«Мелочный» бизнес

Наталья Ардалина

«Мелочный» бизнес

Спускаюсь вниз по проспекту Карла Маркса. Опираясь на бетон, стоит девчушка лет пяти-шести с протянутой рукой. К ней подходит молодой человек, дает полтинник, судя по всему, спрашивает, одна ли она здесь, потому что девочка кивает головой на нищенку, расположившуюся метрах в двадцати от нее. Я понимаю, что деньги ребенку давать смысла нет — все равно заберут. Кидаюсь в ближайшую аптеку (продуктовых магазинов рядом, как назло, нет), покупаю аскорбинку, гематоген, сок, выхожу — девочки уже нет.

В общем-то, я уже не раз сталкивалась с подобным: стоит проявить заинтересованность ребенком, сидящим с протянутой рукой, как через несколько минут он исчезает. Потому что вовлечение в попрошайничество несовершеннолетних предусматривает уголовную ответственность. А те, кто делает бизнес на подобном явлении, с законом знакомы очень хорошо и обычно стараются отделаться «административкой». 

Оглядываюсь вокруг: нищенка тоже исчезла, но зато чуть ниже в коляске сидит безногий инвалид с кружкой, в которой «плещется» мелочь. А рядом с ним стоит мужчина в бордовой куртке. Нет, не подает денег, а вроде бы, наоборот, забирает... Точно сказать не могу, бордовая спина перекрывает обзор. Вот наконец ее обладатель двигается вниз. Я подхожу к инвалиду, интересуюсь, кто этот молодой человек. Разумеется, в ответ слышу, что никто деньги у нищего не забирает, что это просто знакомый. Отдаю инвалиду свой запас аскорбинки и шагаю дальше, пытаясь не потерять из виду бордовую куртку. А тот не оставляет без внимания ни одного нищего: кому-то просто кивает, к кому-то подходит вплотную, перекидывается парой слов... Кстати, я никогда раньше не видела, чтобы на проспекте Карла Маркса одновременно находилось такое количество нищих, причем по большей части инвалидов в колясках или на костылях. 

Последняя точка — перед «Норд-Сервисом» молодая женщина с ребенком на руках. Бордовая куртка проходит мимо нее не останавливаясь и скрывается в общественном туалете. В надежде дождаться ее обладателя я захожу в кафетерий, покупаю сосиску в тесте и сок, возвращаюсь к мамашке с малышом. Разулыбавшийся мальчик просит мать: «Открой!».  Пока Давид пьет сок, начинаю приставать к женщине: кто ты, откуда? Рассказывает, что сама она из Буденновска, в Ставрополь приехала с матерью, а мужчина в бордовой куртке к ней не имеет никакого отношения. Может, и правда, потому что по внешнему виду женщина больше похожа на привычных нашему взгляду цыганок с младенцами, которые с теплом начали выходить на промысел. 

Обладателя бордовой куртки я так и не дождалась. А вот нищие инвалиды стали появляться на всех крупных перекрестках города. Поскольку они создают серьезную угрозу безопасности дорожного движения, «колясочниками» заинтересовались сотрудники ГИБДД. И выяснили адрес, куда поздно вечером собирали попрошаек: дом на улице Ясная поляна. Туда-то и нагрянули с проверкой сотрудники Ленинского ОВД вместе с миграционной службой. Оказалось, что хозяйка сдала дом большой семье, приехавшей в Ставрополь из Молдавии. Точнее, даже не одной семье, а сразу четырем: пожилые родители и их четверо взрослых детей, каждый уже со своей семьей. Как рассказал начальник отдела милиции № 1 по Ленинскому району Валерий Долган, квартиросъемщики не стали запираться, без лишних слов впустили проверяющих в дом. Оказалось, что с регистрацией у приезжих серьезные проблемы: сотрудники миграционной службы составили протокол за предоставление ложных сведений при осуществлении регистрационного учета, а также административный протокол на хозяйку домовладения, взыскали штрафы. Но следов пребывания в доме инвалидов милиционеры не обнаружили, хотя осматривали тщательно, даже в подвал заглянули. 

Молдаван проверили по всем базам данных — никакого криминала за ними не числится. Тем не менее после проверки квартиросъемщики спешно собрали свои вещи и съехали. В течение выходных участковый трижды проверял адрес: пусто... Но исчезли только молдавские квартиранты, а инвалиды на перекрестках никуда не делись, продолжают создавать аварийно-опасную обстановку и, судя по всему, кому-то сдавать выручку. 

Сотрудники УФМС планируют оформить повторный протокол на гостей из Молдавии. Для этого им придется еще раз посетить уже опустевший адрес и попросить милицию установить новое местонахождение большой семьи. После второго протокола можно будет готовить документы на выдворение из страны. Нет сомнений, что вместе с ними исчезнут и инвалиды, собирающие милостыню на дорогах. Потому что это наверняка хорошо организованный бизнес: сами «колясочники» вряд ли в состоянии передвигаться на значительные расстояния, тем более по нашим, не особо приспособленным для этого улицам. А их видят и в Юго-Западном, и в Северо-Западном микрорайонах, и в центре, и в нижней части города. Значит, кто-то их привозит, потом забирает, кто-то их кормит, обеспечивает элементарные условия для проживания. Кстати, те инвалиды, которых видела я, к счастью, не производили впечатления заморенных голодом и были довольно чисто одеты. 

Есть во всем этом еще один немаловажный аспект: иные владельцы квартир сдают свое жилье любому, кто готов сразу заплатить. Иногда даже паспорт не проверяют, не говоря уже о том, чтобы поинтересоваться о целях приезда в Ставрополь. А ведь не так уж сложно позвонить участковому и сообщить, мол, сдал квартиру таким-то, приехавшим оттуда-то. Если постояльцы вызовут подозрение у сотрудников милиции, их тщательным образом проверят, что пойдет только на пользу владельцу квартиры. Ведь ни у кого на лбу не написано: бандит или, того хуже, террорист. Поэтому не стоит самим создавать проблемы родному городу, их хватает и без подозрительных квартирантов.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов