Мы как-нибудь сами

Станислав Маслаков

Все социальные учреждения в нашей стране объединяет то, что ими невозможно пользоваться по назначению. То есть существуют два алгоритма. Первый – «стариковский», когда стояние в бесконечных очередях, сбор бессмысленных справок и блуждание по кабинетам становится образом жизни. Второй – постараться сделать вид, что этих учреждений попросту не существует…

Любой, кто ещё не получает пенсию по старости или инвалидности, при этом не является ни родителем, ни ребёнком, старается попросту избегать таких мест, как поликлиники, собесы и иже с ними. Тем не менее изредка бывать в них приходится каждому. Пришлось мне недавно проходить флюорографию.

Родная поликлиника встретила волной детских воспоминаний и всеми прелестями отечественной сферы услуг. Скажу сразу, что никаких сенсационных разоблачений не последует. Все были вежливы и всё было по правилам. Только правила весьма специфичные.

Итак, в 8 утра флюорографический кабинет порадовал полным отсутствием посетителей и приветливыми сотрудницами. Я обрадовался, что процедура не отнимет слишком много времени, но, увы. Оказалось, что всё не так просто, и помимо полиса я должен получить в регистратуре талончик. Надо – так надо! Обойдя здание поликлиники, я оказался в набитом злыми людьми холле. Разумеется, это и была очередь в регистратуру. Раздвоенным змеиным языком она тянулась по недоремонтированному помещению к забранным советской закалки стёклом окошкам. Первые полчаса ожидания показали, что эта система живёт по своим законам: сорок человек впереди так и остались примерно в таком же количестве, несмотря на то, что четыре с половиной старушки получили-таки свои талончики. Столько же решили воспользоваться своим правом «вне очереди» или влились в неё где-то посередине, ибо «занимали заранее».

Осознав свои перспективы опоздать на работу, я решил пройти «флюро» на платной основе. Как выяснилось, это совсем недорого. Правда, никакой «оплаты на месте» быть не может. Наши медики – не гаишники, у них всё через кассу. Касса оказалась рядом с регистратурой. Снова мне пришлось вернуться в холл. Очередь в кассу была одна. Ровно в два раза длиннее. Жила она по тем же нормам – с пробивающимися и прибивающимися гражданами, руганью, стонами и крайне медленной динамикой.

Но если нет разницы – зачем платить больше? Я вернулся к своим родным бесплатникам и не пожалел об этом. За три без малого часа я много узнал о жизни и смерти, особенностях российской медицины и политического устройства, о старческих и младенческих болезнях, кулинарных рецептах и фактах биографии незнакомых мне людей. Раздражение со временем сменилось сочувствием к несчастным работницам регистратуры, которым приходилось, помимо бессмысленной бумажной волокиты, заниматься выслушиванием жалоб и угроз, организацией встреч больных с нужными врачами, консультацией страждущих и наведением порядка в очереди. Одновременно с этим они отвечали на бесчисленные телефонные звонки. К своему ужасу, я увидел, что одна из них – в весьма заметном «положении». Моё сочувствие было отомщено: женщина, увидев, что я не прибегал к услугам поликлиники достаточно давно («ах, да ты не наш!»), отправила меня делать ксерокопию полиса «в ларёчек». Потом пришлось отвоёвывать своё право не стоять в очереди заново, но к этому я был готов. В итоге с заветным талончиком в руках я вернулся в вожделенный кабинет, чтобы… Нет, у этой истории счастливый финал: процедура состоялась, заняла она буквально секунду, а на следующий день даже выдали результат (правда, получить его можно в течение лишь одного часа, в разгар рабочего дня).

Разумеется, в жизни каждого из нас есть и более печальные истории о встрече с отечественной медициной. Но, в отличие от них, здесь-то всё излечимо! Чтобы организовать вменяемую работу поликлиники, не надо изобретать велосипед. Сбербанк и регистрационная палата почти избавились от очередей, введя систему электронной организации. Автоматика обеспечивает минимальное ожидание и максимальную эффективность. Нажал пару кнопок – получил талон, в котором указано время приёма и номер очереди к нужному специалисту. А для него, в свою очередь, это форма отчётности – сразу видно, когда работал и скольких принял. Система эффективна и абсолютно прозрачна.

Может, поэтому её и не спешат вводить, хотя говорят об этом постоянно? Автоматика ведь неподкупна, а работники медучреждений – не хакеры. Тут никаких «блатных» пациентов и «своих» докторов, никакой корреляции услуг и материальных форм благодарности от пациентов. Даже если всё честно и по закону, то ритуал должен соблюдаться, иначе это сломает всю систему отношений!

Дмитрий Быков в романе «ЖД» описывает такую организацию жизни. Там людей заставляют ежедневно получать бессмысленные справки и стоять в очередях, чтобы у них не оставалось свободного времени. Иначе могут задуматься и начать, не дай Бог, что-то переделывать. Впрочем, мы-то живём не в литературном произведении, а потому имеем возможность влиять на положение дел. Если постараемся, то можно преодолеть сопротивление системы. Заставить работать по уму, а не как в сбывшейся антиутопии.

А пока этого не произошло, я предпочитаю держаться от этих сфер подальше. Сколько бы ни говорили о том, что профилактика есть лучшее лекарство и с поликлиникой надо дружить, на деле всё упирается в несовместимое с жизнью ожидание, злые очереди и унизительно-бессмысленную организацию. Так что лучше мы как-нибудь сами…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов