Квартирант-призрак, или Новое в «отъёме» квартир у граждан?

Наталья Буняева

Для меня эта история началась совсем недавно. Позвонила женщина и рассказала, что ее мама попала в трудную, а возможно, и криминальную ситуацию.

Александра Васильевна Лащенко, 88 лет. Всю жизнь преподавала. И войну, понятно, захватила, и инвалидность у нее тяжелая: паралич пять лет назад заставил пересесть в инвалидную коляску. Но все это не сломило нашу Александру Васильевну. Она никогда не оставалась одна, разве что ненадолго: то студенты забегут, то подруги, то дочка из Москвы приедет. Кстати, дочери, Лилии, как раз и досталось: пять лет разрываться между столицей и Ставрополем, без возможности переехать к маме насовсем… «Я иногда срывалась с работы, на автобус и домой: маме плохо! Надо опять решать с сиделкой, устраивать больницу на дому… Самое лучшее время — это когда праздники! Я их проводила с мамой, как могла скрашивала ей жизнь. Но так вот сложилось, приходилось и одну ее оставлять… На чужих людей».

«Пришелец»

Чужие люди могут оказаться до такой степени чужими, что трудно поверить. В феврале этого года Александра Васильевна вдруг стала получать квитанции из ГРЦ, где так скромненько вдруг указали, что в квартире, где проживает старушка, появился еще один временный жилец. Так прямо в квитанции (все копии документов в редакции) указано: постоянный жилец — один, временный — тоже один, отсутствующих — ноль. И квартплата, соответственно, увеличилась…

Кто этот «временный» — никто не знает. Дочка примчалась из Москвы сразу же, как только узнала о «пришельце». Проверили все, что можно, с большим трудом восстановили домовую книгу, написали в прокуратуру и отправили письмо в Ставропольский городской расчетный центр. И вот ответ оттуда. Это шедевр… Хотелось бы все процитировать, но места много займет. Итак, не меняю ни одного слова, орфографию тоже. «Информация о количестве фактически проживающих граждан в доме 347 по ул. Ленина поступила в феврале 2010 года от уполномоченного лица которому собственники поручили проверять и вести учет фактически проживающих граждан в доме (протокол собрания жильцов жилого дома 347 ул. Ленина). Акт о фактически проживающих гражданах был подписан комиссией в составе уполномоченного лица и собственников жилых помещений в составе 5 человек». Это дословная цитата. Сам акт вроде есть, но Лилии, дочке Александры Васильевны, его показали «не выпуская из рук». С ее слов, на просьбу сделать копию акта, ответили, что не положено… Кстати, поизучав юридическую литературу, я выяснила, что такой должности — старшая по дому, не существует. То есть мы сами себе придумали «старших» и за что-то платим им деньги.

Швондеры

Теперь вопросы: с каких это пор в частные жилые помещения, то бишь к нам в квартиры, вдруг получили доступ всякие комиссии? Мы уже писали о том, как всевозможные тетеньки «левой ногой» открывают двери наших квартир и бегут проверять счетчики и прочее. Для всех, кто еще намерен пускать «комиссии», — только с санкции судьи! Вот вынесет судья решение — милости просим, проверяйте, что хотите. Но в нашем случае и комиссий-то не было. Александра Васильевна написала об этом в прокуратуру. Там пообещали разобраться. В том числе и после моего звонка. Да и вообще очень удивились! Это кого же бабушке подселили?! В ответе из ГРЦ фигурируют какие-то размытые уполномоченные, фактически проживающие граждане… Да вы уж тогда фамилии называйте, номера квартир, имя этого подселенного, инкогнито «проживающего» у старой учительницы! Чего ж такие дымовые завесы устроили? И вообще: а может, это не единственная пенсионерка, у которой живут такие вот призраки, не к ночи будь помянуты?.. А что? Прием простой: живет, детей вроде нет, старая уже совсем, а квартирант вполне может переписать на себя жилье. У нас квартиры с живыми людьми продаются, что там какая-то старушка? А дочка? Да она пока доберется, да пока «рассудится»… У нас только отбирают жилье быстро, а вот возвращают очень медленно…
Короче, до суда (пока!) дело не дошло. В последней квитанции на оплату жилья наша пенсионерка увидела, что она наконец-то одна живет в квартире. Невидимый квартирант как появился, так и незаметно исчез. Зато ей, за не вовремя оплачиваемые услуги, ГРЦ начисляет пеню — десять рублей с копейками… Нет, ну молодцы, чего там говорить: поставили человека в безвыходное положение! Инвалид первой группы, тратящий пенсию на лекарства, а потом еще и на «кого-то» подселенного, теперь должен оплатить еще и пеню. Вот эту несчастную десятку.

Больше не надо…

Недавно я разговаривала по телефону с Александрой Васильевной. Бодрый, даже веселый голос, характерные для «пожизненных» учителей нотки, всё она мне рассказала. Без слез, без всяких там проявлений чувств. Просто с недоумением. В этот день ее записывали на радио. Обещали сюжет выдать в эфир. Александра Васильевна с дочкой Лилией сидели, ждали радиопередачу. Ели черешню. И вдруг Александра Васильевна запрокинула голову… Дочка в панике побежала за нашатырем, вызвала «скорую»…

И вот уже нет с нами хорошего человека, прошедшего войну, выучившего не одну тысячу школьников и студентов, прекрасного собеседника и просто мамы… А если бы не вся эта канитель с квартирантами, может, и пожила бы еще жизнерадостная, умная женщина, обожаемая многими?

«Вот смотрите…» - ее дочь протягивает мне недлинную ленту. И я впервые в жизни беру в руки то, что однажды заставит содрогнуться нас всех. На ленте ровная длинная черта: сердце больше не бьется…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»



Последние новости

Все новости