овчинникова. Кушанашвили попытался выяснить отношения с ненавистным судьей, но был сразу же окружен полицией и выдворен с поля. После этого поступка скандалисту грозил год тюрьмы и штраф в 1800 евро. От тюрьмы отмазали, а вот штраф заплатить пришлось.

осле вечеринки скандалист и повеса дал эксклюзивное интервью 'Вечерке'. Беседа проходила в дружеской обстановке. Отар

потягивал виски, может быть, поэтому его речь сопровождалась матерными высказываниями. Из соображений цензуры мы их опускаем.

Известно, что на заре своей карьеры Кушанашвили был сотрудником газеты 'Московский комсомолец'.

- Вы состоите сейчас в штате какого-нибудь печатного издания?

- Принципиально не состою в штате никакого издания, потому что не вижу никакого смысла ходить каждый день на службу и пялиться в монитор. Я в основном езжу. Являюсь главным редактором газеты 'Московская правда'. К сожалению, локально известной. Ее знают только в пределах Москвы и Подмосковья. Она выходит как пятничное приложение к газете московской мэрии. Вообще писать всякую галиматью я люблю. В 'Ом' сейчас возобновил писульки. Пишу в 'Собеседник' дважды в месяц, договорился со 'Спид-Инфо'. Гонорары за свои статьи не беру. Журнал 'Ом' мне был нужен как рупор моих идей. Я использовал его прагматично, а журнал использовал с тем же изяществом мое имя. К тому же, если ты приходишь со стороны, ты у работающих на стационарной основе отбираешь деньги. Я не самый благородный паренек на земле, но какие-то вещи я не делаю из уважения к другим. На днях вышла моя последняя нетленка, про пять фабрик. Очень смешная статья. Я уже получил три угрозы и два гениальных высказывания о ней со стороны моих многочисленных ветреных подружек.

- Я видела вас и по телевидению...

- Меня напугало, что перечень каналов, который есть в гостинице, не включает канал ДТВ, на котором выходят мои бессмертно дебиловатые программы, украшенные блестками моего сомнительного остроумия. Одна называется 'На бульваре', а другая 'Бабло'. Меня смущает, что в Ставрополе далеко не всем известны направления моей кипучей деятельности, но не до такой степени, чтобы я закончил жизнь суицидом.

- Не хотели бы поработать на центральных каналах?

- У меня репутация не та, чтобы там работать. Я прихожу туда как гость. Претензий, чтобы что-то там вести, у меня нет, потому что я не маленький мальчик. Мне 97 лет скоро. Я интересен людям фрагментарно, в небольших количествах.

- На ваш взгляд, такая передача, как 'Акулы пера', нужна сейчас?

- Думаю, что она была бы интересна, но в другой подаче. Я не большой знаток, как реализовывать такие идеи, как столкновение артистов с журналистами. Думаю, что долго бы программа не протянула. Тогда это была претензия на революционность. Теперь времена изменились, теперь уже артиста не прижучишь - он научился отвечать. Появилась огромная генерация людей, способных поставить тебя на место.

- Можете назвать своего преемника в скандальной журналистике?

- Гари Барлоу, но его уже нет. (Речь идет о солисте группы Take That). Я бы вообще хотел выстроить карьеру, как Эрос Рамазотти. Один концерт в месяц - 700 тысяч, и больше меня не ищите. Я буду со своими детьми проводить время. Поскольку это маловероятно в этой стране, никаких преемников нет. Хотя вот мой главный преемник. Самовлюбленный Федор Отарович Кушанашвили. И Отар вытащил из кармана пиджака фотографию сына:

- Живет он с мамой.

- Жениться, снова не собираетесь?

- Еще раз? Нет!

- Кто из наших артистов вам импонирует?

- Леня Агутин. Мне очень нравится, что он делает. Считаю, что его последний альбом - лучшее, что я слышал за последнее время. Сосо Павлиашвили, Валера Меладзе - очень качественная поп-музыка. Хоть и говорят, что у Агутина творческий кризис, я с этим не согласен. Он перфекционист, работает очень долго, молва ему и приписывает всякие кризисы. Леня один из той немногочисленной плеяды людей, которые одну песню доводят до ума 3 - 4 месяца.

- Какой последний концерт вы посетили?

- Должен сказать, что на концерты я хожу очень часто. Сижу на задворках, теряю человеческий облик с помощью изобретенных человечеством горячительных напитков, хрюкаю под утро, танцую. А, вспомнил! Последний раз я лежал под столом на концерте 'Иванушек Интернэшнл' в одном из казино. Меня безуспешно пытались оттуда выдворить, но я держался за ножки стола. Своего друга Рыжего - Андрея Григорьева-Аполлонова - я бросить на произвол судьбы не мог, потому что никто, кроме меня, им не хлопал. Когда Григорьев-Аполлонов на песне 'Снегири' делает фуэте, я готов отдать за этот момент жизнь. Вообще должен сказать, что те люди, которых я иронически обсуждаю, они и есть мои друзья. У меня все спрашивают, почему ты обрушиваешь столько сарказма на Рыжего? Я обрушиваю не сарказм, а иронию, а это разные вещи. Отношения со многими у меня построены на взаимном юморе - люди так же потешаются и надо мной.

- Планируете написать мемуары о вашей столь бурной жизни?

- Никаких мемуаров не будет, потому что я не Анатолий Чубайс. Мне бы дотянуть до старости и при этом стянуть с организаторов гастролей как можно больше денег, чтобы построить третий дом.

На этой оптимистической ноте наша беседа закончилась.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
ОТЛИЧНАЯ СТАТЬЯ! Веселая и ироничная. Куда пропала ее автор со страниц Вечерки?
1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов