МЕБЕЛЬНЫЙ ЛАК С ОДЕКОЛОНОМ смешивали в парикмахерских для закрепления причесок в 60-е годы, другого не было

Елена Павлова

А весна – на пороге. Вместе с мартом, когда четкость веток еще не нарушена и почки на деревьях лишь готовятся распухнуть, чтобы однажды, после пьянящего дождя разом выпустить первые липкие листы. Еще будут метели наверняка (8 марта – по обыкновению), но как же хочется тепла, чтобы, говоря словами поэта, пустить на волю локти и колени. И вообще – приободриться, забыв про авитаминоз, прихорошиться, задрать нос к солнцу и вышагивать по улице, как бы не замечая мужских взглядов вслед… Какие прически носили женщины в ХХ веке после Октябрьской революции, к примеру, и до развала великой страны?

Здесь вам не гламур, тут климат иной

Короткие стрижки, скажем, вошли в моду практически одновременно в Европе и России в 1910-1920-е годы. У нас урбанизация и индустриализация, а там эмансипация набирали силу. Иначе говоря, шел рост городского населения, и параллельно происходило втягивание женщин в производственную и активную общественную жизнь. В то время, если судить по дневникам западных «нигилисток», им требовались большие усилия, чтобы стать «плоскими», надеть короткие, до колен, платья с декольте чуть ли не до пояса. Ну и на голове, естественно, устроить мальчишеский «гарсон». Некоторые доходили до конца, повязывая на блузоны галстуки, даже появлялись на вечеринках в смокингах. По-дамски элегантных, естественно.

После революции и гражданской войны в нашем Отечестве, то есть в Стране Советов, стрижка «гарсон» была воспринята чрезвычайно легко. Для одних это было нэпманским шиком и подражанием западной моде, другим просто недоставало мыла, чтобы как следует ухаживать за волосами. А иные переболели тифом, им было совсем не до локонов. По-любому это воспринималось, как социальный акт отречения от старого мира. Постриг в новое качество, так сказать. Потом нэпу пришел конец, но в сатирических журналах вроде «Крокодила» тех, кто продолжал делать по инерции разного вида сексапильные, как сказали бы сейчас, завивки, стали осуждать и критиковать. Посредством карикатур, само собой. И издевательских рифмованных подписей к ним. А все потому, что процедура приведения в порядок длинных волос была длительной, сидение в парикмахерских отнимало время у общественно-полезной деятельности. Аскетизм первых лет строительства коммунизма стремился к жесткой норме, волосы у большинства оставались короткими, а длинные и роскошные затягивались в узлы и всякого рода «дули» а-ля Крупская, прячась на затылке.

Но жизнь текла и изменялась, впадая в русло тяжелого, помпезного, так называемого Большого сталинского стиля.

Не «наша» самостоятельность

Короткая женская прическа стала восприниматься как нечто чуждое, свойственное излишней независимости характера (да и стриженых революционерок к тому периоду либо расстреляли, либо пересажали или выслали в места, не столь отдаленные). Античные косы и пышные волнистые волосы опять вошли в моду. Вернулась и завивка. Избыточному, порой до пошлости, архитектурному сталинскому ампиру должно было соответствовать и тело-текст. Девушку с веслом в городах и весях помните? Долго стояла, между прочим, в нижней части нынешнего Центрального парка, что в старой части Ставрополя. А физкультурные парады? Моя престарелая соседка по дому Валентина Михайловна Перепелица, которая принимала участие в одном из них на Красной площади, рассказывала, как их мучили репетициями и подписками о неразглашении. Всего и вся. Время было такое. К тому же молодых, спортивных и крепких по всей стране собирали, бывало, и масляными глазками приглядывались к ним разные высокопоставленные начальники. А попробуй отбейся! Это в кинохронике они с золотыми значками ГТО на груди выглядят весело и шагают бодро с улыбками на лицах, а что там было за фасадом? Всякое было…

Затем грянула война. Античные косы вновь потеряли свою привлекательность по материальным, читай – бытовым, причинам. После Победы и отмены раздельного обучения в школах по половому признаку многие девчонки перестали носить косички. Отвыкли, обучаясь среди себе подобных, что за них, и пребольно, дергают соседи сбоку и сзади, проявляя таким образом свое особое внимание. С середины 50-х и в 60-е короткая стрижка опять входит в моду. Оттепель, однако. Правда, тут стоит отметить, что в 1955-м отменили запрет на аборты, и обрезание волос обрело символический знак некоторой свободы выбора и, как и в 20-е, своего рода демонстрацию самостоятельной позиции: хочу быть молодой, веселой и радоваться жизни.

Ах, фестиваль, ах, фестиваль!

Тот самый, международный, который прошел в Москве в 1957-м, открыл шлюзы для подражания в масштабе один к одному и… антизападной пропаганде в журналах и газетах. А что такое мода? Это когда ей следуют тьмы и тьмы желающих выглядеть стильно, привлекательно и современно. Взять, например, шокирующий прохожих в первое время «конский хвост». Его «срисовали» в кино. Как и распущенные (о, ужас!) длинные волосы знаменитой «Колдуньи» в исполнении Марины Влади. «Что за грива?!» — возмущались дворовые соседки, глядя вслед девчонкам с развевающимися волосами, спешащим на танцплощадку или на свидание. А журнал «Работница» давал, как и положено в Стране Советов, советы в 1964 году: «Не эстетично выглядят и обес-цвеченные перекисью длинные распущенные волосы: они всегда кажутся нерасчесанными, пристегиваются пуговицами». Однако тому же Владимиру Высоцкому было все равно, что публикует «Работница», он был покорен романтической «Колдуньей», как и многие его сверстники. А юные женщины старались походить на Марину Влади хотя бы длиной волос… Не с того ли времени блондинки получили признание мужчин?

А уж что началось в СССР после выхода на экран французского фильма «Бабетта идет на войну»! Знаменитая ББ – секс-символ того времени Брижжит Бардо перевернула всю советскую парикмахерскую науку. Начес – основу этой прически – официально клеймили все, именно тогда у нее, как и у других с западными корнями, появилось презрительное прозвище «Я у мамы дурочка». Власть считала «Бабетту» асоциальной и по форме, и по технологии, вредной с точки зрения гигиены. Естественно, если в то время не было лака для закрепления прически, и местные умельцы творили его из мебельного, разбавляя одеколоном. «Девушки со взбитыми волосами теряют очарование юности, выглядят значительно старше своих лет», — писала все та же «Работница». А Людмила Гурченко вспоминала в своей книге мемуаров: «Из-за больших голов с начесом все казались тонконогими…»

Потом в моду вошла химическая завивка – шестимесячный перманент (в просторечье «баран») остался в прошлом. А в августе 1962 года было принято специальное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о дальнейшем улучшении бытового обслуживания населения, в котором речь шла о нехватке женских парикмахерских, в нем предусматривалось открытие салонов красоты на предприятиях, где большинство составляла прекрасная половина человечества…

Можно считать, что именно с этого момента власть практически отказалась наконец от давления в вопросе женских причесок с политическим уклоном. Какую хотели, такую и носили. Мужчинам же и раньше, и потом везло куда меньше. Достаточно сказать, что «волосатиков», как и других «стиляг» в зауженных брюках, могли не пустить на занятия в школу или институт. Потом, правда, началось общественное порицание коротких юбок. Мол, их длина соответствует уму тех, кто их надевает.

По воспоминаниям одной из федеральных судей Ленинского района, выпускницы 70-х годов, и ныне, кстати, здравствующий на пенсии директор школы города Ставрополя иногда утром входил в старшие классы, просил всех встать и строго осматривал длину коричневых форменных платьиц – на предмет длины. Модницы их обычно подшивали, а не обрезали. Приходилось выходить из кабинета и, чертыхаясь, где-нибудь в укромном месте отпарывать. Но и тут выход находили: прикалывали булавками после уроков. А некоторые директрисы (как правило, старые девы) держали в своих кабинетах ацетон – нанесение лака на ногти ими, мягко говоря, не поощрялось. Какая бы истерика была с ними сейчас – трудно представить…

Кстати, мода на текущий момент для женщин – отказ от всего мужского, включая брюки, упор на юбки, а также возвращение на одежду чисто женских элементов вроде всевозможных бантов и других украшательств, говорят модельеры. Что бы это значило? А просто весна уже на пороге.

Подготовила Наталья ИЛЬНИЦКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов