Место, которое мы потеряли

Валерий Манин
В Ставрополе есть необыкновенные места. Одно из них могло бы стать красивейшим ландшафтным парком, как в знаменитом Петродворце, каждый уголок которого - история. Сегодня зеленый островок с легендарным прошлым превращен чуть ли не в «бед-ленд».

Есть мнение, что немалое, и даже определяющее значение для счастливой жизни имеет место, где живешь или работаешь. По крайней мере, именно так утверждает древнее китайское учение фэн-шуй о космических потоках энергии, расположении зданий, пространственной ориентации и прочих тонкостях древних представлений об истинных ценностях. Оказывается, хорошее место, где стоит дом, приносит удачу и умиротворение. К слову, многие фирмы с мировым именем, прежде чем строить офисное здание, обращаются за советами к специалистам по гармонии с окружающим миром. Особенно хорошо, если возле здания минимум технических сооружений и максимум природного ландшафта. Такой островок мы и попытались отыскать в нашем Ставрополе. Правда, не столько с точки зрения фэн-шуй, а исходя из христианских и общечеловеческих ценностей, в первую очередь - избранности места, его яркой, неисчезающей энергии прошлого.

Всем известно, что новые храмы строятся в особенных местах. Так, строительство девятикупольной церкви в городе Минеральные Воды в 90-х годах не случайно началось на обычном городском пустыре - люди нашли там икону, во имя которой и назвали новую церковь. Район улицы Партизанской в Ставрополе – точно особенный. Почти 140 лет назад в этом районе - на противоположной стороне долины, где протекала исчезнувшая ныне речка Мутнянка, - ставропольский купец, торговец хлебом и вином Иван Алафузов облюбовал место для строительства винокуренного завода. Вряд ли русский купец владел основами фэн-шуй, но именно здесь на него и обрушилась удача – алафузовская продукция стала популярной и получала высшие награды того времени. А в 1888 году на северном склоне Мутнянки заложили первый камень епархиальной богадельни. Наверняка не просто так. Это место и впоследствии как будто притягивало к себе духовность. После обустройства богадельни - двухэтажного дома из камня, с садом, уходящим к реке, с церковно-приходской школой - здесь же началось строительство единственного в Ставропольской епархии свечного завода. С того времени во всех ставропольских церквях христианский свет освещал людям путь от свечей – от грамма до восьми килограммов весом, - изготовленных на склоне Мутнянки. Но и это не всё. Через несколько лет после открытия свечного дела близ завода построили Спасо-Преображенский храм, который существует и действует до сих пор.

Здешние места хранят свои тайны. И вряд ли кто-то возьмется объяснить, исходя из мирских представлений, многие загадочные события, происходящие на этом удивительном «пятачке» земли, который уже самой своей историей мог бы привлечь паломников. Помощник первого протоиерея храма, студент ставропольской семинарии Вячеслав Запорожцев, он же подрабатывал золотильщиком свечного завода, позже стал священником. И не просто служителем церкви, а убежденным миссионером. Он запомнился людям проповедническими сражениями с сектой «хлыстов» (старая русская секта христоверов, ироническое название происходит от слова «христы»), был полковым священником, а в 20-х годах прошлого века его арестовали и расстреляли при власти Советов. Сейчас составляется жизнеописание священника, и, возможно, церковь причислит его к лику святых - новомучеников России. Место же, откуда начиналось его служение, оставалось неуязвимым для «железной руки» Советов. Спасо-Преображенский храм оказался единственной церковью, которую так и не удалось закрыть, а ведь только в Ставрополе после революции закончилась жизнь 14-ти малых храмов. Богослужения шли, даже когда в корпусах свечного завода разместили госпиталь. Волей судьбы это был единственный в городе храм, сохранивший в годы гонений и раскола верность патриарху Тихону (Белавину), причисленного к лику святых. В конце 20-х годов небольшая домовая церковь стала центром духовной жизни города, здесь собирались до 1000 человек. Это раздражало власти, но тем не менее Спасо-Преображенская церковь, в отличие от других храмов, почему-то не закрылась ни в 20-е, ни в 30-е, ни в военные годы. Только в 50-х годах храм закрыли, а все строения и территорию передали Северо-Кавказскому военному округу - под госпиталь. Но крест над крышей сохранившегося храма появился-таки в конце 90-х годов, когда округ вернул территорию бывшего свечного завода епархии. Причем первое богослужение провел бывший офицер, в то время уже священник, отец Сергий (Сергей Чулков).

Но картина будет неполной, если не рассказать, насколько красивым и чистым было это место. Печальное настоящее составляет шокирующий контраст с прошлым. Когда-то церковные строения и воскресная школа утопали в зелени роскошной ясеневой рощи, их окружали озерца, пруды с рыбой и сказочный по красоте ландшафт. К 50-м годам прошлого века красоту безжалостно замучили – за полвека деревья большей частью вырубили, источники и родники завалили мусором, прозрачные озера заросли илом. С тех пор как здесь начал действовать храм, регентское и иконописное отделение Ставропольской духовной семинарии, территорию более или менее очистили, но восстановить былое стоит больших средств. Рядом с церковными землями – дубовая рощица, высаженная в советское время и ныне вырубаемая, замусоренная, ставшая летним притоном для наркоманов и алкоголиков. Часть леска уже занял чей-то особняк. Со стороны Партизанской строится еще один – вырытый нынешней осенью котлован смотрится рваной раной на фоне анархично заросшей рощи. Напротив церковной территории, огороженной разрушающимся каменным забором, - старое общежитие, стены которого также «на ладан дышат». Это временный приют для работников давно закрытой кондитерской фабрики. Тем не менее в общежитии около 15 обитаемых квартир. Жильцы рассказывают, что деревья рядом с ними массово вырубили около трех лет назад – предполагалось строить многоквартирный дом. На намерениях тогда дело и кончилось, зато вырубленная «плешь» густо поросла болезнетворной амброзией. Следующий «бум» строительства начался нынешней весной – гражданину отдали часть участка под ИЖС, а осенью появился упомянутый котлован и даже вагончик. Вагончик быстро исчез - возможность строительства особняка оспаривалась в прокуратуре Ленинского района. Сейчас строительство замерло, но, как выяснилось, все-таки, разрешено.

Попытка исследования возможностей обретения городом этого «острова», хоть с точки зрения фен-шуй, хоть с точки зрения духовности, экологии и красоты архитектуры, выглядит так. Директор расположенного в здешних дубках Ставропольского краевого колледжа искусств Марина Гуриева рассказывает, что хаотичные частные строения давят на них со всех сторон. Сейчас рядом с училищем какой-то делец решил строить питейное заведение (это рядом со школой искусств!). С другой стороны, прямо в роще уже выстроен частный особняк, перекрывший пути-дорожки, отхвативший у студентов и горожан часть так нужного в городе воздуха и свободной земли. К слову, дубки сажали именно студенты бывшего культпросветучилища, которые сейчас здесь преподают. По иронии судьбы именно преподаватели и студенты колледжа искусств стали невольными свидетелями уничтожения культуры насаждений и культуры жизни. Раньше здесь был открытый зеленый театр, где студенты давали концерты для всего района. Сейчас театра нет, зато ходят упорные слухи, что рощица «порезана» на куски и вскоре «зарастет» нехилыми частными поместьями с цепными псами, гаражами и прочими нужными в хозяйстве постройками.

Директор “Горзеленстроя” Галина Селеменева подтверждает, что судьба дубков обсуждалась в городе не раз, но ничего пока не решили – нет единства мнений. Деревья сажали в 50-х годах оперативным советским методом «шагающего питомника». Дубки, которые трудно назвать могучими дубами, выросли не из саженцев, а из уложенных в землю желудей. Саженцы из рощи и должны были «шагать» дальше по городу. Но дуб, который может жить библейскими максимумами до 700 лет и больше, любит простор для своей кроны, чтобы его личная территория занимала несколько метров. Получившаяся же рассадка оказалась как частокол, и вместо великолепных дубов получились «хлысты» - тонкие, устремленные ввысь деревья. Но необычный «островок» в серых буднях построек и автомобильных дорог сохранить можно, если привлечь средства и современные методы озеленения. Надо лишь определиться, что же здесь будет – одноэтажная застройка или обретенное прошлое - яркое, запоминающееся, неповторимое. Недавно вышедший путеводитель «пти фюте» по Ставропольскому краю, издание известного европейского издательства «Ле пти фюте», нелестно называет наш город «Ставрополем типичным», указывая на огромные площади одноэтажной застройки. Признавая, что у города есть свои «изюминки», европейский путеводитель позиционирует Ставрополь как «большую деревню». Описываемое место на улице Партизанской могло бы опровергнуть столь серую оценку туристического и архитектурного потенциала нашего города. Галина Селеменева, которая считает этот район интереснейшим местом, рассказала, что вместе с настоятелем Свято-Преображенского храма отцом Владимиром они размышляли над тем, как можно обрести потерянную для горожан красоту. Здесь можно было бы создать великолепный ландшафтный парк в стиле Петродворца, своего рода маленький заповедник. Ведь стала же святыней храма уже в наше время чудесно обретенная, почитаемая на Северном Кавказе икона Иверской Божией Матери. Её случайно обнаружил в столярной мастерской один из прихожан храма – старинный список чудотворной Иверской иконы служил… оборотной стороной верстака. Хотелось бы надеяться, что нам ещё предстоит открыть оборотную сторону забытой кладовой света и воздуха, на то, что власти нашего города отменят здесь частное строительство и найдут общественно значимое, альтернативное решение одноэтажной застройке этих мест. Ведь допотопное общежитие по улице Партизанской напротив церкви и церковного поместья, а за ним ломающий парковую зону, пусть даже шикарный частный особняк, который наверняка отгородят глухим забором, былой красоты, чистоты, духовности и значимости для города этим местам не вернут. Чтобы убрать старое общежитие, требуется серьезный проект по переселению людей из ветхого и аварийного жилья. Если же помечтать о парке, то хаотичная застройка рощи частными особняками и вовсе не ко двору. Дарами благословенного места по справедливости должны бы пользоваться сотни горожан, а не отдельные частные лица.

Светлана Усова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов