Любовь побеждает: Маша и Отто

Наталья Буняева

память

Эта история героическая, но почему-то долгое время она замалчивалась. Знали единицы, собственно участники истории, да вот сериал недавно сняли. Я не смотрела: все как-то неправдоподобно, что ли... Ну лубочная картинка.

Маша Васильева и Отто Адамс.
Маша Васильева и Отто Адамс.

Правда страшнее и жестче. Маша Васильева и Отто Адамс. Опять же курская глубинка, город Рыльск. Он большим был, тот город. В оккупации немцы «погуляли» там хорошо: грабили, убивали, насильно заводили себе русских жен. Надоела — расстрелял.

Маша только окончила школу. Хорошо знала немецкий: его тогда преподавали, как надо. И надо было что-то есть. Машу устроили переводчицей в Рыльскую комендатуру. И кличка Овчарка прилипла к ней намертво. Ее ненавидели все, даже мать. И никто не знал, что Маша выносит из комендатуры в объемистой сумке. Под толстым словарем лежали бумаги: приказы о дислокации, сведения об эшелонах, распоряжения и приказы для местного населения. Все это пряталось в большом дупле на окраине леса: для партизан. И вот на Машу начал заглядываться молодой немец. Вообще-то, он был много старше девушки, на целых 13 лет, но выглядел, как мальчишка. Обер-лейтенант Отто Адамс был интендантом. В Германии остались жена и дочь. Сам работал на складах, в боях участия не принимал. Но — был немцем, а значит -  врагом. Но уж больно нравились ему светлые косы Маши,  сама девушка была все время сосредоточенной, неразговорчивой.  Однако смекнула, что, если ее сумку, набитую динамитом, будет выносить немец, подозрений не будет. А Отто был и рад: осторожно нес сумку со словарем и разговаривал. Главное — было понятно, что он сын простых рабочих. Ему эта война не нужна. Отто видел, как создавались концлагеря, и нацизм для него был абсолютно чужд: вместе с его отцом работали и венгры, и евреи. Потом их убили, а Отто отправили на Восточный фронт.

«Немецкая курва», - изнывали от ненависти соседи. Но Маша терпела, исправно пополняла «почтовый ящик» для партизан. Из леса поступил приказ: попробуй завербовать немца. Но он давно уже все понял. О Маше. В лес ушли вместе: над обоими нависла опасность разоблачения. За голову Отто немцы обещали 15 тысяч марок и корову.

В партизанском отряде Отто был своим, рубахой парнем, носил треух  - шапку с опущенными ушами. И хоть его сторонились первое время, усердно учил русский язык, учил партизан обращаться с немецким оружием. Со временем к нему привыкли все. Да и Маша, его родная «веснянка», была рядом. Приказы выполняли очень сложные и опасные: Отто надевал немецкую форму, в бричку сажал Машу  и маленькую собачку для отвода глаз, и  они объезжали окрестности. Особенно интересовала железнодорожная станция. Вопросы служащим задавали вроде безобидные. На самом деле — важные ответы получали. Когда прибудет, к примеру, нужный эшелон. Потом эшелон взлетал на воздух, а Маша и Отто вновь садились в бричку...

Встретились  матери Маши и Отто.
Встретились матери Маши и Отто.

Немцы все время искали отряд.  Однажды все-таки нашли... Бой был страшный. Часть отряда успела скрыться в лесах. Маша и Отто оказались в ловушке. Выхода не было, только сдаваться: вот они, фашисты, их уже видно. И тогда Отто прижал голову своей Маши, с которой строили такие мирные планы, к своей груди. Маша покорно прильнула к любимому. Сухо треснул одиночный выстрел. Вторым Отто убил себя. Кто-то говорит, что они взорвали себя гранатой. Но разве теперь это имеет значение? Немцы стреляли остервенело в безжизненные тела... Потом местные жители закидали их снегом, и только через три недели, когда уже пригревало солнышко, мать Маши привели на могилу дочери и ее любимого. Женщина с криком раскапывала снег. Опознать Машу смогла только по косам, которые легли ей в руки... Влюбленных похоронили в одной могиле, на окраине села Глушково. Могильный камень как будто припечатал их: наконец они одни... Никакой войны.

А косы долго хранились в семье Маши: больше никто не заплетал, не расчесывал их.

В годы оттепели, в пятидесятых годах, мать Маши нашла семью Отто в Германии. Встретились на могиле детей. Слез было много... Такая история.
Одной строкой добавлю: в годы войны много немцев переходило на нашу сторону. Просто о них до сих пор молчат. Почему? Не знаю. Но знаю, что среди них был даже один Герой Советского Союза. Фриц Пауль Шменкель. Погиб в Минске в феврале 44-го.

«Великая Отечественная война», партизанский отряд, оккупация, героизм

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»