Министр эпохи перемен

Лариса Денежная

Сегодня отмечает 70-летний юбилей Николай Артемович Шибков, профессор, заведующий кафедрой общественного здоровья и здравоохранения факультета последипломного образования Ставропольской медакадемии, заслуженный врач Российской Федерации. Его имя хорошо известно в медицинских кругах. Одиннадцать с половиной лет он возглавлял здравоохранение края. Сначала - в должности начальника управления, а затем - министра отрасли.
По специальности кардиоревматолог, он и в буквальном смысле был самым что ни на есть сердечным министром, переживая чужую боль, как свою. На эти одиннадцать с половиной лет пришлись развал Союза, парализованное здравоохранение, переход на страховую медицину, теракты, катастрофы, вспышки «забытых» инфекций...

Вместе с Николаем Артемовичем погружаемся в воспоминания. В 1992 году Ставропольский край перешел на страховую медицину. Деньги выделяются только на зарплату врачей, крохи - на медикаменты и питание. Врачи работают в экстремальных условиях. Что это такое - знаю не понаслышке. В одной из городских больниц хирурги рассказывают: скальпели ржавые, шовный материал для операций привозят знакомые из-за рубежа. Завтрак больных - хлеб с чаем. Когда во время операции отключается электричество, а с ним и наркозно-дыхательная аппаратура - резервного источника питания нет, - врачи «дышат» за больного, вручную управляя техникой.
- Мы ведь тогда обрывали телефоны минздрава, ездили в Москву, убеждали, просили: нечем кормить больных, нет лекарств, - рассказывает Н. Шибков. - Сами возили оттуда медикаменты, операционные инструменты и столы, оборудование. По девятнадцать трейлеров отправляли в Ставрополь. Территории, откуда по нескольку месяцев не летали самолеты, не смогли забрать лекарства и оборудование - мы все это в край, пока другие не опередили. Удержали наше здравоохранение, не повысив смертность и заболеваемость, не снизив количество операций. Сколько всего пережито и сколько за эти годы сделано!
Трагедия в Буденновске стала очередным испытанием, которое медики выдержали с честью и мужеством. О том, какие события там разворачивались, Н. Шибков узнал одним из первых.
- Сначала стрельба началась с улицы, - рассказывает Николай Артемович. - Сразу - 19 убитых. Еще нет ни милиции, никого - а наш судмедэксперт там. Важную информацию о том, что происходило в больнице, власти и спецслужбы узнавали от нас. Врач высшей категории, акушер-гинеколог Гончарова тайком позвонила из родзала: готовится к операции кесарева сечения, все будет в порядке. Мы знали о состоянии больных, кому какую помощь оказывают.
Сразу после тревожного сигнала Николай Шибков возглавил медицинский оперативный штаб. Был вскрыт «чрезвычайный» склад с медикаментами. А вскоре Николай Артемович проводил в Буденновск пятерых своих заместителей - готовить лечебные учреждения соседних районов для приема раненых и пострадавших. Сколько их будет, тогда не знал никто.
Оставшись в Ставрополе, самый главный доктор края практически не уходил с работы. Свой кабинет оставлял разве что на время своего пребывания в здании краевых властей - здесь тоже сутками работал оперативный штаб. В Буденновске тогда оказывало медицинскую помощь 180 бригад из различных лечебных учреждений края, координировал работу которых и Николай Шибков.
Многие важные решения он принимал молниеносно - помогал богатый профессиональный опыт кардиоревматолога и опыт спасения людей во время всевозможных ЧП и бедствий. В советское время их тоже было немало, но рассказывали не обо всех. Тогда Николай Шибков прошел через две авиакатастрофы.
- Я и сейчас могу и шов наложить, и искусственное дыхание сделать, и роды принять, - говорит Николай Артемович.
Потом в крае последовала еще череда терактов. Взрывы на вокзале в Пятигорске, в электричках. После тридцатилетнего забвения напомнила о себе крымская геморрагическая лихорадка. В отличие от соседей, в крае сразу «распознали» болезнь. А алгоритм лечения взяли на вооружение и другие территории. Потом наводнение в станице Барсуковской...
В журналистской среде как министр Николай Шибков оставил о себе добрую память своим уважительным и лояльным отношением к СМИ, на критику зла не держал.
- Помните, вы писали, как крыса покусала новорожденную девочку? - вспоминает мой собеседник.
Конечно, помню. Медики пытались тогда сгладить картину ЧП - мол, крыса пробежала по лицу, когтями поцарапала. Пришлось провести журналистское расследование. И в родильном отделении побывала, и в семье девочки, сделали снимок малышки со следами шрамов на выгрызенной десне, и с лечащим доктором в детской больнице встретилась. Медицинскую документацию изучила.
- После статьи в газете девочку стали наблюдать сразу несколько специалистов - и неонатолог, и участковый педиатр, и стоматолог, - признался Николай Артемович. - Больше всего я боялся, что ростковые зоны зубов пострадают. Все обошлось. Вообще я благодарен журналистам. Вы вносите свою лепту в нашу службу, даете повод для размышлений, над чем работать.
- А что было для вас самым трудным? - спрашиваю. - Нелегкое время вам досталось.
- Самое страшное, когда на глазах теряешь людей. Вот спасаешь человека: вводишь лекарство, делаешь искусственное дыхание. Тебе кажется, что появился пульс. Застучало сердце. Но появляются признаки агонии. И тогда ты бессилен. А когда человека привозят в бессознательном состоянии, ты не отходишь от его постели, и вот на пятые или даже двадцатые сутки он открывает глаза, узнает тебя - вот это радость!
На заслуженный отдых Николай Шибков не ушел. Свой богатый опыт Николай Артемович сейчас передает врачам, читая лекции на факультете последипломного образования. Ему есть что рассказать, как организовать работу здравоохранения и мобилизовать врачей для выполнения профессионального долга в самых сложных ситуациях. Но у него можно поучиться самому главному - чуткому отношению к людям. Он никогда не накричит, не сорвется на грубость. Помню, на всех совещаниях, где мне приходилось бывать, он, обращаясь к главным врачам, говорил: «Позаботьтесь, чтобы ни один врач, сестричка, нянечка не уходили на пенсию без поощрения - готовьте документы на ветерана труда, отличника здравоохранения, заслуженного врача».
...На следующий день после ухода с поста министра Николай Шибков полетел в Москву, на свои деньги (командировочные ему уже были не положены), чтобы довести до конца одно незавершенное дело, выполнить свой последний долг перед подчиненными. Кто сутками лечил, обогревал людей во время наводнения в станице Барсуковской. Кого он представлял к награде. Из Москвы он привез сто удостоверений и значков «Отличник здравоохранения».

Фото Юрия РУБИНСКОГО.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов