Летний дождь в краю алых маков

Юрий Кузьминых

К пяти часам вечера небосвод становится угрожающе мрачным. Бештау со всех сторон охватывает свинцово-черная толща грозовых облаков. Дождь неизбежен.

Летний дождь в краю алых маков

Оставив Второ-Афонский монастырь по правую руку, выходим на хорошо натоптанную тропу, идущую по ущелью в направлении «ослиного моста». Так в конце XVIII века образно назвал гребни-перемычки, соединяющие главную вершину массива с ее основными отрогами, П. С. Паллас. В нашем случае «ослиный мост» – это седловина между Большим Тау и Лисьим Носом,
т. е. район Двух Братьев.

Где-то на середине подъема сгустившиеся сумерки разрывает молния, начинается дождь. Поначалу листва поглощает осадки. Лишь редкие капли пробивают толщу молодой зелени. Но постепенно дождь усиливается, и, когда мы достигаем гребня, с неба льет не на шутку.
Быстрых перемен в погоде не предвидится, и нам ранее намеченного срока приходится искать место для установки палатки. Лагерь разбиваем под скалой на крохотной полянке над обрывом. Из глубины ущелья тянет ладаном. Далеко же во влажном воздухе распространяются ароматы вплетенного в шелест дождя кадильного дыма! В шесть вечера раздается негромкий удар монастырского колокола…
Дождь то слабеет, то усиливается. Если верить птичьим трелям, то осадки должны прекратиться, но при взгляде на Машук, оптимизм пропадает. Окрестности окутаны сплошной серой массой. Появившееся в районе семи часов светлое пятно небосвода где-то над Курсавкой развития в восточном направлении не получает.

Летний дождь в краю алых маков

Идут часы, а в атмосфере по-прежнему без изменений. Временами где-то в ущелье то поднимается, то затихает ветер, а по крыше палатки все стучат и стучат капли. Синоптики обещали кратковременные осадки. Когда же закончится дождь?..

Стихия успокаивается во втором часу ночи, но на смену дождю приходит туман. Неужели и утром не наступит улучшения, ведь не октябрь же «на дворе»?..

Пробуждение радует скользящим по брезенту солнечным лучом. Седьмой час утра. Выглядываем из палатки и понимаем, что самое худшее осталось позади. Тучи растянуло. Вместо мрачных кучево-дождевых облаков на небосклоне остались лишь элегантные белые барашки.
Оказывается, и место бивуака очень даже симпатичное! Наше временное жилище стоит в крохотном прогале среди дубовых зарослей. К востоку от «ослиного моста» расстилается ограниченная Козьими Скалами лесная ширь. Правее красуются Машук с Пятигорском и робко выглядывающий из-за Лисьего Носа нареченный Золотым Курганом далекий степной бугорок. К западу от лагеря сквозь листву проглядывают кварталы поселка Винсады, белеют на земном макете ессентукская станично-курортная агломерация, станица Суворовская и далекий Кисловодск. Если пройти пару десятков метров по тропе в направлении Лисьего Носа, то, обернувшись, наблюдаешь безлесный пирамидальный конус Большого Тау. С этого места вершина опять-таки напоминает небольшой безлесный пригорок.

На траве и листьях блестят капельки ночного дождя. В солнечных лучах это зрелище всегда жизнеутверждающе. Правее каменного гребешка Лисьего Носа, над которым плывет белоснежная стая облаков, прорисовывается нежно-белый силуэт Эльбруса.

Незаметно на юго-западе начинают концентрироваться тучи. Пройдет пару часов, и каменный властелин Кавказа скроется за их серой завесой.

Покинув приютивший нас уголок, уходим по тропе в сторону Двух Братьев. Мелькающие перед глазами пейзажи согревают душу. Разве можно без восторга созерцать причудливые формы магматических монолитов, разорвавшие камень скальные букеты колокольчиков и семейку ясеней, облюбовавших площадку перед владениями Двух Братьев.

Тропинка выводит на «плечо» правее вершины Лисьего Носа. Одна ее ветвь скользит сквозь скалы на макушку (1124 м) горы, вторая – уводит по гребню «плеча» куда-то в направлении монастыря. Картины, открывающиеся со скал, – на любой вкус одна эффектнее другой. Здесь вам и Монастырский пруд, и Шелудивая с высоты птичьего полета; шикарная панорама западной части города-курорта под «охраной» южных стражей Пятигорья и сама отвесная стена одной из главных вершин, составляющих в совокупности Бештаугорский магматический массив.

Припрятав рюкзаки в зарослях недалеко от места раздвоения троп, налегке карабкаемся на Нос. Сильный ветер норовит сорвать со скал.

С высоты хорошо просматриваются лужайки на левом «плече» горы. Среди сочной зелени трав глаз подмечает колышущийся на ветру красный бутон. Из памяти всплывает – бештаугорский мак. Спускаемся к этому без преувеличения чуду природы.

Летний дождь в краю алых маков

Прицветниковый мак – уникальное растение, встречающееся только на горе Бештау и больше нигде в мире. Эндемик занесен в Красную книгу. Отличается мощным, до полутора метров в высоту, цветоносом и алыми соцветиями с голову ребенка. Чаша цветка может достигать 40 см. Экземпляр, что перед глазами, поменьше, но все равно выглядит гигантом по отношению к своим собратьям, произрастающим в предкавказских степях. Прицветниковый бештаугорский мак – одно из самых древних растений на Земле. Предки этих цветов-раритетов были свидетелями эры динозавров.

Алый мак на фоне Бештау. Только ради этого фотоснимка стоило претерпеть столько неудобств минувшей ночью.

Оставив мак в покое, выходим на лужайки – место, пользующееся большой популярностью. Об этом свидетельствуют несколько добротно оборудованных очагов, один из которых представляет собой внушительных размеров обложенный камнем круг.

На бровке южного склона замечаем еще два экземпляра мака, а выйдя по тропе к обрыву, и вовсе изумляемся. Весь безлесный юго-западный склон Лисьего Носа унизан алыми огоньками. Сами того не ожидая, мы попадаем в разгар цветения маков.

Вернувшись за рюкзаками, застаем у верхней развилки трех пожилых горовосходителей из Железноводска. Оказывается, они специально рано утром отправились на Бештау, чтобы насладиться волшебством цветения маков. Говорят, что распускаются алые бутоны незадолго перед Троицей. В нынешнем году этот празник, отмечаемый на 50-й день после Пасхи, приходится на 23 июня…

Пообщавшись, прощаемся. Железноводцы – к маковому полю, мы – вниз. Тропа практически сразу же «ныряет» в скалы и заросли рододендрона. Спуск очень крут. Высота теряется стремительно. Через сорок минут достигаем асфальта Бештаугорской кольцевой дороги вблизи съезда к Монастырскому озеру. На его зеленоватой глади уже зацвели нимфеи, сконцентрировавшиеся в четыре плавающих островка бело-розовые кувшинки.

Вокруг водоема – машины, палатки, дымы костров – настоящее паломничество: отдыхающих – видимо-невидимо. Сверху, из-за перегиба, также слышится многоголосый разговор. На остепненном участке западного склона Лисьего Носа расстилается ковер с алым орнаментом, по которому сверху-вниз и снизу-вверх карабкаются любители экзотики.

Не проходит и десяти минут, как и мы попадаем в ряды паломников. Достигнув нижней оконечности макового поля и выбрав компактную группу из трех красавцев, приступаем к фотоохоте…

Посмотрите на снимки. Может и вас однажды захватит азарт фотохудожника и потянет за далеким-близким куда-нибудь в горы.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов