На охране нашего спокойствия

Наталья Ардалина

На охране нашего спокойствия

В воскресенье страна отмечает День сотрудника органов внутренних дел. У нас получился совсем не праздничный материал, но как раз такой, какова повседневная работа полицейских: сложная, иногда грязная, и всегда — направленная на охрану нашего с вами спокойствия.

Полковничий Яр в Ставрополе — отдельное государство, со своими законами и своими подданными. Правда, представителей закона российского — участковых уполномоченных - здесь знают в лицо и, пожалуй, недолюбливают. Оно и понятно, у большинства жителей этого района есть те или иные проблемы: с документами, алкоголем, судимостями. Поэтому, завидев «уазик» участковых, многие жители дач стараются стать невидимками, и только собаки, которых здесь множество, встречают нас то яростным лаем, то заискивающим повизгиванием.

В рейд по дачам с участковыми Октябрьского района мы отправились утром, пока еще есть надежда застать жильцов в относительно трезвом виде. На участке Романа Носова 44 дачных общества, половина из них находится в урочище Ташлянская долина, а половина — в Полковничьем Яру. Ташлянские дачи - относительно спокойное место. Конечно, и здесь случаются кражи, особенно в зимнее время, когда хозяева закрывают сезон и перебираются в город. Однако здесь есть существенное преимущество: охранник Алексей. Он серьезно помогает полицейским уже просто своим присутствием, ежедневными обходами. И, конечно, хорошо знает владельцев участков, так что посторонним на дачах появиться незамеченными сложно.

На охране нашего спокойствия

Совсем другая картина в Полковничьем Яру. Даже не знаю, какой процент брошенных участков, но их много. Очень много. И в этих полуразрушенных домиках селятся те, кому пойти больше некуда. Собственно, даже дороги как таковой здесь нет: местами полицейский УАЗ ехал практически по целине, а местами опасно буксовал. Все это вперемешку с оврагами, ямами непонятного происхождения и камышом в два человеческих роста сделало дорогу экстремальной. «А мы сюда через день, максимум через два ездим, - рассказывает Роман Носов. - Обычно пик заявлений о кражах приходится на весну, когда после зимы хозяева приезжают и обнаруживают разграбленный дом. Прошлой зимой мы навещали дачные массивы почти каждый день, и краж, к счастью, было значительно меньше. Будем стараться и грядущей зимой работать больше на профилактику».

Большая часть постоянных жителей этих дач кормится на городской свалке — перебирают мусор, сортируют, сдают. Хвалятся, что можно в день до 500 рублей зарабатывать, если, конечно, не «халявить». Проблема в том, что работе этой никто не рад. Это ведь вам не мусороперерабатывающее производство западного образца, где все в халатиках и перчаточках. Здесь грязь, ужасный запах и вороны, вьющиеся, как над полем брани. И среди мусорных гор — похожие на привидений люди, замотанные в рванье до самых глаз. Другая работа здесь как-то не в моде. Несмотря на то, что свободной (относительно) земли на дачах много, никто ее не обрабатывает, не пытается вырастить хотя бы картошку себе на пропитание.

На охране нашего спокойствия

В одном из ближайших к свалке дачных товариществ «Строитель» живет не меньше сотни человек. Нужно отдать должное, не все они доставляют проблемы участковым, всего лишь половина. Вот, например, Людмила переехала сюда к своему гражданскому мужу из Барсуков. Ее семья после наводнения в 2002 году семь лет ждала сертификат на приобретение нового жилья или ремонт старого. Людмила с пожилыми родителями и двумя подрастающими детьми жила в полуразваленном домике. К счастью, хотя бы детей удалось пристроить в общежитие, когда поступили учиться. В 2009-м сертификат получили, сделали хороший ремонт, но Людмила к тому времени уже переехала в Ставрополь на дачи. Говорит, и здесь жить можно. В маленьком домике чистенько и уютно. Правда, нет воды, нет газа, топят дровами. Воду для питья покупают, для стирки — отстаивают дождевую или речную. А иногда и эту отстоянную используют для готовки.

Соседи у Людмилы с мужем мирные. А чуть дальше начинается «проблемная» зона. Вот полностью сгоревший домик. Здесь пьяный цыган уснул с сигаретой в зубах. Совсем недавно от него ушла жена с тремя детьми — не выдержала постоянного пьянства мужчины, уехала к родственникам. И, как оказалось, была права — сам «глава семьи» еле успел выскочить из горящего домика. Хорошо, что детей здесь уже не было. Теперь мужчина живет на соседней даче, у брата, который еще пару лет назад был вполне приличным человеком, рассказывают участковые. Работал, не пил. А теперь, возможно, под влиянием старшего брата, он тоже спивается потихоньку, работу забросил.

На охране нашего спокойствия

Со стороны свалки нам навстречу бегут трое цыганских ребятишек, девочка и два пацана. На девочке - свитер, а мальчишки просто в майках, несмотря на то, что погода отнюдь не располагает к солнечным ваннам. Оксане 12 лет, и считать она умеет тоже до двенадцати. А вот читать не умеет, не учили, даже букв не знает. У нее есть знакомые девочки, которые ходят в школу, и ей тоже очень хочется увидеть другой мир. Глаза у девчонки очень живые и умные, она быстро соображает, судя по всему, могла бы хорошо учиться. Вот только, скорее всего, через пару лет ее просто отдадут замуж, еще и выкуп за невесту возьмут...

Еще одна цыганская семья: отец и шестеро детей, от пяти до 15 лет. Все ютятся в одной комнатке, трое уместились на старой кровати, остальные — на полу. Участковые спрашивают у цыгана Сергея, почему он не на работе? «Погода такая, что много не наработаешь», - отвечает мужчина. «А жена где?» - «А жена работает». Вот так у них устроено, женщины детей и рожают, и кормят, и деньги зарабатывают, а мужчины Бог знает чем занимаются...

На охране нашего спокойствия

Никто из детей не умеет читать-писать, даже старшая дочь. «Да я сам неграмотный, как я их научу», - удивляется отец. Рассказывает, что в школу детей хотел отдать, да не взяли без прописки. А за прописку знакомые, тоже цыгане, просят по 30-40 тысяч рублей с человека. Хотя я почему-то сильно сомневаюсь в том, что он действительно хотел устроить детвору в школу...

На соседней даче участковые будят деда Ивана. В домик войти невозможно — просто нет пола, все завалено хламом, мусором, объедками... В куче тряпья спит дед Иван. Ему 63 года, и у него безумно усталые, удивительно светлые и грустные глаза, просто какой-то библейский персонаж, с него только картины писать. Пьет он тоже серьезно, как и его сожительница, которой на десять лет меньше. Дед Иван рассказывает, что не всегда жил здесь, у него есть нормальная квартира на улице Пограничной, где остались его мать и сестра. Когда-то он ел за столом и мылся в ванне, а теперь опустился до этого страшного состояния. Это, кстати, один из немногих местных обитателей, у которого есть городская прописка. Остальных участковые периодически доставляют в отдел, оформляют, заносят в базы данных. А потом отпускают, потому что задержать их не за что — пока не совершили чего-то противозаконного. А такое случается, к сожалению, нередко, и обычно по пьянке. Вот, например, пару месяцев назад на 02 поступил звонок из этого дачного массива. Один цыган кричал, что друг хочет его убить, бегает за ним с топором. Но ни адреса, ни номера дачного участка назвать не мог, потому что их здесь попросту никто не знает. Группе немедленного реагирования в таких случаях ничего не остается, как будить среди ночи участкового — только он точно знает, где именно можно найти того самого Баро или Лачу, который бегает с топором или от топора...

На охране нашего спокойствия

Участковый Александр Шапошников, обслуживающий соседний административный участок, тоже хорошо знает всех местных обитателей, во-первых, потому что ездить сюда в одиночку не очень уютно, а во-вторых, потому что они все равно ходят на его территорию — в магазины, на остановку маршруток. И так же, как Роман Носов, не пропускает их мимо — останавливает, интересуется, почему не на работе, как дела у соседей, на всякий случай предупреждает, чтобы не совершили чего-то неправильного...

За полдня, проведенные с участковыми, я поняла, что от этой ежедневной, иногда монотонной, а иногда опасной работы во многом зависит количество преступлений, совершенных в городе. Ведь, если полицейский где-то рядом и потенциальные правонарушители об этом знают, они не пойдут искать, где что плохо лежит. А значит, наше с вами спокойствие не будет нарушено.

Весь личный состав, ветеранов органов внутренних дел и их семьи с Днем сотрудника органов внутренних дел поздравили начальник Управления МВД России по г. Ставрополю Евгений Нуйкин и председатель городского Совета ветеранов МВД Александр Бирюков: «Профессия сотрудника органов правопорядка всегда была нелегкой, сопряженной с риском для жизни, но вместе с тем одной из наиболее почетных и легендарных. В этот день мы отдаем дань памяти нашим товарищам, погибшим при исполнении служебного долга. Мы будем и впредь делать все возможное, чтобы их семьи не остались без внимания и поддержки.

На охране нашего спокойствия

Выражаем особую благодарность нашим ветеранам. Надеемся, что ваш бесценный жизненный опыт, профессионализм, человеческая доброта будут и в дальнейшем помогать нам в воспитании и обучении молодых сотрудников.

Хотелось бы поздравить весь личный состав Управления и пожелать крепкого здоровья, успехов в службе, стабильности, стойкости, выдержки, надежных товарищей, опытных наставников, мира и благополучия в семье и, конечно, крепкого здоровья!»

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Происшествия»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов