«Мы - не Россия», или Мраки и бесы

Станислав Маслаков

«Мы - не Россия»,  или Мраки и бесы

В Краснодаре подходит к концу нашумевшая выставка Icons. Она прославила не лучшим образом и кубанскую столицу, и галериста Гельмана, и даже ставропольского епископа Кирилла, который по такому случаю нарушил правило, запрещающее вмешиваться в дела другой епархии, и выступил с гневным письмом в адрес губернатора Ткачёва. Раз уж служитель культа сподобился, то и городской газете нельзя было оставаться в стороне. И вот что мы там увидели...

Край пуганых галеристов

Краснодар встретил нас жарой, пробками и толпами народа. В противовес ему, краевой выставочный зал изобразительных искусств был прохладен и практически пуст. Ни тебе штурмующих казаков-хоругвеносцев (или хотя бы распространяющих листовки агитаторов), ни толп, жаждущих приобщиться к современному искусству. На входе скучал охранник, который смерил нас взглядом, но вежливо пропустил внутрь. Вообще охранники составляли самую многочисленную диаспору в зале - шесть человек. Впрочем, в контексте недавних событий это выглядело вполне логичным. Неадекватных радетелей веры или луддитов от искусства, как показали недавние события, хватает, и встречать их должен кто-то посуровее музейных хранительниц.

К слову, они представляли вторую по численности категорию населения. Женщины оказались добры и приветливы. Они охотно и откровенно отвечали на любые вопросы, разве что застенчиво просили имена не указывать. Лёгкое разочарование от того, что к ним ввалились очередные журналисты, рассеялось сразу же, как только они узнали, что мы из Ставрополя.

«Мы - не Россия»,  или Мраки и бесы

- Неужели даже до вас докатилось? - удивлялись они.

- Да вы на весь мир прогремели! - успокоили мы их. - Ещё заранее было известно, что готовится какой-то протест...

С этим они горячо согласились. Акция, сорвавшая открытие выставки, была спланирована, это очевидно всем, кто там присутствовал. Данные о количестве участников у всех разные. По оценкам «изнутри» выставочного зала, протестующих было несколько десятков, в то время как желающих посмотреть экспозицию - сотни.

- Было страшно?

«Мы - не Россия»,  или Мраки и бесы

- Нет! - единодушно замахали головами сотрудницы зала. - Чего нам бояться? Там же тоже люди. Да и полиция нас охраняла...

А вот в дирекции их оптимизма явно не разделяли. Долго пытались понять, кто мы и откуда, словно ожидая какой-то провокации. Убедившись, что мы безвредны, руководство выставочного зала потеряло к нам интерес - сказали, что ничем помочь не могут, на том общение и закончилось. Впрочем, обижаться на них в этой ситуации было бы глупо: после такой травли и на прохожих бросаться будешь, не то что на залётных журналистов.

Лирическое отступление

Марат Гельман сказал недавно на этот счёт, что впервые увидел в Краснодаре запуганного директора музея. Обычно эти люди составляют местную элиту и пользуются уважением. Но, видать, не понял галерист специфики нашего региона. У нас уважением пользуется сила и понт как суррогат этой силы. Заезжий хам на скребущей дорогу тонированной «Приоре» может забыть про все правила, давить людей и исторгать киловатты своей национальной идентичности, и никто ему не возразит. Равно как и вполне русский гопник с крестом наперевес, который Библию не читал, но за православие порвёт пасть любому; да и не только за него, а просто так - по природе своей. Или родственный ему самозванный воин, чья доблесть заключается в том, чтобы перегородить вход на выставку, орать пьяным голосом «Позор!» и «Мы не Россия!», вещать откровения о национально-религиозной принадлежности Гельмана и бить морду каждому, кто пытается пройти внутрь. Ну и конечно, поп (именно поп, называть этого хама в рясе священником я не буду из глубокого уважения к тем служителям веры, которые воплотили свои идеалы подвигом жизни, а не посредством слюноотделения) Алексий Касатиков, плюнувший в лицо галеристу, который по наивности вышел поговорить к протестующим.

«Мы - не Россия»,  или Мраки и бесы

О вкусах спорят!

Но вернёмся к выставке. В отличие от борцов за чистую веру и белую расу, которые сами не видели, но осуждают, мы не поленились проехать пару сотен километров, чтобы лично ознакомиться с экспозицией и понять, из-за чего весь сыр-бор. Благо, условия для осмотра, обсуждения и съёмки были у нас идеальные: пустые залы и полное вспоможение со стороны сотрудников.

Надо сказать, мнения нашей делегации разделились. Мы даже устроили небольшой искусствоведческий диспут на эту тему, который, впрочем, быстро сошёл на нет. Мы не профессионалы (будто бы выставки для них делаются), рассуждали больше в категориях «нравится - не нравится». Фотограф Николай Сорокин оказался как всегда немногословен: «Пусто! Раздули из ничего». Ярослав Распутин, на правах единственного, кто имеет хоть какое-то художественное образование, ушёл в рассуждения на малопонятные нам темы. А мне так вполне понравилось. Будучи единственным верующим человеком в нашей команде, я приятно удивился тому, как подчёркнуто вежливо, корректно, аккуратно обошлись авторы со столь хрупким материалом, как религия. Все работы разные, рябит в глазах от обилия стилей, но при этом ничто в принципе не могло вызвать возмущения у того, чья вера основывается на хотя бы единоразовом прочтении Библии (а лучше многократном и с карандашом), а не на прокисшем винегрете из суеверий и пропаганды.

«Мы - не Россия»,  или Мраки и бесы

Вот висящая в воздухе совокупность металлических прутьев, превращающаяся в трёхмерную «Троицу». Вот огромное облако тегов, состоящее из имён и эпитетов Бога. Вот триптих в стиле гиперреализма: «Адам», «Андрей Рублёв», «Иисус» - на лицах видна каждая пора, каждый шрам. А вот огромное полотно с плачущими дщерями иерусалимскими. А там - непонятное нагромождение геометрических фигур - художник так видит. Никто не оскверняет святыни, не рубит иконы, не призывает диавола, не глумится и не кощунствует. Разные творцы ищут свои, опять же, разные пути к Богу или же просто хотят порассуждать на эту тему. Имеют они на это право? Да. Имеют право другие люди, разделяющие или не разделяющие их взгляды, прийти и посмотреть?..

Многим, к слову, понравилось. Нам показали книгу отзывов - в основном благодарности и восторги, хотя есть и пара резко негативных комментариев. Это нормально. Тема сложная, художники разные, искусство - вообще штука спорная. Но вести диспуты о прекрасном - это удел высоколобых очкариков, у «протестантов» были куда более простые и веские аргументы. Их вера и помыслы чисты как свежеоштукатуренная стена типового храма шаговой доступности - какая уж полемичность?

Что теперь?

Впрочем, выиграли от этой ситуации, похоже, все. Даже Гельман, с учётом стресса, порции чужих бактерий и разбитого айфона, снискал славу апостола всего нового и жертвы провинциального мракобесия. Выставочный зал, стараниями полиции не получивший повреждений, прославился и получил дополнительное количество посетителей, пришедших просто из любопытства. А лево-право-патриотическая оппозиция - уникальный опыт совместных действий.

Эта акция вообще во многом уникальна. Впервые объединились коммунисты, ЛДПР, хоругвеносцы, националисты (православные и языческие), казаки, а едва ли не главным организатором выступила местная ячейка движения «Суть времени», которое трудно назвать фундаменталистским и регрессивным. Что их всех объединило? Инфернальная личность антихриста Гельмана? На эту роль он не тянет даже с учётом всего того, к чему апеллируют «протестанты». Ненависть ко всему новому, свойственная тем же казакам или националистам-язычникам, явно не свойственна коммунистам, особенно из «Сути времени».

Как бы то ни было, все стороны конфликта получили уникальный опыт. Выставка закроется через несколько дней, и на этом эпопея с Гельманом в Краснодаре, скорее всего, закончится. Не в интересах местному губернатору Ткачёву (который, собственно, и пригласил Гельмана, озаботившись культурным прозябанием в своей волости) ссориться с казаками ради одного одиозного деятеля искусства. Но что будет дальше? Останется кубанская столица городом, где из современного одни лишь кинотеатры и мегамоллы? Найдёт ли современное искусство себе дорогу, и если да, то какое и под чьим протекторатом? Хорошо бы чтобы столь разношёрстные противники Гельмана дали внятный ответ на эти вопросы. Организовали свои выставки, где были бы не очередные репродукции достижений средневековья, а нечто по-настоящему новое, прогрессивное и идущее впереди планеты всей. Тем же коммунистам в своё время это вполне удавалось, правда, недолго.

В любом случае, будь и сама эта выставка, и протест против неё провокацией или борьбой за новое искусство, своё дело она сделала. Краснодарцы ищут свой путь и, может, впервые за долгое время всем городом задумались о высоком.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости