Медицинская звезда

Валерий Манин

Решив стать врачом, Петр взялся за дело с казачьей основательностью.

Окончание. Начало в № 12

На вершине Эльбруса.
На вершине Эльбруса.

Не довольствуясь только теорией, он едва ли не с первого курса начал осваивать профессию на практике: устроился препаратором на кафедре нормальной анатомии. (Это звучит солидно, а на самом деле он таскал трупы, которые и препарировали студенты.) Позже стал по ночам работать санитаром и медбратом в больнице №1.

Там-то известный в городе хирург Владимир Иванович Щербаченко однажды ночью, когда привезли экстренного больного, предложил четверокурснику Чумакову удалить тому аппендикс. Увидев, как студент точно и уверенно работает с инструментами, довольно вымолвил: «Хирург из тебя получится!»

Вообще Петр Ильич убежден, что для хирурга очень важно, чтобы в какой-то момент, лучше в самом начале карьеры, рядом оказались добрые профессионалы. Везет не всем – Чумакову повезло. Повезло с преподавателями в вузе, повезло с распределением. После института начинающий хирург попал в Калмыкию. Знаю не понаслышке – сам после журфака 13 лет там отработал – это лучшее место для молодого человека, стремящегося стать хорошим специалистом. В семидесятые годы прошлого века в этой степной республике (неожиданно для меня) вдруг оказалось немало классных специалистов в различных отраслях народного хозяйства. Позже нашел объяснение этому феномену. По разным причинам сюда попадали талантливые люди. Одни – из-за непростого характера, другие – из-за свободомыслия, кое-кто сбегал от неудачного брака и так далее. Но главным, я в этом убежден, была кадровая политика, которую на протяжении многих лет проводило руководство Калмыкии во главе с тогдашним первым секретарем обкома КПСС Героем Советского Союза генералом Басаном Бадьминовичем Городовиковым. Он неукоснительно требовал приглашать в республику наиболее талантливых молодых (и не только молодых) специалистов, предоставлять им жилье, обеспечивать иными благами, иногда даже в ущерб коренному населению.

Уже на первом своем ночном дежурстве в республиканской больнице врач Петр Чумаков встретился с легендой калмыцкой медицины – Станиславом Михайловичем Правдиным. Тот отправил вчерашнего студента изучать истории болезни пациентов, а сам растянулся в ординаторской на жесткой кушетке – хирург должен хорошо отдохнуть, чтобы в любой момент быть готовым выполнить свои профессиональные обязанности.

Когда же посреди ночи «скорая» привезла очередного больного, он послал новичка для осмотра и установления диагноза. К счастью для Петра Ильича, больной поступил с явными признаками аппендицита, которые были ему хорошо знакомы. Чумаков, стараясь быть солидным, спокойно доложил Правдину о диагнозе. Тот, узнав, что молодой коллега уже делал аналогичные операции, скомандовал: «Мойтесь – и в операционную!»

В операционной Петр Ильич нашел только лежащего под наркозом больного и какую-то крохотную женщину в одежде сестры милосердия. Та, увидев, что молодой коллега стоит в нерешительности, спокойно спросила: «А чего ждем? Начинаем». И протянула хирургу скальпель.

Проняв, что ассистента не дождаться, Чумаков приступил к работе. Увлекшись делом, он даже и не заметил, что из-за его плеча Правдин внимательно наблюдал за происходящим. Видим, оставшись довольным увиденным, он тихо удалился. А молодой хирург приступил к завершающей стадии операции – работе с шелковой нитью. Надо сказать, что шелк – продукт своеобразный, требующий определенного опыта работы с ним. Когда Петр Ильич, затянув шов, уже приготовился делать узел, его молчаливая операционная сестра неожиданно произнесла: «Тяни еще». Петр потянул, пока не раздался своеобразный щелчок – сама нить сообщала о завершении этого этапа операции.

Позже он узнал, что его первая операционная медсестра была, по сути, человеком без специального образования – перед войной окончила курсы РОКК (Российского общества Красного Креста). Именно выпускницы этих курсов составляли основную массу медицинских специалистов младшего звена (санитарок и сестер милосердия) на фронте. Науку спасать людей они изучали не по учебникам, а на поле боя и в прифронтовых санбатах.

Так в 1943 году и семнадцатилетняя Екатерина Матвеевна попала на фронт. И осталась верна своей профессии до конца жизни, сперва спасая солдат, потом – мирных жителей, а заодно передавая великое чувство милосердия своим молодым коллегам. Господи, как же вас, сестер милосердия, сейчас иногда не хватает в нашей жизни!

В Элисте быстро заметили талант молодого хирурга и отправили того в Ростов, чтобы в здешнем медицинском институте он смог приобрести специальность уролога, в которых очень нуждались в Калмыкии.

Но молодому урологу не пришлось долго трудиться в степной республике – в 1971 году Петр Чумаков был призван в ряды Вооруженных Сил СССР. Два года начальник медицинского пункта одной из ракетных частей, затерявшейся в лесах Закарпатья, честно исполнял свой гражданский долг. Авторитетом лейтенант Чумаков у однополчан пользовался абсолютным. Тут надо заметить, что значительную часть солдат, особенно из службы охраны, составляли призывники с Северного Кавказа. По накачанной шее и той «фирменной» утиной походке они сразу признали в лейтенанте борца. А когда тот на полянке, превращенной в импровизированный борцовский ковер, одного за другим уложил на лопатки всех главных джигитов, отношения сослуживцев к врачу стали почти сыновними.

 

Учитель, зажги звезду ученика!

Уволившись в запас, лейтенант медицинской службы Чумаков приехал в родной Ставрополь. Почти без раскачки включился в работу: за время службы соскучился по настоящему делу. Работал практикующим хирургом в урологическом отделении четвертой городской больницы, почти 10 лет – в краевой. Окончил клиническую ординатуру, с 1976 года – ассистент кафедры урологии родного вуза, сменившего за это время несколько названий: сперва – институт, потом – академия, а сейчас – университет. Но от этого суть учебного заведения не менялась – он был и остается главной кузницей медицинских кадров не только для Ставрополья, но и для соседних субъектов Северного Кавказа. Диплом выпускника Ставропольского меда – это солидная визитная карточка.

Именно с этим вузом и связана вся полувековая научно-педагогическая деятельность Петра Чумакова. Здесь он прошел все этапы профессионального роста: ассистент, доцент, профессор. В 1982 году защитил кандидатскую диссертацию, в 2006-м – докторскую. Он автор 162 научных трудов и обладатель пяти патентов и авторских свидетельств на изобретение. Подготовил трех кандидатов медицинских наук. А уж сколько классных врачей-урологов себя называют учениками Чумакова – и не счесть!

При этом большую часть своего времени и таланта отдал одному из самых сложных отделов урологии – детской. Вместе с коллегами Петр Ильич создал в Ставрополе первое на Северном Кавказе детское урологическое отделение. Чумаков – заслуженный врач России, заслуженный работник высшей школы страны. Награжден медалью «За заслуги перед Ставропольским краем», памятным знаком «За большой вклад в социально-культурную сферу города», «За личный вклад в развитие детской урологии и андрологии в России».

Будучи не только узким специалистом, но и человеком с твердой гражданской позицией, Петр Чумаков по мере сил, способствует улучшению жизни в родном Ставрополе. Горожане избирали его своим представителем и в городской Совет народных депутатов, и городскую Думу.

Звезда над Эльбрусом

Врачи по определению должны быть милосердными – клятва Гиппократа обязывает. Но у доктора Чумакова стремление помочь ближнему, как мне кажется, заложено на генном уровне. За четверть века, что мы дружны, я не припомню ни одного случая, когда бы Петр Ильич ни кинулся на помощь нуждающемуся, особенно друзьям. Извечный казачий принцип «Отдать жизнь за други своя» для терского казака Чумакова (славного потомка запорожцев) – главное жизненное кредо.

Увлекшись еще в детстве горным туризмом, Петр Чумаков любовь к горам пронес через всю свою жизнь, став квалифицированным альпинистом. А доктор с альпинистской подготовкой – явление почти уникальное. Работая летом 1979 года врачом в альплагере «Алибек», Петр, обследовав очередную группу, дал добро на восхождение, а сам отправился к ближайшему водопаду. Не успел он взбодриться под ледяным душем, как услышал по громкой связи тревожное сообщение: «Доктора и начспаса в радиорубку!»

Подтвердилось худшее – на маршруте категории 5-б, проложенном к вершине Домбай-Ульчен, сорвавшимся камнем раздробило ногу альпинисту львовской группы Станиславу Щепанковскому.

Дав по радио указания о первой помощи пострадавшему, Чумаков вместе с группой спасателей отправился к вершине. Более десяти часов в авральном режиме двигались спасатели, волоча за собой акью – специальное приспособление, похожее на лодку. Подобрав пострадавшего и сделав заключение о тяжести ранения, Чумаков со спасателями почти без отдыха отправились в обратный путь. Теперь они тащили по ледяному гребню на высоте более трех тысяч метров и акью с больным, пока не добрались до ледника. Дальше вертикальный спуск и новый пеший бросок на Русскую поляну, куда сумел подняться вертолет. И только отправив травмированного в Черкесск, Чумаков с облегчением растянулся на зеленой травке, подставив измученное тело горному солнышку.

А известие, что ногу львовянину спасли, стало главной наградой доктору Чумакову и его друзьям-альпинистам за многочасовое страдание.

Хотя работу в горах сам Петр Ильич за тяжелую муку не считает. При первой же возможности и сейчас отправляется в горы, считая, что именно там он и черпает силы для основной своей деятельности. В 2009 году он в очередной раз поднялся на Эльбрус, водрузив над высшей точкой Европы (5621 метра) знамя Ставропольского государственного медицинского университета.

И сейчас свой 70-летний юбилей доктор Чумаков встречает в полном здравии, считая, что путь к своей главной звезде он еще не преодолел.

очерк, юбилей

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости