Мы - не рабы, рабы не мы

Василий Скакун

Кто претендует на тебя, человек, - все, кому не лень.

Говорят, что сейчас первоклассники в период изучения письма заглавными буквами после слов «мама» и «папа» осваивают написание простейших предложений типа «Мама мыла раму» и т.п. Мы же в 1951 году (я это четко помню) неуклюже выводили не очень понятные детям слова: «Рабы не мы, мы - не рабы», хотя определенно могли писать какие-нибудь другие более добрые слова – о своей маме, например. Наверное, в те далекие годы все-таки еще надо было напоминать малышам, что они рождены в свободной стране. И это всегда так: чем меньше каких-либо свобод дается, тем больше об их наличии говорится, выдавая желаемое за действительное. Но это так, к слову.

Наша учительница – Марфа Тимофеевна, у которой муж не вернулся с фронта (пропал без вести), а поженились они с ним чуть ли не 21 июня 1941 года, и, не успев обзавестись детками, так и осталась она на всю жизнь ждать его из безвестия, да, как оказалось, напрасно. А воевал ее суженый в кавалерии у генерала Доватора, наверное, поэтому мы на уроках пения и разучивали ту жалостливую песню о бойце, который упал возле ног вороного коня и закрыл свои карие очи, а отряд поскакал дальше в степь, так и не заметив этой потери. И мы всем классом плакали по этому молодому пареньку, чья жизнь так рано оборвалась.
Нам всем это только кажется, что человек свободен как птица: только дай два крыла - и поминай, как звали. Ан нет, оказывается, что за этой птичкой идет постоянная охота. Мы никогда, например, не задумывались, почему человеку так трудно контролировать тот вес, который по его (человеческому или хозяйскому) мнению был бы наиболее приемлемым для нашей жизни. Физиологи говорят, что Природа якобы специально вложила в нас некое несоответствие в ограничении потребляемой пищи и режиме работы аппетита. И получается так, что мы уже де-факто давно наелись, а аппетит де-юре настоятельно требует продолжения банкета. И ученые, не зная, как это объяснить, полагают, что это сделано специально с упреждением на то, «а вдруг завтра есть будет нечего», и успешно на этом защищают свои диссертации. То есть мы в данном случае являемся заложниками прихотей своего тела. Мудрецы же (правда, они все не были «остепененные» и многие из них даже не окончили 10 классов) всегда считали обжорство пороком, а человека соответственно его рабом. «Обжорство – самый обыкновенный порок. Мы мало замечаем его только потому, что почти все ему подвержены». И продолжают: «Если бы не жадность, ни одна птичка не попала бы в сети. На эту же приманку ловят и людей. Брюхо (извините за грубость и прямоту) – это цепь на руки и кандалы на ноги. Раб брюха – всегда раб. Хочешь быть свободным – прежде всего освободи себя от брюха. Ешь не для того, чтобы получить удовольствие. Объедающийся человек не способен бороться с ленью, а объедающемуся и праздному человеку еще труднее бороться с половой похотью. И поэтому по всем учениям стремление к воздержанию начинается с борьбы с похотью обжорства, и начинается она постом». Невоздержание в пище не считается грехом только потому, что оно не производит заметного вреда другим. Но есть грехи против осознания человеком своего достоинства. Невоздержание в пище – один из них, уверяли древние, и многие из нас - его рабы.
А разве мало среди нас тех, кто является рабами порока жадности. Вроде бы стремление к достатку и обеспеченности социального быта, скажем так, вполне нормальные явления в наше время, но как только оно, это самое желание к обладанию все большим и большим переходит в стратегию жизни, - все: мы пленники тряпья, злата, машин, домов и т.д., и тогда мы рабы этого одного из самых трудновылечиваемых пороков, обыкновенно не имеющего сдерживающих факторов по своему усмирению, так как обратной стороной жадности является щедрость. Но и здесь не все так просто, ибо богатеи иногда с царского плеча и сбрасывают надоевшую им шубу на руки изумленного от милости барина народа. Но мудрецы предупреждали, что настоящая щедрость та, когда из дающей руки стекает трудовой пот, то есть только честные деньги являют собой истинную душевную щедрость. И пусть знают эти новоявленные нувориши, пытающиеся подкупить Бога, вкладывая деньги в строительство храмов (так, на всякий случай, а вдруг и обо мне вспомнят, когда будет нужно), деньги-то нужны только чистые. Значит, человек, ты и здесь – раб.
«Тот, кто победил себя, гораздо больший победитель, чем тот, кто победил тысячу раз тысячу людей в сражении. Лучше победить себя, чем всех других людей. Тот, кто победил других людей в сражении, может быть побежден, но тот, кто победил себя и владеет собой, остается навсегда победителем» (восточная мудрость).
А похоть?! Нет мужика, который бы не провожал взглядом приглянувшуюся ему юбку. Страшнее похоти, кроме алкоголизма и наркомании, наверное, не существует большего порока. Это не есть естественное природное влечение к противоположному полу, это растренированный навык получения безудержного удовольствия через желание обладать всеми. Поэтому и держали раньше сотни наложниц в гаремах всякие князья и ханы. Кстати, киевский князь Владимир Красное Солнышко, который и привез из Византии на Русь христианство, тоже имел триста наложниц. Мудрые по этому поводу говорили: «Если не можешь отвести похотливого взгляда от женщины, смотри на ее обувь», то есть если формы тела женщины возбуждают в тебе похотливые желания, отведи свой взгляд от притягательных мест ее. И здесь человек раб все тех же пороков.
«Ночная бабочка летит в огонь лампы, не зная боли ожога, и рыба глотает червяка на удочке, не зная об опасности, а вот мы не расстаемся с чувственными наслаждениями, хотя отлично знаем, что они опутаны сетью бедствий. Такова бездонная глубина безрассудства» (восточная мудрость).
Но наиболее сложными пороками по степени их влияния на человека являются алкогольная, наркотическая, игровая зависимости. При этом доподлинно известно, что лучшим, а зачастую и единственным способом избавления от этих страстей является полная передача своей личной воли, которой не под силу справиться с искушением,  в руки Творца, Высшему Разуму, Природе (кто и как понимает сущность). И здесь ты раб, человек. «Всякий человек подобен укротителю диких зверей, а эти звери – его страсти, - пишет Амиель. - Вырвать их клыки и когти, зануздать их, приручить, сделать из них домашних животных, слуг, хотя и рычащих, но все-таки покорных – в этом задача самовоспитания».
И еще один покоритель человека – это гордыня, делающая из нас своих рабов. Человек, раздувающийся от собственной самооценки, никогда и ни за что не признает никого другого – его эгоизм не позволяет опуститься до уровня понимания того, что кто-то может иметь больше знаний или навыков в каком-либо деле. Подобные люди признают только один уровень взаимоотношений - через лесть или месть в необъятных количествах и небывалой необъективности. И эту сильно припудренную ложь они принимают за истину, хотя и знают наверняка, что это не так. Но глубина этого порока более многогранна, чем кажется на первый взгляд. Его обладатели не только усугубляют свое настоящее и ближайшее будущее - они своим образом жизни просто вычеркивают свою сопричастность с божественной силой, так как ставят себя выше ее.
А мы говорим: «Рабы - не мы, мы не рабы». Рабы самые что ни на есть настоящие. Но в каждого из нас специально вложили Дух силы воли, с помощью которого мы и на самом деле можем перестать быть рабами своего тела, своего витала (центра удовольствий), своих пороков. Будем по капле выдавливать из себя рабов. И тут самый главный и самый важный вопрос – как? Есть только один способ – малыми успехами готовить большую победу. При возникновении самого малейшего превосходства силы воли над теми или иными пороками или искушениями чувствовать начало большой победы. И всяким образом (внутренне) отмечать в себе эту заслугу. Это сравнимо с тем, когда родители, одобряюще похваливают своих детей за некие незначительные положительности в учебе ли, в поведении, чтобы тем самым сделать задел на будущее.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов