Кузькина жизнь

Наталья Буняева

Кузькина жизнь

Давно, лет шесть назад, моя сестра, зимним вечером возвращаясь домой (живет на территории дачного кооператива «Аграрник»), подобрала маленький комочек пуха. Комочек оказался крошечным щенком, пушистым, как малюсенький медвежонок. Рыженький, хвостик колечком — классическая Каштанка, если бы не размеры. Кузя, так не по-собачьему называли щенка, не рос вообще! Он и на Кузю-то не тянул — так, нечто похожее на большого хомячка-пушистика.

За пару лет таки дотянулся ростом до кота: теперь у него был вернейший друг! Они и играли вместе, и спали вместе в будке у сторожевого и ленивого пса Степана. Степа не успевал отбиваться от назойливых гостей: он — собака уважаемая. Размеренная жизнь, еда вовремя, погулять без привязи — тоже вовремя. Он, если бы умел, то и газеты читал бы размеренно и аккуратно. В будке чистота, плошка для еды всегда в одном месте. До тех пор, пока в будку не нагрянут гости! Лохматый любимчик семьи Кузька и кот без имени. Вернее, имя-то у него есть, но как-то он на него не реагирует. А еще туда же «набивалась» Шельма — неизвестно откуда приблудившаяся одноглазая собака с огромной челкой и с вечной «улыбкой» на смешной морде. Ей тоже доставалось и еды, и игр от сотоварищей. В общем, этот бедлам (особенно ночью) мог прекратить только хозяйский окрик. И тогда к ногам хозяев, моей сестры и ее супруга, тянулась вереница виноватых. Терлись об ноги, заглядывали в глаза. Кот выгибал спину дугой и уходил спать на обогревательный котел. Шельма, «повинившись», пряталась под гаражом, и довольный Степан наконец мог нормально поспать. Кузеныш не успокаивался до тех пор, пока его по-настоящему не пожалеют: не погладят и не простят за ночной шум. Он подпрыгивал на коротких лапках, скулил, и лучше было «прощать», чем тратить ночное время на весь этот концерт.

Он был таким пушистым, что из коричневой шерсти торчал только черный носик-пипка да пара лукавых глазенок наблюдала: не пора ли их, глаза-то, закатить... Авось чего выклянчишь. Доброжелательность Кузеныша границ не знала: он мог привести во двор совершенно незнакомую уличную псину и накормить ее из миски Степана. Степке это, понятно, совсем не нравилось, и иногда у будки случались целые сражения. В которых звонкий голос нашего любимца был как походная труба: сражение начали, сражение закончили — хозяйка идет с веником! Вот такая незамысловатая и полная приключений жизнь была у нашего маленького любимца. Думаю, что стоить добавить к этому, что любил он спорт: если хозяин смотрит футбол, то рядом обязательно елозят Кузя и Гоша (нереализованное кошачье имя): может, им чипсов достанется или рыбки вяленой кусочек. И тут о благородстве речь не шла: кто первый поймал «нямку», тот и убегал прятаться.

В четверг Кузя пропал. Его звали, искали, потом к тем, кто ищет, добавились еще люди: их собаки тоже исчезли. До воскресенья никто толком не спал. Здоровье моей сестры, и так не слишком крепкое, окончательно расстроилось. Слезы, какие-то безнадежные поиски Кузи... А потом кто-то сказал, что собак застрелили. Что видели на ступеньках местного магазинчика умирающую расстрелянную собаку...

Такой вот финал жизни малыша, дарившего исключительно радость...

Кто? Кто это сделал? Расследование не дало никаких результатов: все, кто так или иначе «привязан» к убийству собак, открестились: не мы. Я сознательно пишу слово «убийство», хотя следовало бы писать «усыпление»: суть та же. Собак отстреливают, и еще как! Сколько раз нам звонили и кричали, что некто с духовой трубкой убивает собак средь бела дня: приезжайте, сами убедитесь: на глазах у детей! В нашем случае вообще ничего не понятно. Ходили хозяева к председателю дачного товарищества «Аграрник» Николаю Касилову: «Никто не приходил с просьбой на отстрел. Договор не заключали ни с одной организацией».

МУП «ФАУН» отослал к организации «Спецсервис»: там тоже утверждают, что не было никаких «усыплений» и вообще — с дачными кооперативами договоры не заключали... В «СпецАТХ» телефоны молчали, как партизаны, - дозвониться не удалось. В разговоре с одним пострадавшим проскользнуло, что в городе есть догхантеры — охотники на собак. Ну, любители...

Я не хочу тут про мораль... Про то, что у нашей (у других собак тоже) был надет ошейник. Я хочу вот про что. Мы, люди, беззащитны: у нас отбирают любимых запросто, одной пулей или биопатроном. Просто так: пришел, убил...

Такие вот у нас, Кузеныш, дела на этой земле... Как хочется надеяться, что ты жив. Что прибежишь еще: мы даже щели в заборе открыли, сквозь которые ты любил убегать на улицу. Видишь, чем обернулась твое щенячье любопытство? Тебя убили, и ты теперь бежишь по радуге. В свой собачий рай...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
В городе объявились охотники за собаками. Пристреливают на них оружие. Но в таком случае где трупы собак?Значит, официально убивали. Пусть не врут все эти убийцы.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов