Молодые готовы идти во власть, чтобы менять систему

Никита Пешков

Молодые готовы идти во власть, чтобы менять систему
 О том, каково молодым в политике и что такое молодежная политика, рассказал «Вечерке» самый молодой депутат Ставропольской городской Думы Александр Куриленко.

– Как возраст сказывается на твоей деятельности? Помогает или, наоборот, мешает?

– Я думаю, помогает. У меня есть возможность поднимать вопросы, которые остальные депутаты не видят. Есть вопросы, с которыми обращаются жители города — люди разного возраста, но по большей части — молодежь, и приходится решать проблемы, доказывать, выбивать, выступать. Это позволяет коллегам составить обо мне какое-либо мнение. Какое оно — это мне в меньшей степени интересно.

– Совсем не интересно?

– Нет.

– Но политика – это же борьба...

– Может, это, конечно, банально звучит, но у меня нет желания участвовать в закулисных интрижках. В политике такое очень часто бывает. В большинстве выглядит это очень подло – на первый план выходят личные или коммерческие интересы, а никак не интересы населения.

Свой человек

– Получается, в Думе у молодежи есть свой человек?

– В принципе, да. Когда я пришел в городскую Думу, первым делом я попытался восстановить Молодежную палату. Она вроде как и была, в прошлом созыве Думы, а в новом о ней даже никто и не вспомнил. Очень трудно было её реанимировать – думская бюрократия, весь процесс принятия нового положения занял более полугода, хотя все это могло занять не более месяца.

– Каковы были результаты прошлого созыва?

– Можно судить о деятельности в целом, а можно – о деятельности ребят, которые в неё входили. Одним из членов Палаты являлся Евгений Аксельрод, он занимается средневековыми постановками и приютом для бездомных животных «Лучший друг», который он и создал. Есть Валентин Работенко. Он активно развивает урбан-направление – паркур. Мы долго работали с ним, и в итоге в городе появился экстрим-парк. Лет семь подряд все говорили о его необходимости, но ничего не происходило, а при нас его построили. На форуме «Селигер» представители Молодежной палаты лично вручили Президенту Владимиру Путину законопроект «О запрете продажи курительных смесей и солей».

Есть и общие вопросы: Молодежная палата инициировала присвоение улицам Ставрополя имен героев Великой Отечественной войны. Были и благотворительные акции. Одна из них проводилась в галерее Паршина по инициативе Палаты. Ребята собрали картины из колледжа искусств, факультета искусств СКФУ и провели аукцион. Все собранные средства были направлены на помощь детям с ограниченными возможностями.

– Что входит в сферу твоих политических интересов?

– Разные вопросы. Нет такого: я занимаюсь только молодежью. Так уж сложилось, что ко мне часто обращаются молодые. Сегодня в Ставрополе у меня три приемные, туда приходят люди самого разного возраста, и в основном с вопросами по ЖКХ. Это – самая болезненная тема. Не все получается, но многое удается решить. Органы исполнительной власти не всегда положительно отвечают на обращения ставропольцев, поэтому многие обращаются к депутатам.

– Это мы говорим о частных случаях. Есть ли у тебя какие-либо идеи о том, как можно было бы в целом сделать ситуацию лучше?

– Думаю, нет универсального рецепта в решении всех проблем. Уверен, и это показывает жизнь, органы власти должны всяческим образом поддерживать инициативы населения. Жители города гораздо лучше знают, что нужно их дому, микрорайону. Думаю, нужно прислушиваться к такому мнению и выделять под это средства. Ведь это реальная возможность ставропольцев реализовывать принцип самоуправления.

– Я как раз думаю, из чего состоит работа депутата городской Думы. Чего больше – политики или менеджмента, решения бытовых вопросов, о которых ты говоришь...

– Думаю, жители города политикой в меньшей степени интересуются. Им нужно, чтобы ездил транспорт, чтобы было убрано, чтобы мусорный бак был пуст. И тут много вопросов к профессиональному уровню кадров в структурах. Я часто сталкиваюсь с ситуацией, когда сижу на приеме, и мне нужно позвонить какому-либо специалисту, а он вообще «не в теме».

Остальное – на втором месте. Задача депутата – предвидеть последствия политических решений. Не так давно была принята новая структура администрации Ставрополя. ЛДПР проголосовала против. Одним из изменений в структуре было объединение двух управлений, по спорту и молодежи, в комитет. Мы видим, что управление по спорту имеет сейчас десять сотрудников, управление по делам молодежи – 11. Объединенное управление дает нам 21 человека. Численность осталась прежней, но так как создается комитет, расходы на зарплату руководства увеличиваются. Вопрос  – зачем такое объединение? Город вообще может остаться без молодежной политики.

– С другой стороны, есть мнение, что молодежная политика в городе ограничивается разовыми флешмобами, об этом пишутся многочисленные отчеты и на этом все заканчивается.

– Согласен с тем, что нынешняя ситуация — это не идеал. Я неоднократно говорил о том, что надо садиться за стол и пересматривать все механизмы реализации молодежной политики в городе, благо сейчас ее реализацией занимаются талантливые ребята. Конечно, есть направления, которые и они не могут охватить, потому что вынуждены заниматься мероприятиями, которые к молодежной политике не имеют ни малейшего отношения. Сама администрация неправильно строит подход к работе. Большая часть мероприятий ассоциируется с организацией массовки.

– Но это не молодежная и даже не политика...

– Да, получается, что они играют роль массовиков-затейников.

– А что такое молодежная политика в идеале?

– Это поддержка инициатив молодежи.

– То есть?

– В городе Ставрополе есть люди, которые готовы предлагать свои идеи и проекты. Безусловно, их надо рассматривать, отбирать и помогать реализовывать. Направления в молодежной политике самые разнообразные  – волонтерская деятельность, инновации, проектирование... Вот, к примеру, на Всекавказском форуме «Машук» каждый год разыгрываются миллионы рублей на поддержку молодежных проектов. Но как таковой подготовки ребят к написанию проектов у нас нет. В других же регионах потенциальных участников форума почти за десять месяцев начинают обучать написанию проектов. У нас же так не потому, что управление не хочет работать, а потому, что вынуждено заниматься мероприятиями второстепенными. Считаю, необходимо помогать конкретным молодежным организациям. У нас есть паркур, «Лучший друг», ребята, занимающиеся экологией. И таких  – много.

– Ты считаешь, что нужно поддерживать тех, у кого сначала была инициатива, а потом они начали развиваться, а не тех, кто сначала создал какую-нибудь «молодежную организацию», а потом только стал решать, что делать дальше?

– Сказать, что «нужно заниматься теми и не заниматься этими», нельзя. Нужно подходить к этому вопросу комплексно, но упор делать на тех, кто уже показал себя, имеет серьезное портфолио, доказал свою самостоятельность и ответственность. Но и тем, кто только начинает, нужно помогать развиваться.

Кто чей сын

– А как ты сам попал в политику? Меня удивило, что самый молодой депутат пришел не с помощью партии власти.

– Я пришел в партию, когда мне было всего 14 лет. На тот момент мне было просто интересно, чем именно занимается ЛДПР в Ставрополе. И уже тогда я понял, сколько полезного делает партия для горожан, не имея в то время в своем составе ни краевых, ни городских депутатов. Когда мне исполнилось 18 лет, я в этот же день стал членом партии. Чуть позже меня избрали координатором Промышленного районного отделения Ставрополя. После проведения конференции Ставропольского городского отделения ЛДПР члены партии доверили мне полноправное руководство городской партийной ячейкой. В 19 лет меня выдвигали в депутаты городской Думы и по списку, и по округу. Тогда обошел почти тысячу квартир.

– Как реагировали?

– По-разному. Я интересовался, какие есть проблемы в доме: кто-то высказывал, рассчитывая, что я помогу, кто-то говорил: «Ай, молодой... да не надо ничего». Все же многие относились позитивно. «Вот, молодой — хорошо. Устали от всех».

– У тебя не было мысли уйти из политики? Не появилось чувство безысходности?

– Нет. Я пришел в политику, чтобы ломать стереотипы. И есть молодые ребята, которые готовы идти во власть, чтобы менять систему.

– А тебе не приходилось сталкиваться с мнением, что ты пошел в политику только ради своего благосостояния?

– Конечно, приходилось. Приведу пример: публикуешь какую-нибудь новость, в комментариях пишут: «сын того-то». Я сын своих родителей, они обычные люди.

– А кто они?

– Мама – рядовой бухгалтер. Отец – сотрудник пропускного пункта. Всё.

– Как далеко простираются твои политические амбиции?

– Очень важно постоянное развитие и самосовершенствование. Какой казак не мечтает стать атаманом?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Политика»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов