Любовный треугольник строгого режима

Ольга Метёлкина

История одного убийства 200-летней давности

Случилось так, что на время мне пришлось погрузиться в не привычную тематику по линии правоохранительных органов. А там, ясное дело,  не выставки с концертами, а совсем другая сторона нашей жизни - убийства, изнасилования, кражи со взломами и другие «перформансы» криминального порядка. И вот всего за две недели в информации пресс-службы главного следственного ведомства в регионе мне попались на глаза три убийства, в которых подозреваемыми выступали женщины. Начиталась я этих ужасов и задумалась: стоит ли восклицать, с театральной экзальтированностью подкатывая глазки: «О времена, о нравы!»…

Ничто в этой жизни не стоит на месте: и техника совершенствуется, и прогресс движется вперед, и каких только гаджетов, прости Господи, ни изобрели, а люди по сути своей почти не изменились. Так же, как века назад, они стремятся к благополучию. Женщины хотят, чтобы их любили, мужчины – чтобы вторые половинки верными были. А когда идеальное представление о модели партнерских отношений разбивается о жестокие реалии бытия или какие-то другие неприятные обстоятельства, возникает то самое «состояние аффекта», помутнение рассудка и летальный исход для потерпевшей стороны…

Некоторое время назад я просматривала в Государственном архиве Ставропольского края дела из фонда Кавказской палаты уголовного и гражданского суда начала XIX века. Прелюбопытнейшие, признаюсь вам, попадались истории. Одна из них произошла в мае 1818 года в селении Каменнобродском. Основали его в самом конце XVIII века казаки и однодворцы. Судя по переписи населения, народу там было чуть больше 1800 человек. В 1832 году всех жителей Каменнобродского причислили к казачьему сословию, а селение признали станицей.

И кто бы знал, что двести лет назад жил в Каменнобродке однодворец Евстафий Гостев с женой Аксиньей, если бы не судебные документы, которые хранятся в Государственном архиве Ставропольского края.

Дело, написанное, должно быть, еще гусиным пером, невзирая на жуткий почерк писаря, затянуло меня с первых же строк. С трудом продираясь через «еры», «яти» и другие кандибоберы старого алфавита, разгадывая закорючки мудреной каллиграфии, путаницу в показаниях свидетелей, я с интересом следила за развитием полного драматизма сюжета, укладывающегося в простую народную формулировку - все бабы дуры, а мужики... дальше сами знаете.

Жили Гостевы в селе не хуже и не лучше других. Семья как семья - муж, жена да двое детей. Как следует из материалов дела, у Аксиньи к двадцати трем годам было двое детей, третий помер в младенчестве. Смотрела за ребятишками, управлялась по дому, работала в поле, в воскресенье в церковь ходила. Так жили практически все женщины в Каменнобродском. Евстафий был тоже, если можно так выразиться, персонаж «среднестатистический»: на печи не лежал, ходил на заработки в соседнее село, человек был набожный, серьезный.

Жили бы себе Гостевы, как люди, так нет же - Аксинью ни с того ни с сего будто бес попутал. В селе в ту пору квартировал Вологодский пехотный полк. И как уж там вышло, но мужнина жена Аксинья Гостева познакомилась с солдатом тридцати одного года от роду. Странное дело, но в архивных документах он упоминается только по фамилии - рядовой Грязнов (учитывая особенности сюжета истории, весьма говорящая фамилия).

А. Маковский. "Надоела".
А. Маковский. "Надоела".

Солдатик оказался веселым, разговорчивым, приходил, когда Евстафия не было дома, приносил с собой вино. До поры до времени отношения Аксиньи и Грязнова носили число платонический характер. Однако вскоре пехотинец начал выражать вполне определенные намерения - как бы сказали двести лет назад, решил соблазнить глупую бабёнку. Аксинья заявила на суде, что, будучи женщиной богобоязненной, прелюбодейства не могла допустить, о чем и сказала Грязнову. Рядовой не собирался отступать и выдвинул контраргумент: будешь кобениться, скажу твоему мужу, что сама меня соблазнила... После этого у Аксиньи в мозгах что-то окончательно перемкнуло, и она уступила шантажисту. Если учесть, что с момента знакомства до кровавой развязки прошло всего две недели, то в сомнениях «богобоязненная» женщина пребывала недолго. Шила в мешке не утаишь, в селе все на виду: там знают, какой ложкой сосед похлебку ест, а уж сколько раз на неделе к мужней бабе солдат заходит, разве утаишь... Это и свидетели на следствии показывали.

Читайте также: История ограбления казначейства.

Как-то раз, когда Евстафия не было дома, в хате Гостевых собралась тёплая компания. Рядовой Грязнов привел двух сослуживцев, а к Аксинье пришла родственница Акулина Цыбина. Женщины хозяйничали возле печки, жарили яичницу для гостей. Грязнов посетовал, что в доме нет водки, взял у соседей лошадь и поехал в кабак. Вернулся он ближе к вечеру. Сели ужинать, а вскоре пришел с работы и хозяин дома - Евстафий Гостев. Можно догадаться, каково ему было лицезреть живописную картину: за столом солдаты водку пьют, а жена, хоть и трезвая, вместе с ними песни горланит. Разумеется, Евстафий слегка рассвирепел, выставил гостей за калитку, непутевую жену поучил уму-разуму (перед судом Аксинья предстала со следами той «науки» под правым глазом). Рядовой Грязнов держал фасон, порывался затеять драку с обидчиком, но сослуживцы увели его прочь.

Однако на этом история не закончилась. На следующий день оскорбленный «кавалер», выследив, когда Евстафий уйдет из дома, наведался к Аксинье. Та жаловалась на мужа, плакала и демонстрировала следы побоев. Грязнов поделился с ней планом своей мести. Сказал, что убьет Евстафия, а ночью вывезет его тело в степь. «А ты выйдешь за меня замуж, - заявил в приказном порядке солдат. - А ежели сие невозможно будет, то уедем в Черноморию»...

На суде Аксинья говорила, что засомневалась в преступных намерениях Грязнова, мол, не способен он на душегубство. Однако замуж за него выйти согласилась. Загадочная женская логика! Святая простота: не поверила, что любовник прикончит мужа, но замуж при живом супруге, с которым венчана была, собралась... Как здесь не вспомнить героиню гениального фильма Леонида Гайдая - «Выходит, у вас два мужа?» - «Выходит, два»... Похоже, Евстафий, пытаясь вправить супружнице мозги, лишил ее последнего разума. О чем она вообще думала, когда наивно полагала, что солдат дезертирует из полка и ради нее и двух ее малолетних детей будет скитаться всю оставшуюся жизнь?! И как тут не согласиться с народной мудростью, которую в наши дни подвергают сомнению за сексистский подтекст: у бабы волос долог, а ум короток?!

На следующий день Грязнов пришел к Аксинье ближе к обеду и вызвал ее во двор для разговора. Не вдаваясь в подробности, велел на ночь дверь в хату не запирать. Аксинья не поняла: «Так ведь муж дома будет!». Солдат осерчал, повторил то же самое и прибавил, что ежели она так не сделает, то он убьет ее из ружья. Аксинья на следствии практически дословно передала его слова. Сказала также, что точно не знала, каковы были намерения солдата. Первым делом подумала, что Грязнов решил ограбить их, и... спрятала все платья в сундук.

В. Максимов. "Кто там?".
В. Максимов. "Кто там?".

Глубокой ночью 4 мая 1818 года жителей села Каменнобродского разбудил ружейный выстрел. Собаки залаяли. Люди переполошились: не дай бог, горцы напали.

...На полу в хате Гостевых в луже крови лежал Евстафий. Он с усилием поднял руку, перекрестился, прошептав «Господи, помилуй», и застонал. Простоволосая, в нижней рубахе, Аксинья металась по хате. Бросалась то к умирающему мужу, то к люльке, в которой плакала напуганная грохотом годовалая Параша. Другая дочка, Фрося четырех лет, разбуженная шумом и криками, пыталась, но никак не могла слезть с печки на пол. Под утро пришел священник, соборовал ослабевшего от потери крови Евстафия. Тот по завершении таинства тихо скончался.

Потом было следствие, суд. Аксинья призналась во всем как на духу, каялась, плакала, постоянно вспоминала о детях. Грязнов, которого задержали в качестве главного подозреваемого, был еще тот фрукт - держался самоуверенно, не моргнув глазом заявил, что с Аксиньей не то что любовных связей не имел, но и даже знаком не был. Показал, что от местных жителей слышал, будто Аксинья путалась с каким-то дворянином. Солдат признался, что в доме Гостевых бывал, но исключительно потому, что Евстафий ему должен был пять рублей, за долгом приходил. Сослуживцы Грязнова под присягой показали, что в ночь убийства он никуда не отлучался.

Чем же закончилась эта история?.. Аксинью признали соучастницей в убийстве мужа. Суд постановил: «Наказать Гостеву в селении Каменнобродском кнутом двадцатью ударами и сослать навечно в Иркутск в каторжную работу». Что же касается главного подозреваемого - рядового Грязнова, то его причастность к данному преступлению далее рассматривали чиновники военного ведомства. А нашли ли они достаточное количество улик и доказательств его вины, неизвестно. В деле, хранящемся в фонде Кавказской палаты уголовного и гражданского суда Государственного архива Ставропольского края, никаких документов на этот счет нет.

краеведение, история, криминал

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»

Последние новости

Все новости