Михаил Василенко: «Но я пишу о самом важном без всяких поводов и дат»

Ольга Метёлкина

В дождливый воскресный день, когда логичнее всего было бы расслабляться у телевизора за чашечкой кофе, любители поэзии собрались в отделе краеведческой литературы и библиографии краевой научной библиотеки имени М. Лермонтова на творческую встречу с поэтом Михаилом Василенко. Среди гостей - знакомые всё лица: председатель городской Думы Георгий Колягин, руководитель Академии здорового образа жизни Василий Скакун, первый атаман Союза казаков Ставрополья Петр Федосов, бывшие однокурсники автора, ветераны журналистики, друзья...

Михаил Василенко читает стихи.
Михаил Василенко читает стихи.

Кому-то Михаил Василенко больше известен как главный редактор газеты «Вечерний Ставрополь» и журналист, кому-то - как руководитель МУПа, кому-то - как депутат городской Думы, кому-то - как выпускник исторического факультета Ставропольского пединститута и участник археологических экспедиций на Грушевском городище... Поэтическая сторона его жизни долгое время оставалась известной лишь узкому кругу друзей, близких и коллег. Это непростительное упущение решили устранить специалисты «Лермонтовки» и организовали в рамках проекта «Литературная среда» творческую встречу с Михаилом Юрьевичем. Но они не предполагали, что традиционно проходящее в камерном формате мероприятие привлечет внимание такого количества слушателей.

Участники встречи.
Участники встречи.

Поэзия и журналистика в жизни Михаила Василенко неразделимы. Не случайно его публикации в газете насыщены метафорами и другими образными выражениями, а стихи часто основаны на реальных событиях. В этом могли убедиться участники встречи. Михаил Юрьевич читал стихи из сборника «Годы-скороходы», вышедшего в прошлом году. Некоторые произведения он сопровождал не менее интересными комментариями, рассказывая о том, что послужило поводом для написания тех или иных поэтических строчек.

Тематика и жанровая палитра его литературного творчества сродни журналистике. Если бы я взялась за рецензию на сборник Михаила Василенко, то непременно обратила бы внимание на то, что автор пишет, как говорится, и для ума, и для сердца. Среди его лирики есть пронзительные, по-хорошему цепляющие за душу стихи о любви, о Родине, об исторических личностях и наших современниках. Без преувеличения, ком подступает к горлу, когда читаешь стихотворение памяти Риммы Ивановой.

Холодеют степи на ветру.
По земле война идёт, лютуя.
Брат везёт на родину сестру.
Мёртвую. Убитую. Святую.
Насыпи за пасмурным окном
Ускользают вдаль неудержимо.
Спит сестрёнка непробудным сном.
Младшая сестрёнка... Римма!
Римма...
Утренняя поздняя заря.
Паровоз крадётся вдоль перрона.
Ставрополь. Начало октября.
Девушку выносят из вагона.
На перроне - мама и отец,
Город весь от мала до велика.
Тысячи придавленных сердец...
Тишина. Ни шепота, ни вскрика.
Катафалк. В шпалерах - гарнизон.
Тянется процессия на гору.
В чёрное епископ облачён.
Погребенье у стены собора.
А вокруг церковного двора -
Та, ещё живущая держава,
Где свою победу одержала
Римма, милосердия сестра.

Нередко стихи Михаила Василенко автобиографичны. Например, цикл «Лето на Грушевском городище». Он был начат еще в конце 70-х годов, в археологическом лагере, где студенты исторического факультета вели раскопки, пели песни у костра, философствовали, влюблялись... Одним словом, наслаждались жизнью.

Стоит на земле палатка
На самой макушке лета.
Под старым ее брезентом
Юность моя живет.
Пока не сломают сердце
Лекала и трафареты,
Пока нам любовь пророчит
Сказочный звездочет.

Не могу не вспомнить, что именно благодаря «Поэме о Грушевском городище», опубликованной в институтской многотиражке «За педагога-ленинца», я узнала о поэте Василенко, а потом, много лет спустя, волей судьбы редактор Михаил Юрьевич Василенко принимал меня в штат «Вечерки». Его поэзия тогда стала своего рода гарантией, что с начальником, пишущим такие стихи, работать можно. Последующие двадцать с лишним лет стали убедительным тому подтверждением...

Мы расписали жизнь на номера,
На полосы, на рубрики, на строки,
На островки надежды и добра
В холодном убегающем потоке.
Мы прописали наши города
В архивные газетные  подшивки,
Мы пролистали судьбы и года,
Мы сами - будто времени отрывки.

Журналисты - народ творческий. Здесь не поспоришь. Но много ли сегодня поэтов среди главных редакторов общественно-политических газет?! Да и среди депутатов не часто встретишь человека, пишущего стихи (графоманы не в счет).

Не дописана страница
Под казенный трафарет -
Залетела вдруг синица
В мой служебный кабинет.
Летом окна нараспашку,
Летом всё навеселе.
Заблудившаяся пташка -
Возле скрепок на столе.
Я руками размахался,
Ей указывая путь.
Улетела... Я остался.
Ни чирикнуть, ни вспорхнуть.
Знать, опять в людские сферы
Булькнуть, как в водоворот...
Только стол в помёте сером
Птичьих страхов и свобод.

В литературе надо иметь не только талант, чтобы писать предельно открыто и откровенно, даже подсознательно не оглядываясь на «внутреннего цензора». Требуется смелость обнажить душу, показать своё лицо, не скрывая его за маской. И здесь на помощь приходит юмор и самоирония. Михаил Юрьевич о собственном первом «сочинительском опыте» в предисловии к сборнику написал в том же духе: «Первая рифма озарила в детсадовском возрасте: бурак - дурак. Бураком, кто знает, в наших южных краях иногда по старинке называют свёклу. Отчетливо помню, как поразился созвучию столь разных слов. Поражённый, застыл я в придомовом огородике, почти в прямом смысле, как вкопанный...». Уже тогда он пошёл своим путём, минуя традиционные рифмы: «кровь - любовь», «любовь - морковь». А чтобы узнать, какой он человек - Михаил Василенко, достаточно взять в руки томик его стихов или, как это было в минувшее воскресенье, послушать самого автора.

Слова на листике бумажном
Ложатся вкривь и невпопад,
Но я пишу о самом важном
Без всяких поводов и дат.

Однако, позволю себе небольшую ремарку по поводу дат. Многие друзья, коллеги и знакомые Михаила Юрьевича уже не представляют праздников без его традиционных стихотворных эсэмэсок, написанных, как всегда, с юмором. К примеру, просыпаешься утром 1 апреля, а телефон сообщает: М.Ю. Василенко прислал СМС:

Питая к Вам любовь и уваженье,
Прошу посланье правильно понять:
С Днём дурака не шлю я поздравленье,
Поскольку просто некому послать.

На творческой встрече Михаил Юрьевич процитировал другую праздничную эсэмэску:

Отмечать пришла пора
День Февроньи и Петра .
Счастье мы не провороним,
Целый день любя Февроний.
Будьте, девушки, щедры:
К вам приехали Петры.
Вы, родные, не филоньте.
Хоть сегодня пофевроньте.
Этот праздник - по нутру:
Всем Февроньям - по Петру,
По Февронье всем Петрам,
И за верность - по сто грамм!

Уже замечено, что авторские «поздравлялки» Михаила Василенко разлетаются и дальше в народ...

Книга на память.
Книга на память.

Гости отдела краеведческой литературы и библиографии расходились неохотно. Полтора часа пролетели совершенно незаметно. Гости окружили автора, задавали вопросы, обменивались номерами телефонов. Куратор проекта «Литературная среда» Ольга Кравцова пообещала, что библиотека обязательно еще раз пригласит читателей на творческий вечер Михаила Василенко, который будет проходить в более вместительном конференц-зале «Лермонтовки».

Фото Александра ПЛОТНИКОВА.

Ставрополь, творческая встреча Михаила Василенко

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Культура»