Миллион во внутреннем кармане пиджака

Нина Чечулина

Миллион во внутреннем кармане пиджака

Точнее, 250 тысяч рублей – остальные оказались «куклой», макетами денег, реальные и фальшивые купюры, помеченные люминесцентным порошком, были переданы мздоимцу в ходе следственного эксперимента. Наказание же на фигуранта уголовного дела Ставропольский краевой суд своим вердиктом наложил в виде штрафа – в размере 10 миллионов, при этом оставив его на свободе, согласно новой, «президентской» редакции Закона № 97-ФЗ, вступившего в силу в начале мая этого года.

О том, что прошлой осенью задержан с поличным при получении взятки в служебном «Мерседесе» на площади Победы и нынешней весной, а именно – 17 мая осужден бывший глава города Георгиевска 62-летний Виктор Губанов, сообщили в информационных материалах многие региональные и российские СМИ. Приговор привлек внимание прессы тем, что оказался первым прецедентом в стране (и пока единственным, получившим столь широкий резонанс) почти сразу после внесения «президентских поправок» в статью 290 Уголовного кодекса РФ.

Если коротко, то главное отличие поправок – наказание за взятку в особо крупном размере, ее вымогательство лицу, занимающему государственную должность РФ или ее субъекта, равно главы в органах местного самоуправления (выборных мэров, кажется, на отечественных просторах уже и не осталось), предлагается выносить не только в привычном для нас формате лишения свободы на некий срок, а еще и в «чувствительном» для преступника варианте – в виде штрафа, кратного от суммы взятки, пусть и с оставлением на свободе с нечистой, так сказать, совестью. С лишением права, например, занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Напомним: в нашем случае гособвинение требовало достаточно сурового и привычного обывательскому восприятию наказания для мздоимца – в виде девяти лет лишения свободы с содержанием в колонии строгого режима и штрафа полмиллиона рублей. То есть более похожего на правоприменение прежнего закона. Защита же, как ей и положено, доказывала необходимость переквалифицировать уголовное дело на другую, более мягкую статью закона – всего лишь на «превышение служебных полномочий» Губановым. Упирая на то, что взятка и не взятка вовсе, а спонсорская помощь ко Дню города, которую георгиевский мэр просто неправильно оформил – принял сам и наличными в нарушение действующего законодательства, хотя для этого существовал специальный фонд с соответствующим банковским счетом. Мол, о переговорах с представителями бизнеса о спонсорской помощи Георгиевску, включая и руководителя ООО «Волгодонск ДСП» о пресловутом миллионе, мэр вел речь с депутатами, это даже нашло отражение в представленном в суд протоколе заседания гордумы.

Миллион во внутреннем кармане пиджака

Деньги любят тишину

Защита опустила при этом, скажем так, что «занос» (кстати, раньше, как выяснилось, наличные в упомянутый фонд никто и никогда не доставлял) глава города потребовал произвести в глубоко вечернее время – 21 час, и не к себе в кабинет, а в служебный автомобиль, пригласив с собой прогуляться к нему «спонсора», где их и «застукали» с поличным, ведя видео- и аудиозапись происходящего, правоохранители. А дьявол прячется в деталях, не так ли? Кстати, записывали на камеру, магнитофон укромные встречи обоих в рамках оперативно-разыскной деятельности – вымогателя и вынужденного взяткодателя – несколько дней до этого, сразу после обращения последнего «куда надо». Мэр достал потому что.

Вначале, как следует из показаний руководителя «Волгодонск ДСП», за разрешение, чему не было никаких законных препятствий, построить торговый центр на месте купленных подземном складе и участке земли глава города просил отстегнуть ему три миллиона рублей. Десятину, так сказать, то есть 10% от сметной стоимости строительства будущего объекта. Вроде бы посетовал: одним из миллионов, мол, придется, увы, по-братски поделиться с прокурорскими и «краем» (блефовал, скорее всего, набивая себе цену и потворствуя одновременно распространению мнения о всеобщей и непобедимой коррупции).

И начался торг. Дебаты фигурантов шли с переменным успехом, то устремлялись к снижению суммы мзды до двух миллионов, то возникало предложение о бартере – поставке кухонной мебели в счет ее же, но с поставкой что-то не срослось; то возникала тема шантажа: если не договоримся, мол, по-хорошему окончательно, тогда и покупка склада, земельного участка, на котором должен возводиться торговый центр, будет признана недействительной…

Чистой воды вымогательство, в общем, шло полным ходом, даже истек 10-дневный по закону срок предоставления властями разрешения на стройку или выдачи обоснования на ее запрет. А сколько подобных нарушений, иначе административных барьеров при ведении того же строительства возникает на Ставрополье постоянно! Это отмечал не так давно, правда, по иному поводу и губернатор края В. Гаевский. Однако, что прячется за этими самыми барьерами – просто ли нежелание сотрудничать с бизнесом, как должно, либо стремление надавить и выдавить деньги, кто знает?

Словом, заключительная фаза дебатов была уже зафиксирована аппаратурой правоохранителей: сумма взятки по договоренности достигла 1800000 рублей, причем миллион наличными сразу, остальные в рассрочку – по сто тысяч в месяц. Прямо как допзарплата, нехилый такой довесочек, чуть ли не превышающий официальный оклад мэра. Особо же крупный размер взятки, уточним, начинает отсчет со 150 тысяч.

Короче, сотрудники следствия принялись готовить для большей части денег «куклу», Аннушка, образно говоря, уже разлила подсолнечное масло, чтобы другой персонаж, как в романе «Мастер и Маргарита», позже наступил, поскользнулся и угодил под трамвай, но в данный момент еще не ведал о грядущей неприятности. Как не ведал о ней и наш 62-летний фигурант, который, правда, угодил после задержания с поличным с приступом под капельницу в кардиологический центр, имея целый букет болезней, включая сердечные.

А ведь руководитель ООО «Волгодонск ДСП», подчеркнем, был согласен оказать спонсорскую помощь Георгиевску, но посильную, в размере полмиллиона целковых, но городу, а не лично человеку, пусть и стоящему у властного руля. Обидно, что не стеклось. И можно только предполагать вероятность такого же утекания якобы благотворительных, полученных путем вымогательства средств под эгидой различных фондов в других местах мимо общественного кармана…

 

Получилась десятина наоборот

Собственно, состояние здоровья, пенсионный возраст В. Губанова, его прежние заслуги перед обществом – грамоты, награды, положительная характеристика - в целом были приняты к сведению краевым судом под председательством Н. Чуба при рассмотрении уголовного дела в открытом заседании и вынесении приговора. В итоге потенциальная взятка в миллион превратилась в десятикратный по отношению к ней штраф 10 миллионов, который пополнит федеральный бюджет. Свобода же ему была сохранена, при запрещении экс-мэру занимать должности в органах самоуправления на срок до трех лет.

Слишком мягко, покажется кое-кому, учитывая предложение гособвинения? Тем более что в законе новой редакции нет десятикратного, штрафы в данном формате наказания за мздоимство начинаются с двадцати-, вплоть до 70- и 100-кратности размеров взятки. Что, пожалуй, правильно, если Россия буквально на днях начала присоединение к антикоррупционной конвенции Организации европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), что предполагает обязательное расследование и уголовное преследование фактов взяточничества у нас в стране. А «штрафной уклон» в борьбе с этим распространенным, увы, пока злом только на пользу – неотвратимость весьма зримого наказания, да еще и ощутимого в финансовом выражении должна настораживать тех же российских чиновников, приучать их к аккуратности и ответственности за принятые решения. Может быть, и на чужом примере.

Но любой приговор суда учитывает индивидуальные особенности преступника, сохраняя общий контур деяния. К тому же, данный приговор Ставропольского краевого суда – первый в своем роде. Эдакий эксперимент. Нужно было, скажет кто-нибудь изрядно кровожадный, дать реальный срок наказания в виде лишения свободы, несмотря на возраст и болезни, или увеличить кратность штрафа! А как же ее определить? Вопрос, что называется, интересный. В уголовном деле на В. Губанова нет сведений – ни об имущественном, финансовом положении фигуранта, то есть следственные органы этим не занимались. Вот суд и исходил из официальных данных о зарплате, скажем…

Словом, хороший закон против российской беды в новой редакции принят – его надо обживать, набираться опыта в его правоприменении всем причастным. И начало уже положено.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов