Медицина. «03» — служба экстренного реагирования!

Лариса Денежная
Вчера в Москве начался съезд работников «скорой помощи». С 15-минутным докладом на нем выступит главный врач службы «03» г. Ставрополя О. Иванов. Пока федеральные власти ищут пути выхода из критического положения, в котором оказалась «скорая помощь», для профессионального сообщества ставропольский эксперимент, правда, весьма непродолжительный, представляет особый интерес.

Прервался он после вмешательства прокуратуры. После чего главой города Ставрополя было принято постановление, отменяющее действующий до недавнего времени порядок оказания скорой медицинской помощи в соответствии с утвержденными минздравом края стандартами. Тот самый, который наделал столько шума в стране. А именно – оплату за «непрофильные» вызовы.

Комиссия по социальным вопросам городской Думы решила выяснить последствия отмены эксперимента, узнать, какой накопленный опыт можно развить, что требует усовершенствования, посвятив этому выездное заседание. Депутаты посетили городскую станцию «скорой помощи» и кабинет «неотложки» в городской поликлинике № 3.

К истории вопроса

У первопроходцев – всегда тяжелый путь. Это сейчас, на самых высоких уровнях говорят: нововведения на ставропольской «скорой» обнажили проблемы этой службы в масштабах всей страны. Только теперь к ней повернулись лицом. И даже создана специальная комиссия по реформе «скорой» на федеральном уровне. Мало того, ставропольским опытом заинтересовались другие регионы, признав, что у российской службы «03» нет альтернативы.

Олег Иванов рассказал депутатам предысторию введения эксперимента. Предпринимаемые на уровне города шаги по улучшению работы «скорой», в том числе и ее материальной базы, ощутимых результатов не дали. Увеличился автопарк, количество бригад, а значит, повысилась и доступность скорой помощи населению – в результате только возросло количество вызовов. Нагрузка на специалистов достигла пика в 2004 году, когда на тысячу человек населения этот показатель составил 428 (в 2001 – 370). «Скорая» превратилась по сути в поликлинику на колесах. Бригады занимались несвойственными функциями: снимали ЭКГ, делали уколы, в том числе онкологическим больным, по назначению врачей поликлиник, выезжали к больным во время обострений хронических заболеваний и т.д. То есть обслуживали вызовы, не требующие экстренной медицинской помощи — а таких было до 60 процентов. В результате – вал жалоб на задержки прибытия «скорой» со всеми вытекающими последствиями.

В связи с этим и была введена оплата за «непрофильные» вызовы. Тем более что действующее федеральное законодательство разрешало оказывать платные услуги, дополнительно к гарантированному государством объему бесплатной медицинской помощи. В таком режиме проработали четыре месяца. Но вышел приказ Минздрава РФ, который определил новый порядок оказания экстренной медицинской помощи. Основное его отличие от предыдущего регламентирующего документа в том, что таковая должна оказываться в соответствии со стандартами. На это несоответствие и обратила внимание прокуратура. После разработки и утверждения минздравом края стандартов оказания скорой помощи (а федеральный законодатель дает право местным органам власти пользоваться временными – до принятия общегосударственных) главой города было принято новое постановление взамен отмененному.

— Суть его осталась прежней, — рассказывал Олег Иванов. — Пациентам при жизнеугрожающих состояниях и заболеваниях, определенных стандартами, экстренная помощь оказывалась бесплатно. За рамками стандартов, по желанию пациентов, – на платной основе. То есть речь идет о плановой медицинской помощи, которую могут оказать амбулаторные учреждения и которая может быть отсрочена по времени. Советовали обратиться в отделения неотложной помощи в поликлиниках по месту жительства.

Новая схема принесла свои результаты: сократилось количество «непрофильных» вызовов на четверть и время прибытия «скорой» (бригады стали приезжать в течение 15 минут). Практически исчезли жалобы. Но краевая прокуратура сказало свое веское слово: в здравоохранении должны применяться только федеральные стандарты. В результате…

Эксперимент остановили. Что дальше?

— К сожалению, федеральные законодатели издают документы, где много правовых коллизий, — сказал О. Иванов. — Есть возможность для разных толкований. Мы, например, не считаем, что были не правы. Но и у нас, и у прокуратуры – своя правда, и вполне законная. С позицией надзорного органа тоже можно согласиться.

Олег Иванов добавил, что стандартизация в здравоохранении – дело неблагодарное. А при оценке состояния больного может играть роль и субъективный фактор. Поэтому принцип работы «скорой» и критерий «бесплатности» должен быть один: доставка больного в кратчайшие сроки в стационар при поддержании жизненноважных функций. То есть не врач – к больному, а больной — в многопрофильное лечебное учреждение, где ему будет оказана вся необходимая медицинская помощь. Именно по такому принципу работает «скорая» во всем мире. Если часть плановой помощи оказывается на месте, тогда нужно найти механизмы возмещения этих средств населению, через ту же систему медицинского страхования. Но этот вопрос должны урегулировать на федеральном уровне. И здесь нужна политическая воля.

Начальник горздравуправления Виктория Францева подтвердила, что схема работы «скорой», ориентированная именно на доставку больного в стационар, на федеральном уровне прорабатывается. Город к этому готовится. Предполагается развивать экстренную службу в больницах и поликлиниках. В стационарах – это отделения краткосрочного пребывания, когда в одном месте больной может пройти диагностическое обследование, а после установления диагноза решается вопрос с лечением – или в специализированном отделении больницы или по месту жительства. В поликлиниках уже созданы отделения неотложной помощи. Именно они призваны разгрузить «скорую», что и делают сейчас. Те сто вызовов, на которые сократилась обращаемость в службу «03», взяли на себя поликлиники. В перспективе режим работы этих отделений продлят до 10 часов вечера.

Депутат Владимир Карданов, главный врач городской консультативно-диагностической поликлиники, рассказал об опыте работы своего лечебного учреждения:

— В течение полугода мы очень плотно работаем со «скорой помощью». Ее работники передают нам списки и адреса больных, проживающих на территории поликлиники, которые часто вызывают «скорую». Мы их берем на себя, под патронаж «неотложки». Кому-то купируем давление, делаем инъекцию инсулина и т.д. Каждая территория знает таких больных и их проблемы. Но есть еще очень важный момент — обучение специалистов. Врачи должны пройти первичную специализацию по неотложной помощи.

Вот почему депутаты, знакомясь с организацией кабинета «неотложки» в третьей городской поликлинике, очень подробно интересовались у терапевта Н. Кортиковой, хватает ли ей полученных знаний. Ориентируется ли она в симптоматике различных заболеваний? Нужна ли ей дополнительная специализация? Какие действия предпринимает врач в сложных случаях? Сталкивается ли доктор с хирургическими случаями на вызовах? Сможет ли фельдшер заменить врача, который в это время уехал по адресу?..

Депутаты ознакомились с оснащением кабинета, посмотрели и так называемую медицинскую укладку – сумку с набором необходимых лекарственных средств и инструментарием для оказания неотложной помощи. С ней выезжает доктор к больному. Здесь же, в кабинете, ведется и амбулаторный прием. Как рассказала доктор, бывает, кому-то становится плохо в поликлинике — таким тут же оказывается помощь. Недавно вот до приезда «скорой» проводили реанимационные мероприятия одной женщине.

Участники выездного заседании пришли к выводу: опыт города по разделению скорой и неотложной помощи нужно развивать. И это дело не одного месяца. Но точку в этом вопросе должны поставить федеральные законодатели.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов