Мои антикризисные меры

Тамара Коркина

Наверное, пущу квартирантов

Первой позвонила Эмма Кожевникова:
- Вчера получила счет на оплату ЖКУ и буквально обалдела - из каких средств платить? Как выживать? Я стойкий человек. Муж умер рано, в сорок лет, я осталась одна с шестью детьми. Ни в какие интернаты их не отдавала, вырастила сама. Сейчас в моей квартире прописано пятеро - у детей нет возможности купить жилье. Они работают, оплачивают съемные квартиры кто где. Мне счет принесли на сумму 4856 рублей, а пенсия - 5400.
Я готовлю хорошо, варю борщи, супы, каши, пеку. Наверное, пущу квартирантов, а без них хоть вешайся. Выживем, конечно. Мне вон как трудно было растить шестерых! Скажу, что люди меня уважают, помогают, то варенья принесут, то овощей. У меня очень хорошие соседи, подруги. Когда трудно - надо жить кучкой.
Юрий Серебряков, экономист:
- Чтобы бороться с кризисом, надо устранить вызвавшие его причины. У нас в стране нет реальной экономики, только спекулятивная, в виде фондовых рынков. К сожалению, мы все покупаем за рубежом, вырос доллар - у нас все резко дорожает. И в крае давно надо развивать промышленность, переработку сельхозпродукции. Тогда и кризисы будут проходить не так болезненно. У меня вон родственник - работал строителем, сейчас отправили на две недели в неоплачиваемый отпуск. А у него семья. Простым людям надо потуже затянуть пояса, иного выхода я не вижу.

Да я всю жизнь в обнимку с кризисом!

Клавдия Мирная, улица Сочинская:
- Я всю жизнь прожила в обнимку с кризисом, он для меня никогда не кончался. Отец погиб на фронте в сорок четвертом году, на плечах матери осталось пятеро детей. Жили мы в Михайловске. В школу я ходила в поршнях, брат сшил, выглядела, как бурлаки на Волге. Чтобы прожить, косили, пололи, работали от зари до зари, мне досталось. Ездила на стройку в Ставрополь, штукатурила, малярила, была, словом, разнорабочей. Вышла замуж, пришла пора рожать - родила в дороге, на пути в больницу. Потому что дорог в селе не было, застряли в грязи.
Ладно, переехали с мужем в Ставрополь, сняли квартиру, взяли план под строительство дома. Возводили его 24 года, каждую копеечку вкладывали. Я с ребенком сидела - с садами трудно было, муж зарабатывал 70 рублей. Сама подбивала дранку, красила. А тут начались оползни, дом стал разрушаться. Разве это не кризис? Мы продали дом, на Сочинской другой купили, вторая стройка началась.
Пошла на пенсию в девяносто первом году - совсем плохо стало. Взяли огород - посадим, ухаживаем, приедем за урожаем - а там все выкопано уже. Так что у меня кризис никогда не кончался.
А сейчас на всем экономим. Днем протоплю чуть-чуть, а спим уж в прохладе. У меня невестка погибла - остался внук на плечах. Захожу сейчас в магазин - цены подскочили под чубайсовую зарплату. Костей куплю - на два дня борща сварю. Иной раз стихи в голову приходят: «Не пора ли нам идти домой по Млечному пути?». Но ничего, выживем - на супчиках, кашках, а куда деваться?

Страшит стоимость лекарств

Нина Подколодная:
- Если меня что и страшит сейчас, то это стоимость лекарств. Все мои деньги съедают лекарства и жилищно-коммунальные услуги. Лично я кризис сильно ощутила - не на что жить. Властям надо лекарствам уделять особое внимание, контролировать фирмы, аптеки, не допускать нарушения законодательства. Если учесть, что 80 процентов препаратов идет из-за рубежа, то есть покупается на евро и доллары, то нам ничего хорошего ждать не приходится. Уже сейчас по сравнению с летом цены на мои лекарства взлетели на 100 - 150 рублей.

Пережили девяностые - переживем и нынешние годы

Вера Михайлова:
- Пережившие девяностые годы переживут и кризис. Возьмем по два огорода, кур разведем. Подарки родным и друзьям теперь уж будем своими руками делать: то доску разделочную раскрасим, то пирог испечем. Приспосабливаемся, словом. Я, например, покупаю продукты на рынке во второй половине дня, тогда они дешевле. Буду шить-перешивать, распорю старый воротник - сделаю шапку. Как сказал Жванецкий про кризис, Россию снова спасут бабы в ватниках. Так что будем стараться.
Анна Дегтярева:
- В моей семье пять человек, мы постоянно живем в кризисе. У меня мизерная пенсия инвалида, муж преподаватель с маленькой зарплатой. Я постоянно в поиске - ищу самые дешевые продукты, стараюсь приготовить вкусные и питательные блюда. Пока удается жить относительно достойно, дай Бог, чтобы хуже не стало.
Мария Сологубова:
- Я инженер, получила вчера счет на оплату ЖКУ. Зарплата моя около 10 тысяч рублей, в семье три человека. Теперь я буду платить без света, газа и телефона на тысячу рублей больше, всего 3156 рублей. У соседки трое маленьких детей, она вчера с горечью сказала, что мы живем в государстве, которое ненавидит детей. Многодетной семье отменили льготы, принесли счет по полной программе, неподъемный. Взамен льгот пообещали по 200 рублей на ребенка, и то если семья не накопит долг.
В общем, сижу вот раздумываю, что сейчас при моей зарплате на еду после уплаты всего остается минимум. А что говорить о тех, кто получает пять - шесть тысяч рублей. Мы, люди постарше, можем прожить и на голом оптимизме. А вот как быть с молодежью, которая настроена очень пессимистично и не верит, что у нас когда-нибудь будет порядок.

Почему мы едим краснодарское, а не свое?

Мария Шабунина:
- Началось все не сегодня, а с прошлого или даже позапрошлого года, когда начали дорожать овощи и фрукты. Я все удивляюсь, почему у нас в крае нет ничего своего? Краснодарцы вон умные, мы едим в основном то, что они произвели. А что делают наши селяне? Ведь это же понять невозможно: каждый день человек три - пять раз садятся за стол, основной заработок тратят на продовольствие, а люди от земли бедствуют.
Я не скажу, что наша семья из бедных. Но кризис уже почувствовала. Дети попали под сокращение на работе, сын позвонил - материально тяжело. Вот такие дела. Хлеба вон сколько вырастили, а купить его сейчас не каждый и может.

Давайте позаботимся о детях

Светлана Никитина:
- Сегодня ехала в троллейбусе - впорхнула стайка первоклассников. Ребятишки, судя по всему, добирались в 17-ю и 23-ю школы. К детям тут же кондуктор - те тянут ручонки с 8 рублями. А один мальчик сжался у задней двери, только троллейбус остановился - он опрометью в дверь. Скорее всего, у него нечем было заплатить. Все-таки надо продумать, как помочь детям. Должен же быть какой-то льготный билет, ведь дети ездят в школу, в кружки, к бабушке, к приятелям. И нельзя допустить, чтобы они не ездили! Хватит и того, что старики наши сидят дома, проезд для многих просто не по средствам. К сожалению, наш троллейбус рано ложится спать и поздно встает. И ходит так, что люди ему не верят, пользуются автобусами.
Школьные автобусы себя не оправдывают. Подорожали завтраки в школе. Кризис кризисом, а о будущем, детях, надо заботиться.
И ценами на лекарства все уровни власти должны озаботиться. Я была у врача - заходит представительница фирмы, требует: вы должны выписать рецепт вот на это лекарство. Что делают с ценами торговые представители, какие цены и услуги навязывают, что повышает стоимость лекарств - с этим можно и нужно разобраться. Врачи сейчас должны знать аналоги, а не совать пациентам дорогостоящие препараты по договоренности с фармфирмами.

Не хочу быть кризисным страдальцем!

Валентина Расшеваткина:
- Я очень надеюсь, что кризис переживу без окончательных, тяжелых потерь. Хотя терять и есть что - например, на счете в банке у меня лежит 80 тысяч рублей. Это не доходы от прибылей, а кровные, заработанные нервами и здоровьем. И тем более дорогие. Сейчас я не суечусь, не предпринимаю никаких шагов, чтобы сберечь свои рубли. Что-то подсказывает: надо жить по принципу, который проповедовали мои мама и бабушка: «Что людям - то и нам». А они-то лиха хлебнули. К сожалению, кризис для многих из нас - это еще и тяжелое психологическое состояние, ожидание чего-то ужасного. Закрылось предприятие, на котором я так хорошо работала. Сейчас берусь за все, что дает пусть маленький, но заработок. Мне помогает, что я все же, наверное, по жизни оптимист. По крайней мере эмоционально. Уверена: хуже всего бывает пессимистам, поэтому я не хочу быть кризисным страдальцем. Пусть ими будут люди, сколотившие свои состояния на перепродажах, обмане, вздутых ценах. И я выбрала себе тактику. Если мои знакомые не отходят от телевизоров, шарят в интернете в поисках новых прогнозов и советов, то я стараюсь максимально отключать в этом плане свои уши и глаза. Может, это и неправильно. Но я не хочу прежде времени загонять себя в угол.

Расплата за нашу лень и равнодушие

Таисия Букалова:
- Сейчас стон стоит: принесли платежки, по первой строке - содержание и техническое обслуживание жилья - у некоторых до тысячи рублей доходит. А что мы сделали, чтобы защитить свои интересы, выстроить нормальную финансовую жизнь многоквартирного дома? На собрания жильцов, где обсуждаются тарифы, большинство не ходят, люди агрессивны по отношению друг к другу. Много ли у нас товариществ собственников жилья, которые сами определяют свою жизнь? В новых домах они есть, а в старых их вообще нет. То есть плачем, ругаемся, гневаемся, а серьезно заниматься устройством своей жизни не хотим. Как тут не вспомнить профессора Преображенского из «Собачьего сердца»: разруха (она же - наш кризис) у нас в головах. Нынешние платежки во многом - это оплата нашей лени, равнодушия, безграмотности, бытовой агрессивности.
...Вот так на сегодня думают те, кто позвонил в редакцию. Возможно, многие с ними не согласятся, но все же определенный срез настроения «Народная трибуна» дала.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов