Мечтал спасать людей...

Елена Павлова
'Я понимаю, что Ивана уже не вернешь, но ведь виновные должны понести наказание', - Валентина Владимировна Окуняка с трудом сдерживает слезы. В августе прошлого года ее 17-летний сын погиб, но те люди, по вине которых произошла трагедия, до сих пор наслаждаются жизнью и свободой.

Честно говоря, ситуация, о которой я собираюсь рассказать, весьма сложная. Пришлось долго изучать документы, порой противоречащие друг другу. Все имеющиеся бумаги я показывала знакомому юрисконсульту. Спорили мы с ним чуть ли не над каждой фразой, где буква закона порой резко противоречила законам человеческой жизни. Но обо всем по порядку.

Иван был ребенком, о котором любые родители могут только мечтать. Хорошо учился, с юных лет старался помочь семье материально, используя любую возможность для подработки. Мать растила его одна (отец Ивана умер, когда мальчик был совсем маленький). Все знают, как сложно существование в селе, и сын Валентины в отличие от некоторых других сверстников понимал это. А еще Ваня обладал яркой привлекательной внешностью, поэтому парня заметили сотрудники одного модельного агентства. Иван стал ходить на занятия и туда. После школы он поступил в Ставропольский медицинский колледж, готовился впоследствии получить еще и высшее образование, стать врачом, дабы спасать людям жизнь. Вот только его жизнь врачи не спасли.

В последний день лета Иван с друзьями отдыхал в городском парке Победы. Ребята провожали лето и… Ивана. Утром он собирался ненадолго улететь в Москву. Билеты на самолет уже лежали в кармане. Ваня порывался уйти пораньше, но товарищи уговорили его остаться: мол, кто знает, когда свидимся. Если бы они знали, что в следующий раз увидят Ивана уже на кладбище... Наконец приятели решили расходиться. И уже на остановке к ним подошли несколько незнакомых парней, явно желающих 'нарваться'. Слово за слово произошла ссора, переросшая в драку. Кстати, из-за чего возник конфликт, никто из друзей Ивана даже не мог толком вспомнить. Просто незнакомцам хотелось выплеснуть на окружающих свое плохое настроение. Один из нападавших так ударил будущего медика, что тот упал на землю и потерял сознание. Испуганные Ванины товарищи вызвали милицию и скорую помощь. Ивана доставили в нейрохирургическое отделение четвертой городской больницы. Там ему назначили противоотечную и обезболивающую терапию, сделали рентгенограмму. В 8.25 утра врачи констатировали смерть Ивана. Первоначальный диагноз при поступлении Окуняка в больницу и посмертный, проведенный судебной медицинской экспертизой, значительно различались. Но обо всем подробней. 'Закрытая черепно-мозговая травма, контузия головного мозга средней тяжести, ушиб мягких тканей лица, аспирация рвотных масс, алкогольное опьянение'. Такой результат летального исхода сообщили сначала. Но дальше ситуация развивалась совершенно шокирующим образом. Кто-то из пациентов, находившихся в больнице одновременно с Окуняка, в приватной беседе рассказал потом Валентине Владимировне, что Ваня практически не осматривался дежурным врачом, и это при том что, если человек поступает в состоянии алкогольного опьянения, ему должно быть уделено особое внимание. Валентина написала жалобу в адрес министерства здравоохранения Ставропольского края о недостатках оказания помощи ее сыну. И после судебно-медицинского исследования диагноз стал звучать по-другому. Во-первых, прибавился, цитируем дословно, 'перелом затылочной кости… Ушибы вещества головного мозга тяжелой степени височных долей… Отек вещества головного мозга с вклинением ствола в большое затылочное отверстие'. Человеку, не знакомому с медициной, понять значение этих терминов непросто, но факт в том, что, если бы действительное положение вещей установили сразу, был бы шанс спасти Ваню. Первоначальный диагноз преуменьшил опасность для жизни в несколько раз. Позднее медработники аргументировали свои действия тем, что в их больнице нет томографа. В принципе, это так. Но плюс ко всему, согласно судмедисследованию, не зафиксировано алкогольное опьянение, а информирование Валентины, что ее сын задохнулся от рвотных масс, – необоснованно. Да и медицинская проверка установила еще некоторые недостатки, в корне противоречащие клятве Гиппократа. Опять цитата: 'Больной не осматривался ответственным дежурным нейрохирургом К. Не проявлена врачебная настороженность с учетом механизма такой травмы (мы ее озвучили ранее. - А. С.). Рентгенологом не диагностирован перелом затылочной кости'. Врачи понесли такие наказания: одному объявили выговор, другому - дисциплинарное взыскание, третьему – замечание. Родственники Окуняка подали заявление в прокуратуру Промышленного района о привлечении виновных врачей четвертой больницы к уголовной ответственности. Им было отказано ввиду отсутствия состава преступления…

Как рассказали мои собеседники, совершенно неправдоподобное 'кино' развивалось и в правоохранительных органах. Передо мной лежат жалоба представителя стороны потерпевших и отказ прокурора Промышленного района на эту жалобу. Во-первых, по показаниям свидетелей, в избиении Ивана участвовали три человека. В отношении двоих из них уголовное преследование прекращено (потерпевшие считают это неправомерным) на том основании, что те указали: смертельный удар нанес некий третий человек по имени Ренат, найти которого до сих пор не удалось. Адвокат говорит, что одежда Ивана со следами обуви была изъята, но трассологическую экспертизу не провели. Из отказа же следует, что в материалах дела нет данных о том, что на вещах замечены следы обуви. А экспертизу не провели, потому что не установлен человек, избивший Окуняка. Плюс Валентина Владимировна утверждала, что о результатах расследования она узнала только после обращения к адвокату. В прокуратуре же ответили, что имеется уведомление потерпевшей о приостановлении предварительного расследования.

Я ни в коем случае не хочу обвинять правоохранительные органы в бездействии. В конце концов, вполне возможно, что их работа просто не видна на взгляд неспециалиста. Но с чисто человеческой точки зрения, когда видишь отчаяние родителей и близких парня, погибшего ни за что, оттого, что какому-то подонку захотелось поразвлечься… Возможно ли в подобном случае подобрать слова утешения?

Алена Самойлова.

P.S. Когда статья уже была готова к публикации, поступила информация, что краевой прокуратурой вынесено решение о возобновлении расследования уголовного дела по факту нанесения Ивану Окуняка тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Материал по факту смерти Окуняка в нейрохирургическом отделении больницы № 4 по ходатайству представителя потерпевших был присоединен к материалам вышеупомянутого уголовного дела. В начале марта было заявлено ходатайство о назначении повторной судмед-экспертизы, которой предстоит ответить на более чем 25 вопросов. Основной из них – установление причины смерти. Пока экспертиза не проведена...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Ванюшка был мой одноклассник, один из лучших друзей и просто хорошим человеком. Пусть тебе земля будет пухом мой друг. До сих пор слезы наворачиваются а ведь много лет уже прошло. Терпения твоей мамульке, твои друзья всегда тебя помнят.
1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов