Мы не можем позволить себе иметь короткую память

Елена Павлова

Мы готовимся отмечать 75-ю годовщину Великой Победы. Для истории 75 лет – совсем небольшой срок... Но как же коротка бывает человеческая память... Целые государства (вкупе со значительной частью своего населения), которые и сохранились-то только благодаря подвигу советских солдат в Великой Отечественной войне, страдают сейчас полной исторической амнезией. Странно, что оные европейцы даже не понимают, чем такая потеря памяти может быть чревата для них самих. И даже более чем наглядный пример Украины, несколько лет назад героизировавшей фашистских прихвостней Бандеру и Шухевича, для нынешней Европы – не наука. А ведь Россию тоже пытались привести к амнезии, почти до нуля минимизировав информацию о Великой Отечественной войне даже в школьных учебниках истории. Пытались, но не привели. «Иммунитет» от беспамятства у граждан России оказался посильнее, чем у многих иных. К тому же не было в истории России постсоветского периода спокойного времени, когда Родина не была бы в опасности и война не стояла бы у порога... У нас каждому поколению по своей войне достается, да и не по одной... И у каждого поколения есть свои герои...

Деды и внуки

Вадим Алевцев родился в январе 1975-го – когда страна готовилась отмечать 30-летие Победы. В его родном Ставрополе еще не было многих достопримечательностей, которые впоследствии Вадим хорошо знал и любил. Только проектировались первые аллеи будущего парка Победы в лесу Кругленьком, только готовилась к открытию стела героям-доваторцам... …Появления на свет внука очень ждали дедушки Петр Михайлович и Иван Антонович – оба ветераны-фронтовики. В этом смысле Вадику и его младшему братишке повезло – далеко не у всех их ровесников дедушки были. Это же как раз то военное поколение, которое на фронт шагнуло чуть ли не со школьной скамьи. А у Алевцевых оба деда были живы и здоровы. И очень мальчишки своими героическими дедами гордились.

Петр Михайлович Алевцев  всю войну был связистом.
Петр Михайлович Алевцев всю войну был связистом.

Петр Михайлович Алевцев был командиром отделения связи, всю войну с «катушкой» за спиной прошагал. За переправу через Одер отмечен наградой – первым обеспечил связь с частями по ту сторону реки... Родные, правда, частенько донимали его вопросом: скажи, ты за войну хоть одного немца убил?.. А Петр Михайлович только усмехался – говорил, что другие задачи перед ним стояли. Главное, что от него, требовалось – связь бесперебойную обеспечить и порыв устранить, если таковой случался... А в боевых условиях это бывает очень часто. Не раз с фрицем-связистом в поле почти лоб в лоб сталкивались. У Петра «катушка» за спиной и у немца – «катушка»... И тут не до рукопашной... Разминутся связисты – немецкий и наш, как в море корабли, даже не оглянутся друг на друга. Знали, что и выстрела в спину не последует. Обеспечить связь было делом куда более важным, чем убить одного врага. От этого жизни сотен людей зависели...

Братислава. 1945 год. Связист  Петр Алевцев (в центре) с друзьями.
Братислава. 1945 год. Связист Петр Алевцев (в центре) с друзьями.

…Свое единственное ранение связист Алевцев, можно сказать, перенес на ногах. Оно было осколочное, но сам осколок вошел неглубоко. Извлекали прямо на месте, из анестезии – только спирт. Он же – противовоспалительное средство. А дальше: забинтовали голову – и снова в строй... Воевал Петр Алевцев до самой Победы. Встретил ее в Братиславе. Петр Михайлович прожил хорошую долгую жизнь, успел даже рождению правнука порадоваться. В 1998 году, когда дедушка Петр умер, Женьке, сыну Вадима, три года было... Никто тогда еще не знал, что скоро и на долю самого Вадима выпадет война, которую этот замечательный парень просто не сможет считать чужой...

Иван Антонович Касьянов в боях  подо Ржевом получил восемь ранений.
Иван Антонович Касьянов в боях подо Ржевом получил восемь ранений.

…Он, вообще, хотел стать военным, хотя родители – гражданские люди. Скорее всего, эта его мечта родом из детства – из общения с дедушками-фронтовиками. Второй дед Вадима, Иван Антонович Касьянов, огромное влияние на мальчика оказал, хотя умер, когда внуку только девять лет было... Но они – старый и малый – очень дружили, родственные души прямо были, даже день рождения у них был общий – 20 января (только вот разница в возрасте 58 лет).

Иван Антонович с фронта был комиссован в 1943-м. По ранению. Точнее – ранений было восемь. И все – в руку. И ведь не дал ампутировать. А потом еще так ее разработал, что гвозди двумя пальцами выдергивал, машину по винтику мог разобрать и собрать. Впоследствии стал кавалером ордена Трудового Красного Знамени... От Ивана Антоновича внуки узнавали о жестоких долгих и тяжких боях подо Ржевом, где «от крови трава на века порыжела», и подвиге наших солдат, которому поэт и актер Михаил Ножкин посвятил одну из лучших своих песен:

Под Ржевом болота, повсюду болота, болота,

Трясины, да кочки, да ямы, да мелкий ивняк.

И в эти болота без счета, без счета, без счета

Врезались герои отчаянных наших атак.

Под Ржевом в кровавой, свинцовой, сплошной круговерти

Не дрогнули славные дети родимой земли,

Рванулись в прорыв окруженья долиною смерти

И в этой долине бессмертье свое обрели.

 

Ценою собственной жизни

Таисия Ивановна Алевцева.
Таисия Ивановна Алевцева.

…Да, Вадим Алевцев мечтал о «профессии – Родину защищать», хотел после армии поступить в военное училище, но служба его выпала совсем уж на лихое время – только что рухнул СССР и армия переживала далеко не лучшие свои времена. Вадим получил гражданскую профессию радиотехника. Он вообще много чего умел – руки были у парня золотые. Его мама, Таисия Ивановна, с любовью вспоминает, как Вадик все время что-то мастерил. Он даже обувь научился шить, когда в пору дефицита ее в магазинах невозможно было купить. А еще он занимался рукопашным боем, очень любил петь, прекрасно играл на гитаре. Таисия Ивановна часто вспоминает, как пел он для нее «Смуглянку». Вадим знал много песен, но эту – военной поры – они с сыном особенно любили...

Мать вслушивалась в каждое слово, смотрела на сына и не могла насмотреться. Таисия Ивановна и сейчас говорит: «У нас с Вадиком была какая-то особая связь».

Вадим Алевцев. Таким он парнем был.
Вадим Алевцев. Таким он парнем был.

Она очень тревожилась за него, сначала даже не могла понять почему... Только потом, после гибели сына, поняла: Вадик торопился жить, словно боялся чего-то не успеть. И женился очень рано – двадцати лет ему тогда еще не было. Сын родился, потом дочка...

Когда вторая чеченская началась, Женечке было пять лет, Веронике – три года. Решение идти на войну было осознанным и единоличным. Вадим никому ничего не сказал. Он пошел на контрактную службу не потому, что не мог устроиться на работу: как раз таки работа бы у него была, причем весьма хорошо оплачиваемая. Родной дядя (брат матери) работал в Тюмени начальником геологоразведки, и он звал к себе на работу племянника. И родные в декабре 1999 года провожали Вадима в Тюмень, никак не предполагая, что на самом деле он уже военнослужащий и в ближайшее время будет находиться в зоне боевых действий в Чечне... Вадим шел туда, потому что иначе поступить, наверное, не мог. Ведь именно там тогда решалась судьба России.

То, что сын на самом деле пошел служить контрактником и уже находится в Чечне, мать поняла только тогда, когда на Новый год не получила от него никакой весточки. Такого просто не было никогда. Таисия Ивановна даже не удивилась, узнав, что в Тюмени Вадим не появился. Она понимала, где ее сын, и чувствовала – материнским сердцем чувствовала приближение беды...

20 января 2000 года, в день рождения Вадима, мать знала, что сына уже нет в живых. У нее самой накануне чуть не остановилось сердце. А потом наступила такая пустота... Муж и младший сын ее успокаивали – пытались даже говорить строго: мол, что ты такое придумываешь!..

«За Вадима!» - написано на броне БТР.
«За Вадима!» - написано на броне БТР.

…Но, к сожалению, все было именно так, Таисия Ивановна не ошибалась. Вадим погиб в Грозном за несколько часов до своего 25-летия, 19 января. В тот стылый и снежный день он вышел с группой разведки, перед которой была поставлена задача найти коммуникации (ходы сообщения), по которым боевики Хаттаба выходили в город. Этот так называемый подземный ход разведчики обнаружили. Только вот уйти незамеченными им не удалось. Прикрывать своих бойцов остался Вадим Алевцев. По сути, он пожертвовал собой. Шансов выжить в том бою у него практически не было. Но шестнадцать человек, добравшихся до своих живыми, жизнями своими обязаны именно ему – парню из города Ставрополя, который обучал бойцов-срочников приемам рукопашного боя. Уже потом, когда Таисия Ивановна приедет в часть, где служил ее сын, командиры расскажут матери, что на это задание Вадим не должен был идти. Он был единственным в группе, кто навыками рукопашного боя владел в совершенстве и мог обучать других. Командиры хотели его поберечь. Но он настоял, объяснив, что должен быть там – с этими 18-летними пацанами, именно потому, что он их учил и он за них отвечает...

…Тело Вадима Алевцева его боевые товарищи смогли вынести из-под огня только на четвертые сутки. Даже по фотографии с места боя можно понять, как там было «жарко». Вадим в своем последнем бою сделал практически невозможное, не дав противнику уничтожить всю разведгруппу при отходе. Из восемнадцати разведчиков, вышедших с ним на задание, при отходе погибли двое. Шестнадцать, повторимся, добрались до своих. Боевая задача была выполнена.

 

Нельзя забывать о главном

…Вадим Алевцев посмертно удостоен ордена Мужества. Это очень высокая награда – вторая по значимости после Звезды Героя. И все-таки справедливости ради стоит сказать: за подвиг самопожертвования, за шестнадцать спасенных жизней он заслуживал звания Героя России. Но не всем заслуживающим и не всегда его присваивали, даже если на то имелось наградное представление... Но все равно, конечно, Вадим Алевцев – Герой. Именно с большой буквы. И его дети – сын и дочь, которым сейчас столько или почти столько же лет, сколько было их отцу в стылом январе 2000 года, о его подвиге знают, помнят. И гордятся... Помнят Вадима в колледже и в школе, где он учился... Помнят в его родном городе Ставрополе. И будут помнить...

 Грозный. 2000 год. Боевые друзья Вадима Алевцева на месте его гибели.
Грозный. 2000 год. Боевые друзья Вадима Алевцева на месте его гибели.

Родители Вадима Алевцева, Таисия Ивановна и Виталий Петрович, бережно хранят письмо от командования войсковой части 20004:

«19 января 2000 года Ваш сын, Алевцев Вадим Витальевич, погиб, исполняя свой конституционный и моральный долг по защите свободы и независимости всего российского народа. Искренне соболезнуем по поводу смерти Вадима – это тяжелая и невосполнимая утрата для нас, его командиров, сослуживцев и друзей. Мы понимаем Вас, но нам никогда не пережить того, что чувствует материнское сердце в такие моменты. Имя Вашего сына навсегда будет вписано в Историю России золотыми буквами. Его подвиг бесценен. Он – пример отваги и чести для нас. Светлая память о Вадиме всегда будет жить в наших сердцах».

…Ох, сколько же и скольких нам нужно помнить! Погибших на фронтах Великой Отечественной, в Афганистане, в Чечне, в Дагестане, в Южной Осетии, в боестолкновениях с боевиками на территории Ставрополья, теперь вот – в Сирии... Подвиги солдат и офицеров, чьи имена золотыми буквами вписаны в новейшую Историю России, – это продолжение подвига миллионов советских солдат, отдавших жизни за Родину и в 1945-м завоевавших Великую Победу. Всех нужно помнить – мы ведь не нынешние европейцы, мы не можем позволить себе иметь короткую память.

Народный артист СССР Василий Лановой вспоминал недавно в одном из интервью: «В Европе журналисты мне в лицо говорили: «Что вы со своей Победой носитесь?.. Вот мы уже забыли»... Я у них спросил: «Сколько дней ваши страны сопротивлялись Гитлеру?» … Молчат. Тогда я продолжил: – Польша была завоевана за двадцать восемь дней. За те же двадцать восемь дней в Сталинграде немцы смогли захватить лишь несколько домов. Дания продержалась ровно сутки. А вся Европа покорилась за три месяца, и освобождать ее пришлось нашим солдатам. И какой ценой! Миллионы жизней советских солдат отданы за освобождение Европы. Но Европа предпочла об этом забыть».

…Предпочла забыть?.. Именно так. И именно поэтому Европа за последние годы и десятилетия уже десятки раз покорялась без сопротивления совсем не дружественным ей силам, принеся в жертву этим силам собственные культурные и духовные ценности... Амнезия – тяжелый недуг как для отдельного человека, так и для государства, для цивилизации. Нельзя – ради собственного же самосохранения – никогда нельзя забывать о главном.

память, Великая Отечественная война, 75-летие Великой Победы

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»