Молитва за Сергея

Наталья Буняева

Молитва за Сергея

Когда у ребят в запасе две минуты и эти минуты решают всю твою жизнь… Кто как поступил бы? Так получилось, что я первая узнала о драме на дороге, расколовшей жизнь вполне конкретного человека Сергея Васильевича Шепитько на две половины: до и после. Знакомые пожарные позвонили, рассказали, как тушили автобус. И без подробностей…

7 декабря 2012 года, в половине седьмого вечера, вез Сергей Шепитько своих односельчан домой на рейсовом автобусе: «Полный салон. Все ж торопятся, ночь надвигается. Я уже тоже расслабился: рейс последний, дома Люда с борщом, внуки… Додумать о приятном не успел: откуда-то из моторного отсека повалил дым. И сразу же пламя! Кажется, я и растеряться даже не успел… Одна мысль была: куда припарковаться? Едем-то под уклон, в сторону «гаишного» поста на въезде в Надежду. Нашел площадку быстро, остановил горящую машину, стал открывать двери. Открылась одна, первая, и пришлось выводить всех через задымление и огонь… 37 человек их было».

Так поступил бы каждый?

Вот честно: я бы убежала. Ну не знаю… Ненавижу, когда говорят: на моем месте так поступил бы каждый. Не каждый! Этот водитель не просто вывел людей из горящего автобуса. «А как бы я их НЕ вывел? Да если бы я оставил людей погибать в салоне, смог бы жить тогда? Сомневаюсь: там еще и дети были. Сам бы себя загрыз, как волк в капкане».
Люди вышли, разбежались от автобуса, а водитель вдруг понял: сейчас автобус бросать нельзя: покатится вниз. В баках остатки газа, бензин, пламя до неба… И покатилась бы эта бомба по дороге, сметая все. И Сергей Васильевич делает то, на что я уж и не знаю, кто бы отважился: он запрыгивает в горящую кабину и пытается развернуть автобус «носом» к отбойнику! «Я чувствовал, что горит одежда, схватился рукой за «ручник» — ручной тормоз, а он расплавлен: так руку и приварил правую. Потом уже остатками сознания понимал, что автобус все-таки повернулся, как мне надо было. Но к этому времени у меня горели голова и спина. Ну и правая рука, которой держался на расплавленный металл… Последний, кого помню, был пожарный: он меня тушил уже на асфальте. Да, и еще спасатель ругался, что-то искал в своей сумке, уколоть пытался… Дальше все, темнота и тишина»…

Жена да прилепится к мужу своему…

Супруга Сергея, Людмила, была уже дома: приехала чуть раньше. Тут и подоспел телефонный звонок: «Люда, Сергей в больнице. Авария там какая-то…» Дальше Людмила не может без слез: «Я на чьей-то машине уже через пять минут была рядом со сгоревшим автобусом. Мужа уже не было, «скорая» только уехала. Я за ней! И в приемном покое вижу, как на каталке везут груду черного чего-то… Я подбежала, понимаю, что это конец, в голове вдруг крутанулась мысль: «Господи! Похороны!» И тут это обожженное нечто открывает глаза: «Люд! Я живой, все нормально!»
…«С этого момента мы и понесли наш крест: Серега на операционных столах, я как-нибудь, как придется, но всегда рядом… Что с ним только не делали! И кожу обгоревшую срезали, и новую пришивали: с одного бока берут, на другой пересаживают. Как к нему подступиться — не представляла сперва: сплошная рана и боль. Он первое время терпел, на обезболивающих сильных, а потом просить стал то таблетку, то укол, чтобы насмерть… Ага! Для того я тебя любила до беспамятства всю жизнь, чтобы вот так запросто — таблеточкой убить. Нет!»
Самыми страшными были два первых месяца: декабрь и январь. Пересадки, раны не заживают, запах от них нехороший… А надо мыть, сушить феном промокшие бинты, переворачивать изболевшееся тело. За это время Сергей потерял больше 30 килограммов, семья влезла в долги, над Людмилой повисло увольнение…

Врачи от Бога

«Знаешь, спасибо врачам! Всем до единого! Сорок процентов кожи сгорело, обуглилось — это как? Сколько же они бились над ним… Много ли молодых выживает после такого ужаса? А наш — ему-то 58 лет, иммунитет понятно какой. Лечили нас, надеялись, что сердце выдержит. И выдержало! И врачи справились, и мы тоже. Еще много работы впереди, но все-таки: уже сам пытается сесть, левая рука двигается…» Сергей перебивает со своей койки: «Да я уже встаю: надо ж на Людку ругаться, а лежа как-то несолидно!» Громко сказано, конечно, но да: пытается вставать.
Некоторое время, похоже, Сергей Шепитько был одним из самых тяжелых пациентов. О нем знали во всех отделениях, на медицинских конференциях искали способы излечения шофера. Главный врач 2-й городской больницы Анатолий Игоревич Былим не скрывает своей гордости: «Заведующий отделением гнойной хирургии Александр Евгеньевич Рыбалко сделал все, что мог и не мог, наверное, чтобы вытащить этого пациента. Специалист высшей категории, достойнейший человек, он ценой каких-то запредельных усилий дал шанс на жизнь своему пациенту. Мне, как руководителю лечебного учреждения, лестно знать, что такие врачи работают рядом со мной».

Люди остаются людьми

Первый раз мы писали о подвиге водителя полтора месяца назад. Отзывов было огромное количество: люди звонили в больницу, приносили вкусненькое (Сергей ничего толком не ел, все его накормить старались), кто-то безымянный присылал деньги. «Представляешь, заходит женщина, молча сунула в руку деньги и ушла. Кто-то прямо обнимал и плакал у меня на плече, тоже, наверное, пережил много чего… Я у всех пыталась спросить: как зовут? За кого молиться? Никто не отвечал… Хотя приходила одна женщина, Лида, дай Бог ей здоровья: она «подключила» к нам и собачий клуб какой-то, и конный клуб. Ребята нам помогали здорово и до сих пор звонят, спрашивают, как дела. Да знаете, а есть еще такая помощь… Вот письмо мне принесли: писала старушка совсем, видно по почерку. Молитвы, которые надо читать, чтобы зажили раны… Я ревмя ревела над этим письмом! Спасибо, родные! Спасибо всем! Нам еще очень трудно: я даже не представляю, какой будет реабилитация (правая рука «плохая», кожа на голове не хочет заживать), но имея таких друзей, помощников… Мы выжили и благодаря вам тоже! А в первые дни нас буквально спасали ребята-водители: кровь сдавали, деньги собирали. Те, кто был в автобусе, тоже шапку пустили по кругу, насобирали больше шести тысяч рублей».
В середине февраля новая беда: младший сын на стройке в Сочи получает производственную травму — кома и реанимация на две недели с неясными перспективами. «Вот за что?! Что мы кому сделали? Жить не хотелось… Но как гляну на мужа, на своего беспомощного вечного защитника, так и снова собираюсь: надо! Надо пытаться все под контролем держать, надо вытаскивать отца семейства, а все остальное вдвоем поднимем. Мы же сильные, что нам…»

Подвиг?

К сожалению, подвиг нашего земляка остался не замеченным теми, кто должен бы заметить его. Как ни горько и обидно, но ни в ГИБДД, ни в МЧС, ни городское начальство не стали разбираться в «психологии происшествия»: случилось и случилось. Жаль и еще раз жаль. Сам Сергей на это смотрит философски: «Да какие там грамоты и поощрения, ты что?! Я за медаль что ли горел заживо?» Тяжело ему теперь будет… Неизвестно, как и когда восстановится правая рука. Неизвестно, из каких источников будут они с Людой получать деньги. Тут полный завал: финансовые дела никудышные. Телефон Людмилы прежний: 8-918-754-90-71. Если кто сможет помочь деньгами — то вот номер карты 6390 0260 9009 9265 60. Любая помощь принимается с благодарностью. Пока не получается по-другому: четыре месяца они в больнице, сын попал в серьезную ситуацию, старший сын на гемодиализе — отказали почки.
Сергей Васильевич Шепитько — герой. Без всяких преувеличений, без всяких там восторгов. Да и чему восторгаться-то? Обожженый, измученный, пятнистый, как леопард: кожу снимали для пересадок… А с другой стороны, леопард – животное бесстрашное. Я горжусь знакомством и дружбой с этими людьми: Серегой и Люсей. И десятки моих земляков, думаю, тоже.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
номер карты указан неправильно, пожалуйста, проверьте!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Все правильно. Мы переслали и позвонили, спросили, дошли деньги? Дошли. Последняя цифра 60. Сейчас еще раз перепроверили: завтра будут еще поступать на этот счет. Сегодня Сергей стоял целых 10 секунд! Для него это как подвиг с автобусом: трудно и страшно, наверное. Врачи слабо намекают на выписку в конце апреля, начале мая: как рука себя поведет и кожа на голове. Спасибо Всем!!!!!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
В нормальной стране за такую травму водитель получил бы от автобусной компании миллионы. Хватило бы и на лечение, и на всю оставшуюся жизнь...
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Впереди еще две операции по пересадке кожи. Давайте поддержим Сергея! Ведь он надеялся к праздникам выписаться домой...
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов