Машук. Последний вздох зимы

Юрий Кузьминых

Кавказские зарисовки

Юца, Джуца и Эльбрус в облаках
Юрий КузьминыхЮца, Джуца и Эльбрус в облаках

Машук – самая известная вершина района Пятигорья, визитная карточка старейшего города-курорта. Кому не знакомы Провал, Эолова арфа, грот Лермонтова, названные Ленинскими скалы с портретом вождя мирового пролетариата и 112-метровый телевизионный ретранслятор на безлесной макушке лакколита?

Все перечисленные выше достопримечательности находятся на обращенных к Пятигорску склонах Машука, и именно облик горы, открывающийся из центра города, чаще всего всплывает из памяти, изображается на полотнах живописцев и картинах фотохудожников.

Но ведь есть и «другой» Машук, его северная сторона, куда менее известная не только отдыхающим на курорте, но и коренным пятигорчанам.

Неоднородное природное обличье Машука как нельзя лучше подчёркивается зимой. Во второй половине февраля на «пятигорской» половине горы снег уже отсутствует, а северные склоны всё ещё пребывают под белым снежным покрывалом. Выбрать пару денёчков, чтобы, переночевав под пологом снежного леса, ясным морозным утром встретить на вершине потрясающий рассвет с видом на огромную горную страну под названием Кавказ – задача нетрудная, но и не совсем уж лёгкая.

И вот, что называется, всё срастается.

На перекрёстке, венчаемом воротами с надписью «К месту дуэли М. Ю. Лермонтова», при ясном небе и температуре воздуха + 3 градуса, начинаем машукское путешествие.

Вид на Бештау с Перкальских скал
Юрий КузьминыхВид на Бештау с Перкальских скал

Первоначально наш путь лежит к Перкальской скале. С этого объекта просматривается значительная часть складок рельефа под большую часть дня пребывающим в тени оголенным машукским лесом. Второе достоинство природно-культурного памятника – отменная панорама, открывающаяся в радиусе между величавым Бештау на западе и Заподкумьем на востоке.

Поднявшись на заснеженные каменные утёсы, процитируем известного краеведа В. А. Хачикова. Вот что он пишет в книге «Пятигорск во времени и пространстве»:

«…существовал человек, фамилия которого была... Перхальский. Был этот Перхальский, скорее всего, дворянином, шляхтичем. На Кавказ попал рядовым солдатом в самом начале 30-х годов ХIХ столетия среди участников Польского восстания 1830 – 1831 годов… В солдатах Перхальский пробыл недолго. В 1832 году российский Комитет по лесной части разрешил своим службам на местах «требовать в лесную стражу людей из военного ведомства». Грамотный шляхтич гораздо лучше какого-нибудь темного крестьянина подходил для должности лесного объездчика, которая требовала определенной сообразительности и знаний – ведь ему надо было не только охранять лес, но и следить за отпуском древесины и при нарушениях составлять соответствующие «бумаги».

Раннее утро над Лысой горой
Юрий КузьминыхРаннее утро над Лысой горой

Лесник по фамилии Перхальский много лет прожил в караулке на северо-восточном склоне Машука. И нет ничего удивительного, что за караулкой закрепилась его фамилия, ставшая ее названием, а затем оно распространилось и на ближайшие географические объекты, правда, в несколько искаженном виде. Произошло это не сразу – еще в начале ХХ века на открытках и в путеводителях встречаются варианты: Перхальский и Перкальский. И лишь позднее утвердился последний, искаженный.

Так появилось название «Перкальский родник». Это единственный источник пресной воды в районе Машука… Название родника знают сегодня немногие, а вот топоним «Перкальская скала» известен гораздо шире. Так именуется отрог, отдельно стоящий неподалеку от караулки и источника. Название это вошло в обиход с 70-х годов ХIХ века».

К сожалению, количество природных объектов, наделённых собственными именами, в пределах северного Машука ничтожно мало. Помимо упомянутых выше, можно отметить Волчьи балки да Комсомольскую поляну, на которой в последние годы проводятся молодёжные форумы.

В дальней оконечности этой поляны мы расстаёмся с творением рук человеческих и углубляемся в лес, в общих чертах очень схожий с тем, каковой могли встретить русские первопоселенцы здешних мест. В древесном машукском царстве в окружении стражи из клёнов и ясеней, грабов и лип правит бал его величество дуб. В подлеске стоят меньшие собратья - крушина и бузина, свидина и бересклет.

…На очередной опушке поворачиваем на лесную дорогу, что уводит в направлении телевизионной «иглы», а метров через триста оставляем и эту цивилизационную нить.

Юрий Кузьминых

Путь по снежной целине – отнюдь не лёгкая прогулка: ноги то и дело пробивают наст, проваливаются сантиметров на тридцать-сорок. Пользуясь навигатором, выходим на поляну, где предполагали заночевать. Но крутой склон и глубокий снег заставляют искать другое место под базовый лагерь. Впрочем, поляна – неплохая обзорная площадка, из одного угла которой за машукским «плечом» проглядывает каменное тело Змейки, из другого – лысогорские окрестности.

Западнее луговой «проплешины» рельеф более спокойный. Среди древесных великанов, сквозь которые подглядывает за нами седоватый старец Бештау, можно поставить палатку.

За обустройством бивуака и приготовлением ужина незаметно бежит время. Около шести часов вечера восточная часть небосклона освобождается от дымки. Очистившееся небо окрашивается в присущие рассвету бледно-зелёно-розовые цвета. Чуть позднее в бештаугорской стороне появляется характерная пурпурно-оранжевая окантовка, а когда угасает закат, и Машук окутывает ночное покрывало, его макушка угадывается по включенной иллюминации на стометровой стальной «игле».

Мириады огней на прилегающей к горе равнине – расцвеченная электричеством жизнь десятка населённых пунктов. Лёгкий мороз и чёрный февральский лес. Ночь-мостик из долгой холодной зимы в по-весеннему тёплое солнечное утро…

В шестом часу нового дня столбик термометра опускается до отметки в минус семь градусов. Слегка поскрипывает под ногами наст. Поднимаемся вверх, чтобы вскоре, потеряв высоту, из глубокой лощины штурмовать крутой заснеженный склон. В эти минуты на востоке начинает алую песню рассвет.

…Выходим к своеобразному перекрестку: спрятанную под снежным накатом асфальтовую ленту пересекает проселочная дорога. И дорога эта особенная, проложена достаточно давно – в 50-х годах позапрошлого столетия, когда наместником на Кавказе был Михаил Семёнович Воронцов. Генерал-губернатор, как никто другой, заботился о благоустройстве Кавказских Минеральных Вод. В его эпоху на курортах было построено много прекрасных зданий, открыто несколько учреждений культуры, сооружались мосты, прокладывались дороги, в том числе и эта, предназначавшаяся не только для пеших и верховых прогулок курортной публики, но и для поездки в экипажах на вершину Машука. Вполне исправно дорога действовала до начала ХХ столетия. Мы пройдемся по ней на спуске, чтобы хоть в малой степени ощутить себя экскурсантом минувшей эпохи.

Алая песня рассвета на вершине Машука
Юрий КузьминыхАлая песня рассвета на вершине Машука

Пока же бодро шагаем по главной машукской «магистрали», история которой начинается в пору, как писалось в газетах, «отропинивания» Машука.Тогда по предложению лесничего В. М. Васильева начали прокладывать на вершину новую дорогу, расширенную и заасфальтированную в 1950-х годах во время строительства телецентра…

Первые робкие лучики касаются поляны, где в небесную синь вонзает свою стрелу ретранслятор, а вскоре машукское взлобье озаряется космическими красками. Мы выходим на видовую площадку в тот момент, когда врывающееся на небосклон солнце озаряет кавказскую гряду, в ледяных зубьях которой знающий здешнюю панораму без труда отыщет характерные силуэты Казбека, Ушбы и, конечно же, Эльбруса, над которым зависли сейчас лентикулярные облака.

Считается, чтоявление это довольно редкое. Образуются такие облака на гребнях воздушных волн или между двумя слоями воздуха. Главная их особенность – неподвижность. Появление линзовидных облаков, как их ещё иначе называют, свидетельствует о том, что в атмосфере присутствуют сильные горизонтальные потоки воздуха, образующие волны над горными препятствиями, а также о том, что в воздухе достаточно высокое содержание влаги.

Одна из особенностей машукской «макушки» – это возможность обойти по кругу телецентр в созерцании настоящего ожерелья вершин и долин Пятигорья. В зимних условиях добавляется возможность ознакомления с мельчайшими деталями рельефа ближайших лакколитов, в особенности Бештау.

Всё выше над горизонтом солнышко. Пропорционально движению ртутного столбика в зону положительных температур растёт количество желающих прочитать последние главы зимней сказки. Приятно, что мы не одиноки в своих пристрастиях.

 

Машук, прогулка

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Путешествия»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»