Личная позиция

Василий Скакун

Личная позиция

Но был один, который не стрелял.

Вл. Высоцкий

Видя все происходящее (и что кривить истиной), и, зачастую, неблаговидные ситуации, в существующем мире, мы обязательно, выискивая причины, связываем их с принадлежностью людей, совершивших деяния, к той или иной национальности, вероисповеданию и т.д. И это в значительной мере согласовывается с уровнями традиций, обрядов, обычаев данной местности или народности и многими иными факторами воздействия на сознание человека, и даже семейными устоями, образованностью, методами воспитания – все невозможно учесть и перечислить. И это те факторы, которыми руководствуются многие из многих, объективно считая их единственно верными и не подлежащими сомнению.

Подобную позицию, несомненно, поддерживают в семье, роде, нации, и она, несомненно, согласуется с  мнениями главенствующей религии. Все поступают так, потому что так поступают все – это самый простой и самый, казалось бы, обоснованный ответ на все возникающие сомнения.

Но, с другой стороны, все мы, люди, абсолютно разного склада ума, сознания, характерных черт и многого другого, что и являет собой человек. Помните, эту известную песню Владимира Высоцкого об одном солдате расстрельного взвода, который, не подчиняясь уставу, осознанно не принял участие в лишении жизни проштрафившегося бойца. Мы не будем рассуждать на тему о возможных дисциплинарных взысканиях, которые непременно следуют за невыполнение прямых указаний военного начальства. И, естественно, он, тот, который не стрелял, знал о возможных порицаниях своего поведения, но тем не менее внутренние убеждения вне зависимости от совершенного преступления приговоренного к высшей мере наказания не позволили ему нажать на спусковой крючок.

История накопила достаточное количество материала о тех, которые не только не стреляли, но и, подвергая свою жизнь прямой опасности, не могли отступиться от своих внутренних убеждений и нравственных наработок жизни. Особенно ярко проявляются веления совести в сложных обстоятельствах, таких как война, некие открытые противоречия, при которых жизнь человеческая равна весу пули, летящей из ствола.

Кстати, я знаю одного врача, участвовавшего в боевых действиях в Чечне (в качестве врача). Но война есть война, и ему тоже вместо скальпеля приходилось не только держать автомат в руках, но и пользоваться им по прямому назначению. И когда, вернувшись домой, его друзья спрашивали: «Ну как ты, убил хоть одного моджахеда?». Он, подумав, ответил: «Я очень надеюсь, что ни одного, я все время стрелял вверх, и даже не потому, что я врач, ведь я – человек».

Мы все не забыли, как обращались с нашим русским братом (теми, кто жил в тех краях) в Чечне в периоды открытых столкновений. Так вот, большую семью моего друга из Грозного со всем скарбом на нескольких машинах с автоматами сопровождали чеченцы – приятели отца. И не просто охраняли, а готовы были при необходимости (которая возникала неоднократно) и защитить их от притязаний чеченских боевиков.

Общеизвестно выражение, что самое дорогое у человека – это жизнь. С одной стороны, трудно не согласиться, тем более что мы в своем абсолюте не ведаем, что живем мы своими душами, вложенными на некоторый промежуток времени в тела, с некой конкретной задачей для каждого из нас и для всех вместе. Так что, на самом деле жизнь – Вечна. И прозрение подобного происходит именно тем людям, которые, находясь в ситуациях явного выбора между жаждой жизни и велением души (через совесть), выбирают призывы внутреннего духа, который оказывается гораздо сильнее желания к продолжению жизни.

Вспомним историю жизни выдающегося польского педагога Януша Корчака, который возглавлял организованный им «Дом сирот» в 1940 году, вместе с воспитанниками (детьми погибших евреев) был перемещен в Варшавское гетто. Он отклонил все предложения не евреев, почитателей своего таланта, вывести его из гетто и спрятать на «арийской» стороне. Когда в 1942 году пришел приказ о депортации дома сирот, Корчак пошел вместе со своей помощницей и двумя-стами детьми на станцию, откуда их в товарном вагоне отправили в лагерь смерти Треблинку. Он отказался от предложенной в последнюю минуту свободы и предпочел остаться с детьми, приняв с ними смерть в газовой камере. Каждый год 23 марта в Польше и Белоруссии в воздух запускаются воздушные змеи в память о Януше Корчаке и детей, погибших в гетто.

И таких примеров множество: это и знаменитый «Список Шиндлера» - немецкого бизнесмена, который сумел спасти более 1200 евреев от печей крематория в Аушлице. Все свои деньги он тратил на подкуп гитлеровского начальства, охранявшего его фабрику, где он и сохранял жизни людям. Ему после войны пришлось эмигрировать в Аргентину, боясь быть привлеченным к ответственности за причастность к верхушке гитлеровского рейха. В последние годы своей жизни он прозябал в полной нищете, существуя на пособия еврейских организаций и подарки спасенных им людей.

Ведь недаром существует высказывание, что в жизни всегда есть место подвигу. И рано или поздно каждый из нас попадает в некие щекотливые ситуации, на основе которых проверяется насущность нашего внутреннего «Я». Это и есть экзамен между умом и разумом, между совестью и здравым смыслом, между выбором добра и зла. И зачастую этот самый выбор и есть главная составляющая нашего прихода на эту Землю, ее цель. Ведь судьба каждого из нас – это не есть некий узкий коридор с замурованными дверями по ходу движения. Нет, все двери и слева, и справа открыты, но выбор куда, зачем и главное для чего использовать ту или иную возможность всегда остается только за нами – за мной и тобой. Это и есть не что иное, как выбор своей Судьбы, и выбирает наше «Я».

И если это маленькое «я» моего эгоизма, которое говорит мне: «Закрой все ставни и двери на замок, пусть в этом мире творится что угодно – все это не для нас. Но мое большое «Я» (моего сердца) говорит: «Послушай, в тебе, в твоем сердце слышны отголоски подвигов былинных богатырей земли русской, не дай им быть не услышанными. Это все ты один и тот же: участник Полтавской битвы, и сражения при Бородино, и это тебя убили при обороне Москвы в 1941 году – это все ты, другого не было и нет. Будь достоит своих великих предков».

Так, оказывается, все дело, по большому счету, совсем не в том, какой ты национальности, в каком роде-племени ты рожден и воспитан, какому Богу преклоняешь колена – все это второстепенно. Если немец спасает евреев, если поляк вместе с детьми другой национальности добровольно идет в газовую камеру, если чеченец защищает русского от чеченцев, то наверняка это что-то необъяснимое, что-то иное и не зависящее от всех условностей рода, образования и религиозной принадлежности движет этими людьми. Ими двигало людское сострадание – самое глубинное проявление нашего человеческого духа. И это и есть тот самый главный и самый важный стержень нашего бытия, ибо он – это и есть истинное «Я».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов