Младший сержант Анна Стефановна

Ольга Метёлкина

Младший сержант  Анна Стефановна

Мы  беседуем с  жительницей Ставрополя Анной Стефановной Шевяковой, и я не перестаю удивляться, как сложно устроена человеческая память, как она избирательно относится к событиям, лицам, встречам. Моя собеседница не может вспомнить, каким был первый день войны, но в мельчайших подробностях рассказывает о боевых буднях своей зенитной батареи. При этом лицо её преображается, а глаза снова становятся молодыми...

Анна Стефановна родилась в селе Кугуты Петровского района. Росла в обычной крестьянской семье. Родители, сестры и братья работали в колхозе. Анна окончила  четыре класса начальной школы, которая была у них в селе. До ближайшей семилетки, что в Константиновском, — больше десяти километров. Каждый день не находишься. Да и родителям нужны были помощники, семья-то немаленькая. Так и закончилась учёба Анны на четырех классах. Она с детства справлялась с любой работой по дому. Летом весь день и взрослые, и дети проводили в поле: и снопы вязали, и молотили, даже хлопок приходилось полоть и собирать. В колхозе всегда работы хватало.
Когда началась война, Анне было 19 лет. Осенью комсомольцев послали в сторону Бешпагира, копать противотанковые рвы. Жили там же, в землянках. Работали до самого снега. Только тогда разрешили вернуться домой. А весной 1942 года Анну и таких же, как она, девчонок вызвали в Петровский районный военкомат на медкомиссию.
- Доктор спрашивает: «Видишь?». «Вижу», - отвечаю. «Слышишь?» - «Слышу». - «Пойдёт», - вспоминает Анна Стефановна. - Сказали ждать повестку.
О поездке в райцентр осталась памятная фотокарточка, которую Анна Стефановна до сих пор хранит в своём альбоме. На снимке молодой бравый военный, а рядом видная барышня. На обратной стороне надпись карандашом: «Память знакомого. Аня. Ваня. 21 февраля 1942 года». Спрашиваю у Анны Стефановны: «Кто это рядом с вами?». Она улыбается: «Я только имя знаю. Подошел ко мне на улице военный и попросил с ним сфотографироваться. Его на фронт отправляли. Видимо, у него девушки не было, а хотелось, чтобы карточка с собой была». Вот такая история с фотографией...
В начале апреля Анне прислали повестку. Велено было явиться в военкомат. Месяц комсомолки занимались строевой подготовкой, изучали азы армейской службы. 1 мая приняли присягу.
Анна Стефановна попала в 375-й зенитно-артиллерийский полк, дальномерщицей. У нее было идеальное зрение и прекрасный глазомер. Служба началась с отступления. Наши войска с боями отходили от Ростова в сторону Грозного, а зенитчики их прикрывали огнём. Одним из первых потрясений для Анны стала гибель командира батареи. Он был совсем молоденький, 20-го года рождения. Он во время обстрела вместе с командиром связи и связисткой укрывался в окопе, когда туда попала мина.
- Командир отделения сочинил тогда такое стихотворение, - говорит Анна Стефановна:
Армавирской ночкой темной, недалёко от села,
Там комбата молодого мина-пуля подсекла,
Он склонялся, он склонялся, падал медленно к земле
И кому-то улыбался, тихо-тихо, как во сне.
Мы над ним не проронили ни единого словца,
Мы его похоронили честь по чести, как бойца.
Армавирской ночкой темной уцелевшие в бою
Призадумались ребята, вспомнив девушку свою.
В феврале 1943 года под Малгобеком ситуация изменилась, наши войска перешли в наступление. Вместе со своей батареей Анна Стефановна дошла до Минеральных Вод, а там попала в прифронтовой госпиталь с аппендицитом. Из-за тяжелого осложнения девушку отправили в грозненский госпиталь. Выписали оттуда только через три месяца и дали десять дней отпуска. Две трети всего этого времени ушло на дорогу.
- Народу на вокзале — море, - вспоминает Анна Стефановна. - Военные после госпиталя стояли в очереди, узнали, что я к родителям на побывку еду, пропустили без очереди. Вагоны забиты до отказа, люди ехали на крышах. Думаю, как же я домой попаду? Вдруг открылась дверь, выглянул лейтенант и спрашивает у меня: «Сержант, тебе куда?». «Домой, - говорю, - через Кавказскую». Помог подняться в тамбур, где уже ехали люди.
Это были тоже военные, которые направлялись из госпиталя на фронт. По дороге они подкармливали девушку своими харчами. Паёк, который был у Анны с собой, велели везти родителям.
Всего три дня побыла дома Анна и отправилась назад. В распределительном полку в Грозном оставили младшего сержанта Шевякову при штабе. Но она попросилась на батарею, на свою специальность. Командир полка вызвал, спросил, в чём дело. Говорит: «Там же убивают». Анна Стефановна и по молодости была с характером: «На то она и война, - сказала. - Не нравится мне здесь с девчатами служить в тылу». Командир не стал удерживать и отправил ее на батарею.
Воевала Анна Стефановна в Белоруссии, Польше. Самого маршала Жукова видела. Войну закончила на границе с Германией. Радости не было предела! Вот она — долгожданная Победа! Домой! Но до родного села удалось добраться только через три месяца. Каждый день ждала приказа о демобилизации. Знала, что дома смертельно больная мама её дожидается.
Вот наконец приехала Анна в Кугуты. Соседи увидели, что она по улице идёт, побежали вперёд, мать обрадовать: «Нюрочка приехала! Живая!». А мама тогда уже не поднималась с постели. Услышала и потеряла сознание.
- Я зашла в комнату, взяла ее за руку, - вспоминает Анна Стефановна. - Мама очнулась и заплакала. Теперь, говорит, можно умирать. И через три дня умерла...
Тяжело было Анне Стефановне оставаться в селе. И решила она уехать в Грозный. Там помогли с жильём, работала в системе «Особторга». А спустя десять лет уехала в  Ставрополь, поближе к своей малой родине. С тех пор многое неузнаваемо изменилось и в краевом центре, и в Кугутах. Неизменным остаётся лишь характер Анны Стефановны.  «Младший сержант» - с улыбкой называют её близкие. Армейская закалка — это навсегда.


Фото автора.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов