Любовью живы

Елена Павлова

Завтра в России – День матери. Материнство – главное предназначение женщины, великое счастье и великое же испытание... Особенно в нашей российской реальности. Мы ведь просто не задумываемся над тем, что судьбы людские невидимыми, но неразрывными нитями связаны с судьбой нашей страны. Они просто вплетены в батальное полотно ее суровой и славной истории.

Нашим любимым не грозит забвение

Вот об этих замечательных женщинах, что смотрят с коллективного фото, сделанного в фойе краевой Думы, можно не материал в газету, а книгу написать... Причем о каждой. И книга эта будет о любви, над которой не властны ни годы, ни беды, ни даже смерть.

Союз семей погибших защитников Отечества в краевой Думе.
Союз семей погибших защитников Отечества в краевой Думе.

Есть у нас такая общественная организация – Союз семей погибших защитников Отечества (региональное отделение). Зарегистрирована она была в 2014 году, но, по сути, работа по ее формированию началась много раньше – матерями погибших воинов-афганцев. Потребность в этом была очевидна – человек, переживающий потерю близкого, нуждается в поддержке, в первую очередь – моральной. Очень опасно, если он замыкается в себе, остается один на один со своим горем. Случается, что бывает нужна юридическая помощь... Или медицинская... Горе ведь рушит здоровье... Задача организации – чтобы осиротевшие матери и вдовы погибших военнослужащих получали всю необходимую помощь и поддержку. Конечно, в реализации программ социальной адаптации Союзу семей погибших защитников Отечества помогают и ответственные лица, и другие ветеранские организации города и края, которые в буквальном смысле взяли женщин под крыло, предоставив им кабинеты в своем здании, выпустили Книгу памяти, в которую внесены все данные о погибших в войнах последних постсоветских десятилетий. Конечно, пандемия внесла свои коррективы и в жизнь этой организации – нет возможности пойти в театр, где женщинам предоставляли абонементы, нет концертов, которые проводил для них Дом офицеров, да и психологические тренинги на природе с ласковым названием «Берегиня», которые проводили опытные специалисты, тоже приходится переносить до лучших времен. Наступят же они когда-нибудь. Речь не об этом. Речь о людях. О силе духа и силе любви, которая помогла выстоять им самим поднять и поставить на ноги детей, а теперь помогает растить внуков и жить самим и радоваться этой жизни... И не потому, что «время лечит». Во всяком случае мне ни разу не приходилось слышать, чтобы кто-то из потерявших сына или мужа на войне согласился с верностью этой поговорки. Нет, не лечит, стремительно летящие годы и десятилетия не у всех даже притупляют боль потери. Происходит другое – обретение нового смысла жизни.

Его однажды выразила председатель краевого отделения Союза семей погибших защитников Отечества Ольга Стеценко:

Родные Евгения Стеценко у его школы.
Родные Евгения Стеценко у его школы.

– Солдат умирает дважды, – сказала она тогда. – В первый раз – на поле брани, второй – когда приходит забвение. Но пока бьется сердце матери, обливаясь кровью при воспоминании о погибшем сыне, пока вдова воспитывает и ставит на ноги детей, а потом внуков – наши любимые живы. Боевые товарищи, которые воевали вместе с нашими мужьями, чтят их память, передают ее молодым, которым предстоит жить дальше. А это значит, что нашим любимым не грозит забвение...

Ольга Валентиновна и обе ее дочери, Елена и Нина, тоже стараются передать молодым память о муже и отце – капитане Евгении Стеценко, погибшем в Грозном 5 августа 1996 года. В его родной школе в Изобильном они учредили стипендию, которую выплачивают лучшим ученикам. Это не бог весть какие деньги для семьи, которая за эти годы стала большой, а для школьников это почетно – они борются за право стать стипендиатом.

И это совсем не единичный пример – мамы и вдовы погибших солдат при поддержке местных администраций, ветеранских организаций, учебных заведений проводят турниры, конкурсы, концерты памяти своих сыновей и мужей. И стихотворные строки Роберта Рождественского «Вспомним их поименно» о героях Великой Отечественной пролонгируются во времени. Поэт не дожил до начала чеченской войны, но стихи его, известные каждому со школы, сегодня звучат и воспринимаются как заклинание – помнить и о тех, кто сложил головы и в первой, и во второй чеченской, и в других войнах, конфликтах, спецоперациях, помнить всех, кто отдал жизнь за Родину, до конца выполнив свой воинский долг. Лучше, чем Рождественский, об этом не скажешь:

Это нужно не мертвым –

Это надо живым...

 

Ольга

Матери и вдовы на Аллее героев в Грозном.
Матери и вдовы на Аллее героев в Грозном.
Счастливая семья Стеценко.
Счастливая семья Стеценко.

Ольга Стеценко рассказывает, как несколько лет назад матери и вдовы (тридцать человек) побывали в Грозном – на Аллее героев, в самой большой мечети, в восстановленном храме Михаила Архангела. Их хорошо встречали, везде возили, все показывали. Но, конечно, психологически это была тяжелая поездка. В том числе и для нее. Ольга Валентиновна, конечно, воочию видела только нынешний красивый отстроенный город. То, каким он был в августе 1996-го, она может представить только по фото в интернете и отрывочным воспоминаниям офицеров Федеральных сил. Но до конца представить, что там творилось жарким августом, завершившимся предательским хасавюртовским миром, видимо, невозможно. Понятно, что нашим подразделениям, которые оказались отрезанными друг от друга крупными бандформированиями, просочившимися в город, приходилось тяжко. Но они держались. Понятно, что тяжко было бойцам и офицерам нашей ставропольской 205-й бригады, которые с тяжелыми боями вели операцию по деблокированию наших частей. Но они выполняли поставленные перед ними задачи. Но с тактической точки зрения совершенно непонятно, почему, ценой огромных потерь добившись преимущества и имея возможность уничтожить весьма потрепанные бандитские группы, вдруг стали тянуть время, внося тем самым сумятицу и продолжая нести потери. Но у первой чеченской войны была именно такая тактика: не раз бандитов, зажатых в клещи или в кольцо, спасали прямые приказы из центра. Война изобиловала примерами самоотреченного подвига простых солдат и офицеров и примерами тотального предательства тогдашней российской верхушки. Горячий август 1996-го – одно из самых трагических подтверждений этого «дисбаланса».

Конечно, там, в Грозном, об этом невольно думала не только Ольга Валентиновна. Даже в их организации есть женщины, чьи мужья приняли свой последний бой именно тогда и именно там. И конечно, каждая мысленно возвращалась памятью в те тяжелые дни. Каждая вспоминала о своем. Ольга Валентиновна – именно о дне 5 августа, когда еще не знала, что ее муж капитан Стеценко вместе с группой саперов был атакован боевиками, засевшими в засаде, что его бойцы пытались спасти своего раненого командира, довезти его до своих. И верили, что довезут живого.

– Нет, – покачал он головой, – со мной все...

А Ольга в это самое время видела Евгения словно наяву и говорила с ним. Она даже помнит его прикосновение, когда пожаловалась, что сердце побаливать стало. А он прикоснулся к ней и сказал:

Семья старшей дочери.
Семья старшей дочери.

– Больше оно болеть не будет...

Она даже не поверила сначала, когда младшая дочка прибежала с улицы с криком:

– Мама, там на улице говорят, что нашего папу убили!

Семья младшей.
Семья младшей.

А когда осознала, что случилось, – мир, казалось, рухнул. И для нее, и для девчонок – ведь даже старшей, Лене, не родной ему по крови, Евгений успел стать родным. Нина и вовсе души в отце не чаяла. Ольга сначала чувствовала полное опустошение и совершенно не знала, как будет жить одна в чужом городе с двумя детьми... Муж ведь ее с Дальнего Востока привез.

И все-таки она не уехала, не смогла далеко уехать от Евгения, которого похоронили в Изобильном. Ольга осталась в Ставрополе. Нашла в себе силы жить. И еще она поняла, что нельзя замыкаться в своей беде, как в раковине. Рядом люди, она не одна. И есть ради кого жить.

…Но все-таки, несмотря на тяжелые воспоминания, Ольга Валентиновна была рада, что побывала в Грозном. Она общалась с чеченскими женщинами, которые тоже хорошо помнят ту войну. Нет, они не говорили с ними о войне, они просто почувствовали, что чеченские женщины, точно так же как и они, хотят только мира, чтобы не бояться за мужей и сыновей, чтобы растить внуков.

У Ольги Валентиновны внуков четверо – Настя, Давид (это младшие), а также Евгений и Евгения. Обе дочки своих первенцев назвали в честь отца. Так что жизнь его в них продолжается.

 

Марина

Марина Иосифовна Кончакова в ту поездку отправиться не решилась – думала, не хватит сил. А сейчас собирается – не в Грозный, в Итум-Калинский район, где на одной из пограничных застав будет открываться памятник пограничникам, погибшим 3 сентября 2001 года. Ее муж Юрий Кончаков был в колонне, попавшей в засаду. Точнее, колонна из-за поломки одной машины растянулась, и боевики атаковали тяжелый бензовоз, оставшийся без прикрытия. Водитель и боец вообще даже не успели выскочить из машины. А старший прапорщик Кончаков отстреливался до конца. Но шансов уцелеть в таком боестолкновении у него практически не было.

Для жены и сыновей это был страшный удар. Марина Иосифовна говорит: «Я до сих пор окончательно не пришла в себя. Хотя психологи советуют: «Отпустите ситуацию». А я не могу. Девятнадцать лет прошло, а не могу».

Юрий ведь был в ее жизни с детства – в школе вместе учились, жили по соседству. 18 августа 2001-го 18-летие свадьбы отметили. Вот эта любительская фотография с того торжества, где они в последний раз запечатлены вместе всей семьей... Две недели до трагедии оставалось. А ведь в том треклятом бензовозе брат Марины Иосифовны, тоже пограничник, должен был ехать... Юрий буквально накануне решил идти с колонной сам... Почему он так решил? Почему поздно вечером перед выходом связался с женой через оперативного дежурного?.. Он только сказал: «Знай, что я очень тебя люблю. Береги детей, главное – береги себя»...

Семья Кончаковых отмечает 18-летие свадьбы родителей.
Семья Кончаковых отмечает 18-летие свадьбы родителей.

Страшные для Марины Иосифовны это были дни. Она нашла в себе силы подняться. Помогли сыновья, которые в их тогдашние 16 и 14 лет в одночасье повзрослели. Она помнит, как тихо, но убедительно для нее прозвучали слова младшего сына Евгения:

– Мама, надо жить...

Марина Кончакова с внуками.
Марина Кончакова с внуками.

И она жила, стараясь заглушить горе работой, стараясь сделать так, чтобы сыновья ни в чем не нуждались, чтобы смогли выбрать ту дорогу в жизни, о которой мечтали.

…И Женя, и старший Денис так похожи на отца – и внешне, и по характеру. Для своих сыновей Юрий Владимирович был всегда примером и эталоном. Не случайно оба выбрали военную профессию. Денис живет в Севастополе, Юрий служит в Ставрополе. Подрастают внуки – Всеволод, Максим и Ульяна.

Помогают пограничники – организация «Ветераны границы». Им Марина Иосифовна особо благодарна – когда оба сына вдалеке от Ставрополя служили, ей без этой помощи совсем бы трудно пришлось... Она и сама пытается помочь тем, кому трудно. Знает, как это бывает необходимо людям.

Эти женщины-матери пережили тяжелое горе, и все-таки по-своему они счастливы. В их жизни была настоящая любовь. И этой любовью они живы.

Союз семей погибших защитников Отечества, 28 ноября - День матери, Ставрополь

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»



Последние новости

Все новости