Мы все играем только одну роль

Василий Скакун

«Мы знаем, что душа божественна. Не могу сказать, соберутся ли опять в телесной оболочке те удивительные свойства, которые живут во мне теперь, также не могу сказать о том, имели ли они прежде своего появления здесь такую же естественную историю, как то тело, которое я вижу перед собою, но одно я знаю верно, что свойства эти не начинали существовать, не могут быть больны вместе с болезнью моего тела, не могут быть похоронены ни в каком гробу, но что они были прежде, чем был мир. И это дает мне веру, мужество и надежду. Душа живет в своем прирожденном царстве, она пространнее пространства и старее времени» (американский философ ХХ века Ралф Эмерсон).

Кстати, у него есть еще одно любопытное высказывание: «Истинный показатель цивилизации – не уровень богатства и образования, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, воспитываемого страной».

Пожалуй, уже некому доказывать в этом подлунном мире, что на нашей планете нет, не было и не будет двух одинаковых людей. И несмотря на то, что доказательств причин подобного явления не существует ни в науке, ни в религиях (ученые, быть может, не успели, а быть может, поняв несуразность подобных потуг, просто сложили руки, а церковь просто разводит руками, указывая на Тайны Творца), тем самым подтверждая тезис о том, «...что Тайны Бога находятся далеко за пределами понимания речи и интеллекта». Но у этого высказывания есть и продолжение: «Но так же верно и то, что Бог, как и Его Тайны, легко достижим через преданность» (Шри Чинмой). Кому? Естественно, Ему, Создателю.

Каждый из нас, кто хоть мало-мальски разобрался в целях своего прихода на Землю, понял, что приходим мы для самосовершенствования. Результирующим принципом нашей внутренней работы является достижение личного счастья. Значит, коли счастлив ты, знай – находишься на правильном пути, ибо обладание счастьем - это и есть реалии собственного духовного роста.

Но, кроме этого, все мы (или многие из нас) уяснили (или пытаемся уяснить), что каждый выполняет в жизни какое-то особое задание, основой которого является наш нравственный фундамент как личный, накопленный положительностями предыдущих воплощений, так и унаследованный от родителей, передавших нам свои основные наработки жизни на подсознательном уровне. И тогда жизнь наша человеческая на планете – это как некий театр, в котором с тем или иным усердием каждый играет свою роль, а кто-то чувствует себя просто зрителем. А все вместе мы и определяем позицию страны в современной цивилизации. И все то, как мы живем, - это и есть удачно или неудачно сыгранный спектакль. И наш российский театр уж очень напоминает провальную постановку, зрителя на которую просто не затащить – все вранье: либо вчерашнее, либо сегодняшнее. Да и роли у всех какие-то отвратные: то ворьё, то жульё, то те, кто тех и других крышует, – и так повсюду. И не знаешь, в чем же суть провала – то ли режиссера надо менять, то ли сценарий никудышный, или актеры все подобрались как на подбор, халявщики какие-то – все норовят вначале о гонораре договориться, а потом играют вполколена. А расплачиваться приходится зрителю – простому люду, которого все со сцены просят потерпеть уж, если не до завтра, то до послезавтра, и тогда все будут жить, как у Христа за пазухой.

Но, разбираясь в тонкостях сценария этой самой никудышной пьесы, оказывается, что все мы - и артисты, и зрители – не поняли главного замысла постановочной части. Ибо и на самом деле – мудрость – есть знание вечных истин, приложенных к жизни. Мы все время полагали, что у каждого из нас своя конкретная роль: вон у моего соседа – роль дворника, а у другого, что напротив, так тот шоферскую роль оттачивает уже третий десяток. Ну, некоторым, как всегда, повезло, и у них роли посолиднее: кто ректор вуза, кто министр (хоть и плохонький), но как звучит, не говоря уже о мэрах, губернаторах и прокурорах всяких – везет все-таки кой-кому на Белом Свете.

Но, друзья, оказывается, что мы все попутали (ну как в фильме «Бриллиантовая рука» - не на ту руку драгоценности нацепили): мы должности по профпригодности (или непригодности) приняли за ту самую роль жизни, а это просто средство, с помощью которого мы и играем свои роли. А роль-то у всех, как оказалось, одна, и называется она для всех тоже одинаково: «Насколько я смогу быть похожим на Бога - Создателя моего и твоего». И мы все там, в этом театре, как в бане – там же ведь тоже все равны, как и в той жизни, в которой каждый хочет высунуться и урвать себе кусок побольше – здесь мы тоже все равны – перед Ним, Отцом Нашим.

И разниться мы можем только благими делами, сотворенными лично, ибо иных знаков отличия нет и быть не может. А вся мышиная возня за рынки сбыта, наживы и прочие напасти, именуемые страстями, так это как некая лакмусовая бумажка, с помощью которой определяют, кто ты, приятель, на самом деле, чего ты стоишь и на что годишься?

Так что же получается в подобном случае, что у дворника дяди Пети и мэра нашего города одна и та же роль, да и остальные (ты и я) могут померяться силенками, ну да с кем угодно – хоть с первыми лицами, хоть со вторыми любого ранга, и еще не ясно будет, кто кого. И тогда понимаешь, что им, всем бедолагам, кто кривдами да окольными путями вгрызлись во власть, в сотни раз труднее сыграть ту единственную роль, данную всем нам. У них кучи куч соблазнов и страстей, окружающих их со всех сторон, а у дяди Пети дворника, ну так, метлу может спереть домой (так он как раз напротив – сам и мастерит их дома) или не в надлежащем виде может явиться на службу – в нечищеных башмаках, например. Вот и гадай после этого, кому повезло более – ему или министру, которому совесть не дает покоя и сна. Так с дядей Петей здоровается вся дворня и желают всего доброго, ведь это он ни свет ни заря в морозную стужу и подходы к подъездам все подчистит, и песочком присыплет, чтоб, не дай чего, никто не поскользнулся. Да и главное – на душе у нашего Петра нет никаких дурных замыслов: как стать управдомом или начальником ЖЭКа. Метет метлой да песню нескончаемую мурлычет в усы. И так день за днем. Это не то, что всем тем, которые уцепились за власть и руками, и зубами – и там свой мирок намерений: кого спихнуть, кого отодвинуть, с кем лобызаться, а мимо кого пройти, не заметив, в какую коалицию и против кого объединиться, не говоря уже о всяких материальных междоусобчиках. Ведь недаром в народе говорится, что быстрее и прочнее всего людей объединяют пороки.

А то, что по праздникам посещают храмы да свечи ставят, да лобызают руки у владык, так это так – игрища. У Того, Кто и создал нас, показательные выступления не проходят – там единый критерий везде и во всем: искренность и служение. Искренность – это то, что (а вернее, как) велит душа да совесть делать и следуешь ли ты ее наказам, а служение – так еще мудрые давным-давно определили: «Сделанное добро радует, но не удовлетворяет. Всегда кажется, что надо было сделать больше». Это и есть критерии, по которым и судят о делах наших. Мы же по своей наивности забываем, что все в этой жизни нам дано в аренду: все барахло, машины, дома, да и жизнь в том числе. Да и приходим мы в эту жизнь, как в командировку: поставил печати, где ты и как ты там наследил, да и домой пора с отчетом о проделанной работе. А работа-то идет в зачет только души, а все, что руками нагреб, все прах, здесь на Земле и остается, с собой не прихватишь (ну как в бане кроме полотенца и брать нечего).

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов