На излете зимы

Юрий Кузьминых

На излете зимы

Многоснежная морозная зима задержалась на юге России до середины марта. По 17-е число включительно столбики термометров в Ставрополе опускались в ночные часы до минус 5°–10° и днем не преодолевали нулевую отметку. При этом высота снежного покрова составила 50 см.

На 18 марта синоптики прогнозировали изменение ситуации и не ошиблись. В ночь на воскресенье разыгравшийся западный ветер принес долгожданное потепление. Перед рассветом температура повысилась до –1°…0° С.

Интересно, а какова сейчас ситуация на Стрижаменте? И вот мы стоим на окраине хутора Липовчанского. Раннее утро. Сочетание пасмурного неба, слегка посеревшего снега в долине Егорлыка и обнаженного леса стрижаментовских склонов придает окружающему пейзажу унылые черты. В голове неотвязно вертится вопрос: «Когда же придет весна?».

На излете зимы

Начальную часть пути намереваемся преодолеть по хорошо знакомой полевой дороге в сторону Новоекатериновской. Состояние снежного покрова резко отличается от того, каким он был в феврале. Зачастую под коркой наста нога встречает рыхловатость, и тогда почти на полметра вы проваливаетесь в сугроб. Ход не только замедленный, но и весьма тяжеловатый. В центральной части 7-километрового участка, разделяющего хутор и станицу, в рельефе просматривается уводящая в Сливную балку колея. В дальнейшем полевая дорога стелется вдоль опушки Темного леса. Следуя по ней, можно значительно сократить путь к северной окраине Новоекатериновки.

У нижнего языка Нижнесливного леса мост через многоводный ручей разрушен. Но эта пустяковая преграда легко преодолима в отличие от той, что ждет нас на левобережье. Здесь снег совершенно не удерживает человеческого веса, и мы чуть ли не на метр при каждом шаге проваливаемся в его толщу. Таким темпом далеко не уйдешь. Приходится возвращаться на «липовчанский тракт».

…Последние несколько сот метров подъема непосредственно перед станицей становятся настоящим «дерби». Изрядно потрудившиеся снегопады и метели теперь дают попотеть и нам.

На излете зимы

В начале одиннадцатого часа буквально вываливаемся на расчищенную бульдозером станичную улицу, по обеим сторонам которой утонул под белым покрывалом забытый Богом населенный пункт. Кругом только снег, снег, снег. Про такие места говорят: медвежий угол.

По дамбе переходим на перпендикулярный нашему переулок. Передвигаться по улочке можно разве что пешком да на коне. Никуда не сворачивая более, поднимаемся по ней к самому лесу. Проклюнувшееся в эти минуты солнце искрится кристалликами снега. Мгновенно согревается горизонт, и становится по-весеннему тепло на душе…

На подходе к юго-западной оконечности Солдатской поляны нас встречает сильнейший ветер, но испортить настроения он уже не может. Используя ниточку следов прошагавших вдоль южного склона Стрижамента всадников, движемся в район ретраншемента. На крепостных валах такие наметы, что впору рыть в сугробах пещеры. Не перестаешь поражаться зимней красе, сотканной всего парой-тройкой цветов – белоснежной степи, чернотой леса и лазурью небес…

Ребята впервые в здешних местах. Как не показать им Шпитальный родник? Кто ж мог подумать, что какие-то сто метров спуска окажутся настоящей полосой препятствий. Нетронутый ни одним живым существом снег глубок, ох как глубок! В верховьях Темной балки толщина покрывала достигает более метра. Сруб над колодцем занесен так, что не сразу и определишь, где скрывается живительная сила под названием «вода». Зато как прекрасен в лучах мартовского солнца вековой буковый лес.

От восточной к центральной амбразуре Малой поляны ведут все те же конные следы. Далее они сворачивают вправо, в один из «карманов», и перед нами – снежная целина. Временами с корочкой наста, кое-где с тонким слоем недавнего снега, а в целом, если учесть пройденные километры, довольно изнурительное, порядком надоевшее за необыкновенно длинную зимнюю пору белое безмолвие, над которым в небесной синеве парят горделивые принцы царства пернатых…

Южные склоны горы заснежены менее других. Однако метельные переливы прошедшей недели придали одному из косогоров форму пирамиды. Чем ниже спускаемся, тем все чаще встречаем пожухлые прогалины. Район «скульптур» и вовсе почти без снега. Протянувшиеся своеобразной грядой на высоте 680 м над уровнем моря глиняные колоссы не перестают удивлять грандиозностью стиля и выверенностью линий.

Перспектива спуска по снегу в хутор Извещательный не радует. В таких условиях может не хватить светлого времени, и мы принимаем решение сбрасывать высоту в направлении Невинномысского канала.

Спуск по оползням – это непрерывное скольжение по бесконечным земляным волнам, сквозь которые ручейками тающего снега спешит весна. Чем ниже, тем все более влажными становятся склоны. Котловина и вовсе предстает отсыревающим лугом. Бросив прощальный взгляд назад, по едва уловимым приметам различаем линию сбросов…

Надолго сохранит память и завывание ветра у крепостных валов, вековой покой Темного леса, суровую красоту песчано-глиняных цирков, где в немой тишине притаились песчано-глиняные цирки и скульптуры.

 

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов