Мы живы, пока кому-то дороги

Ирина Боровлева
Есть музейные экспонаты, мимо которых просто так не пройдешь. В них не только отражено время. В них – живет память о людях, которые до сих пор кому-то дороги. Об этом невозможно было не думать, глядя на экспозицию Музея городского Дворца детского творчества, посвященную 60-летию Великой Победы. Идея его директора Марины Петровны Озеровой была до гениального проста — рассказать о войне с помощью подлинных писем, личных вещей фронтовиков, которые хранятся в семьях преподавателей, сегодняшних и вчерашних воспитанников Дворца. Мое внимание привлек офицерский китель в одной из витрин. Он принадлежал когда-то Константину Евграфовичу Петровскому. Чуть позже я познакомилась с его дочерью Флёрой Константиновной Михайловской, преподавателем Дворца детского творчества. Она поделилась своими воспоминаниями об отце, фронтовике, простом ставропольце, достойно прожившем нелегкую жизнь. Рассказывает Флера Константиновна.

Самые светлые мои воспоминания — о детстве. 1954 год. Мне семь лет. Папа в звании подполковника запаса демобилизовался из армии. Мы приехали из душной жаркой Махачкалы в зеленый уютный Ставрополь, к бабушке и дедушке.

Как мне понравился город! Зеленый старинный бульвар на проспекте Сталина. Трогательный фонтанчик с фигурками девочки и мальчика. Карликовые георгины на ухоженных клубах. Всё это создавало ощущение праздника: и бульвар, и статуя колхозницы с корзиной винограда, и торжественная Комсомольская горка…

Мы гуляли по Ставрополю вместе с папой. Он часто останавливался, чтобы обратить моё внимание на что-то примечательное. Папа родился в селе Прасковея и через всю жизнь пронес любовь к родному Ставрополью, к благоухающим разнотравьем степям, к бескрайним виноградникам с янтарным мускатом, к широкому неоглядному небу…

Почему-то судьба повела сельского паренька далекой от крестьянских трудов дорогой. В 1934 году папа пошел служить в Красную Армию. Затем последовала учёба в Ленинградском артиллерийском училище. С каким восхищением папа рассказывал о своих преподавателях. Особенно о тех, кто вел литературу и географию. Это были педагоги старой, еще дореволюционной школы. Учился отец с удовольствием. По распределению его, старшего лейтенанта, направили в Курск. Служба шла успешно. Папа нашел надежную спутницу жизни, женился. Сдал экзамены в военную академию… И вдруг, в мирную, наполненную ежедневными делами, заботами, планами на будущее жизнь, ворвалась война.

Отец в составе 364-го корпусного артполка отправился на Западный фронт. Впереди его ждали тяжелые кровопролитные бои. Зимой под Москвой попали в окружение. Пришлось переносить голод, морозы, сутки без сна на снегу. За героическую оборону Москвы, за отличие в боях 364-й полк был награжден Орденом Красного знамени, а отец – медалью «За оборону Москвы». За бой под деревней Морозово комполка вручил папе серебряный портсигар с памятной надписью. (Отец с большим уважением отзывался о своем командире, которому бои под Москвой чуть не стоили жизни: за оставленное во время отступления орудие военный трибунал приговорил его к расстрелу. В последний момент приговор изменили. Помню, как в 70-е годы отец получил первое послевоенное письмо от своего бывшего командира, и не мог читать его без слёз)…

Моя мама, Зинаида Арсеньевна, летом 41-го осталась в Курске с двумя ребятишками – двухлетним сынишкой и восьмимесячной дочкой. Начались бомбежки. Почти каждую ночь жителей города будил вой сирены, и мама с малышами на руках бежала в бомбоубежище. Немцы наступали, и в ноябре пришлось эвакуироваться. На вокзале творилось что-то страшное. Казалось, весь город хотел уехать подальше от надвигающейся неминуемой опасности. В сумасшедшей давке маме кое-как удалось взобраться в вагон товарного состава, какой-то офицер через головы передал ей детей. Поезд шел на Урал. В вагоне было очень душно и тесно. Маме удавалось во время остановок на костре варить для детей манную кашу. Без молока, просто на воде. Сама ехала впроголодь. Так добрались до станции Березники Молотовской (теперь – Пермской) области. Казалось, будет легче. Но случилась беда: дети, заразившиеся в поезде скарлатиной, один за другим умерли. Мама чуть не потеряла рассудок от горя. Ей было тогда всего 27 лет.

С большими трудностями, практически без денег ей удалось добраться до Ставропольского края. Поселилась у свекрови, пошла работать в колхоз. Летом 42-го вместе с другими жителями села пешком отправилась в Махачкалу, а оттуда перебралась в Среднюю Азию. Там работала на хлопковых полях. Приходилось очень трудно. Люди, которых война выгнала из родных мест, в чужом краю старались помогать друг другу, поддерживать, и скоро становились как родные. Все ждали только одного – когда наступит мир, и надеялись увидеть мужей, отцов, детей живыми.

И наконец пришла Победа! Этот день для папы стал двойным праздником — 8 мая 1945 года ему исполнилось 30 лет. Отец прошел страшными дорогами войны. Воевал на Западном, Брянском, 1-м Белорусском фронтах, дошел до Берлина. Он был кадровым военным, поэтому и после победных майских салютов оставался в строю. Служил на территории Восточной Германии. К нему приехала мама, а через год родилась я. В память о первой дочери меня назвали Флёрой.

Только в 54-м году, после папиной демобилизации, нашей семье, наконец, удалось переехать в Ставрополь, где жили бабушка и дедушка. В течение 30 лет отец работал на заводе «Красный металлист» мастером ОТК. Был удостоен звания «Ветеран труда». Его знали и уважали многие друзья и знакомые. А для меня он навсегда остался просто папой.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов