Миграционный клин

Елена Павлова

На днях Ставропольский краевой фонд «Содействие­Юг» провел презентацию проекта «Либерализация миграционной политики. Некоммерческие организации и политические рычаги». Это совместный проект фонда и Швейцарской Программы содействия укреплению гражданского общества в Российской Федерации. Главную идею проекта представитель швейцарской стороны Доротея Кольде­Коровин обозначила так: «Оказать поддержку интеграции мигрантов на Ставрополье. Идея эта, — добавила она, — актуальна и современна». Насчет последнего не поспоришь. А вот насчет поддержки интеграции мигрантов на российской территории со стороны зарубежных государств… Тут есть сомнения.

Во­первых, потока мигрантов из Швейцарии на необъятные российские просторы прогнозировать не приходится. А на Ставрополье, равно как и в Башкортостан (два пилотных региона проекта), жителей этой благополучной страны и на экскурсию не заманишь. Не то что на жительство. Так с чего бы швейцарским товарищам беспокоиться?

Заместитель директора Управления по развитию и сотрудничеству правительства Швейцарии Доротея Кольде­Коровин, правда, объяснила в своем выступлении, что реализация проекта являет собой что­то вроде обмена опытом. Мол, в Швейцарии во время активной миграции из Италии и Испании проблем не было, а сейчас, когда в страну стали переселяться люди, как деликатно выразилась докладчик, с другим отношением к швейцарской культуре, проблемы стали возникать. И в связи с этим их проект представляет взаимный интерес как для российской, так и для швейцарской стороны.

Надо отдать должное искусству дипломатии госпожи Кольде­Коровин. Ее российские партнеры, представившие журналистам пресс­релизы, цели и задачи выражали куда более прямолинейно: «В качестве главной задачи проекта мы планируем предложить объединить усилия законодательной власти края, миграционной службы, некоммерческих организаций по оптимизации миграционного климата в крае. Мы надеемся привлечь интерес краевого депутатского корпуса к пакету наших предложений, добиться вынесения разработанного пакета поправок на рассмотрение Государственной думы Ставропольского края»

Заявлено также, что проект является ответом со стороны некоммерческого сектора на недавнее подписание Президентом РФ Указа «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» и обозначено намерение предложить свои услуги по подготовке и исполнению региональной программы содействия переселению соотечественников…

К слову, авторы инициативы знают, что участие Ставропольского края в программе переселения – вопрос открытый. Федеральный центр по крайней мере на этом не настаивает. А в правительстве края многие склоняются к тому, что становиться территорией по приему мигрантов из­за рубежа Ставрополью не стоит.

­ Край, возможно, откажется от участия в федеральной программе, — сказал президент Ставропольского краевого общественного фонда «Содействие­Юг» Юрий Ефимов. – Тогда надо будет думать, как обустроить беженцев, которые уже живут здесь.

Юрий Германович считает, что руководителям края стоит крепко подумать, прежде чем отказываться от участия в федеральной программе, ибо в этом случае Ставрополье лишится крупных целевых средств, которые в нее будут заложены.

Окончание на 2­й стр.

Начало на 1­й стр.

Конечно, нельзя не согласиться с председателем фонда, что в первую очередь надо позаботиться о беженцах из Чечни. Только вот непонятно, при чем здесь федеральная программа по переселению соотечественников из­за рубежа? Чечня при всех ее издержках де­юре никогда не была зарубежной территорией. И не стоит понапрасну обнадеживать людей, которые кроме жилья в Чечне давно потеряли надежду на то, что их материальные потери (никто уж не вспоминает о моральных) когда­либо будут компенсированы… Не попадают они в число соотечественников, переселению и обустройству которых собирается способствовать федеральная программа: на территории России они жили – вот в чем проблема.

Что касается вопроса участия Ставропольского края в программе переселения соотечественника, то организаторы презентации проекта «Либерализация миграционной политики. Некоммерческие организации и политические рычаги» деликатно подталкивали собравшихся к осознанию необходимости данного шага.

Не только озвученными цифрами о естественной убыли населения станы в целом и края в частности, но и примерами США и Канады, которые сделали миграцию локомотивом своего развития. Старший научный сотрудник ИНП РАН Никита Мкртчан представил доклад «Миграция в контексте восполнения трудовых ресурсов и естественной убыли населения», а заместитель начальника Госкомстата Ставропольского края Елена Ганеева рассказала о влиянии миграционных процессов на демографическую ситуацию и формирование трудовых ресурсов в крае. Входят в большую жизнь граждане России 90­х годов рождения, когда по известным причинам рождаемость в стране стала резко падать. А родившиеся в 50­е, когда рождаемость стабильно росла, выходят на пенсию… Образовавшуюся брешь предлагается заполнять мигрантами. Вот тут начинают обозначаться противоречия. Даже из услышанного на этой презентации можно было сделать как минимум два не очень сочетающихся друг с другом вывода. Первый: нам нужны мигранты, чтобы заполнить нишу по выполнению непрестижной работы, ибо российская молодежь, которая в подавляющем большинстве стремится получить высшее образование, желает работать только в офисах. Второй: нам нужны не абы какие, а высококвалифицированные мигранты… Так как мы собираемся регулировать миграционные потоки, если сами не можем определиться, чего нам нужно. Кстати, сколько нужно – тоже непонятно. Три месяца назад на семинаре в Ростове один московский эксперт говорил, что России нужно порядка миллиона мигрантов в год в течение 50 лет. На презентации в Ставрополе другой московский эксперт, ссылаясь на прогноз Росстата, говорит уже о миллионе четырехстах в год. Ставки растут что ли?

И где нам взять на зарубежных территориях такое количество соотечественников, которые бы (следуя правительственной установке) хранили в себе уважение к российским традициям и культуре, обладали бы высокой профессиональной квалификацией и при этом желали бы уехать с нынешнего места жительства в Россию. Больше всего умиляет «конкретная» формулировка – «которые не хотят терять связь с Россией». Вот с этим как раз никаких количественных проблем не будет. С Дальним Востоком — Китай, С Калиниградом – Литва, а вот с Кубанью и Ставропольем ­ Турция, например, тоже ну ни в какую терять связь не хочет… Наши спецслужбы уж столько интересных связей здесь выявили. Так что желающих поставлять нам миллионы новоиспеченных соотечественников будет больше чем достаточно.

Но если, скажем, Дальний Восток с громадным количеством пустующих территорий определен правительством России в категорию “А” (то бишь тут миграционная программа будет работать по полной), то нас никто никуда не определял (мы не числимся ни в остро нуждающихся в миграционном приросте, ни в просто нуждающихся). А нам говорят – а чего бы вам самим туда не попроситься? Но возникает вопрос – а оно нам нужно?

Организаторы презентации не преминули упрекнуть СМИ в «тиражировании мифов о перегруженности края мигрантами». Ну, я еще слегка “потиражирую”… Еще в начале 80­х (при СССР) в районе Кавминвод были введены ограничения на прописку и проживание. По экологическим параметрам на территории уникальной природоохранной зоны курортов не должны были проживать более 500 тысяч человек. Сейчас там проживают более миллиона – чуть не половина населения края. Там что – демографический взрыв произошел, пока во всей остальной России рождаемость снижалась? Нет конечно. Миграционные потоки стеклись. И продолжают стекаться.

Нам говорят – миграция приносит экономическую пользу. Это она должна бы приносить в идеале. Для этого как минимум законы должны работать, а не двойные стандарты. Давайте с вами проедем, скажем, в Нефтекумский район и попробуем убедить коренных нефтекумцев в том, что миграция – это благо… Вот я не уверена, что после такой политработы мы вернемся оттуда с непошатнувшимся здоровьем…

Что не вызывает сомнения – это необходимость приводить миграционный процесс под полный контроль. А пока этого нет, говорить об увеличении мощности этого процесса, мягко выражаясь, несвоевременно. Это у Канады и Америки миграция — локомотив экономического развития. Так они ж этот локомотив у нас большей частью и формируют — интеллектуальные ресурсы у нас тырят – внаглую. Вы поговорите с преподавателями ведущих столичных вузов – особенно оборонных. Господа из­за океана выпускные курсы очень тщательно отслеживают. И лучшие выпускники хорошие предложения о работе от них получают. Многие соглашаются и уезжают. И работают за большие деньги уже на тамошнюю оборонку. Потому как родное государство им может предложить зачастую лишь долгие поиски работы и участие в конкурсе связей и кошельков при трудоустройстве, где знания и талант сплошь и рядом даже не рассматриваются.

Так что не знаю, какими посулами в Россию собираются привлекать высококвалифицированных соотечественников из­за рубежа. Для начала неплохо было бы научиться хранить то, что имеем. А пока не научились, все красивые речи о благе миграции и о том, что это от нас зависит, какие мигранты к нам приедут — не более чем разговоры в пользу бедных. Или же наоборот.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов