На передовой

Елена Павлова
Из своих 80 лет Аршак Александрович Маилян ставропольцем является десять. Однако уже 60 с лишним лет назад судьба «наградила» его памятью о нашем крае, махнув над ним вороным крылом смертельной опасности, но оставив в живых. Воевал он в наших местах и ранение здесь получил. Но потом и дальше освобождал Кавказ, и другие российские и украинские города. Качая головой, жалуется на память – с прошлого года она что-то подводить стала. Помнит, как был ранен, как вошла пуля, а название населенного пункта вспоминать долго приходится. Ранений пять – самое тяжелое даже не в легкое, а сквозное стопы. Да еще – в живот… Один осколок ветеран до сих пор в себе носит.

- Ничего, - говорит, - привык, только вот по лестнице подниматься сложно – колется…

Этот осколок – память о бомбежке полевого аэродрома во время загрузки в самолет раненых. Аршак был среди них с ранением в спину. Накануне был выход на боевую операцию. К избе, где квартировали немцы, разведчики приблизились затемно. Троих выскочивших на крыльцо фрицев удалось положить. Четвертого, который укрылся в кустах, не разглядели вовремя. Он и стрелял… А потом эта бомбежка. Так что в Тбилисский госпиталь Аршак поступил с двумя ранениями: пулевым и осколочным.

Всего ранений было пять:

- Под Горячим Ключом сначала ранили, - вспоминает Аршак Александрович, – потом – под Краснодаром…

- Одно за другим?

- Такая тогда была служба, - улыбается ветеран, - передовая – госпиталь, госпиталь – передовая.

Хоть и комиссовали его еще до Победы, но воевать молодой разведроты продолжал еще долго. Опыт разведчика пригодился на оперативной работе, когда свирепствовали на Западной Украине банды бандеровцев. А потом отправился он в Москву, решив навсегда связать судьбу с военной службой. Раньше в семье Маилян кадровых военных не было. Отец с дедом мирным ремеслом заняты были – столярничали. Война многое изменила. Все шестеро братьев фронт прошли, ранены были многократно, один погиб в Словении. Так что в 1948-м поступил Аршак в Голицынское пограничное училище. А потом до самого выхода в отставку служил в Закавказском погранокруге. Граница с Ираном была сложным участком даже в самые спокойные годы. Сопредельная сторона, от которой отделяло 300 метров земли и речка, пограничников провоцировала частенько. Адекватный ответ на провокации грозил международным скандалом.

Случай, который Аршак Александрович помнит в деталях, хоть и имеет несколько пикантный оттенок, а судьбу одному из участников событий мог поломать. Это было в начале 50-х близ Ленкорани. Иранцы подняли невообразимый шум: советский пограничник убил нашего гражданина! Как убил, естественно, не пояснялось. В первую очередь, конечно, спросили бойца, чего он стал через речку по иранским гражданам палить. Парень и рассказал. Эти самые граждане вели себя, мягко выражаясь, неприлично. Оскорбления разные выкрикивали, но на грубости личного характера пограничники не реагировали. И сопредельщики перешли на глобальные темы. Один из них с криком: «Вот ваш СССР! Вот ваш Сталин!» заголился, картинно выставив в сторону советской стороны освобожденную от штанов свою ничем не прикрытую «правду». В ответ получил пулю.

Свои бойцу, конечно, поверили. А вот «соседи», понятное дело, факт провокации отрицали напрочь.

- Поехали мы «за речку», - рассказывает Аршак Александрович, - показали нам труп – без штанов. Я потребовал штаны предъявить. Долго они артачились, но отдали – в пакет, сургучом запечатали, а отряд привезли. Полковник, что со мной ездил, удивляется: зачем, мол, тебе панталоны его дались? А нет на них, говорю, пулевого отверстия… Полковник меня обнял – молодец, говорит, а я и не додумался! Парень-то наш правду, получилось, рассказал. Но по международным нормам права стрелять он все же не имел. Пришлось нам «суд» устраивать, представителей сопредельной стороны приглашать – озвучили парню приговор: три года. А как ушли «соседи», объявил командир бойцу этому, что представлен тот к ордену и сидеть, естественно, не будет. Спасти удалось мальчишку!

Как и многие его ровесники, Аршак Александрович болезненно переживает все, что происходит со страной, которую он защищал в годы войны и в мирное время. Распался Союз, сдан тот рубеж, который он охранял. Очень много желающих переписать историю и перекроить уже новые рубежи России. Расстраивается ветеран, что не можем мы дать достойный ответ недругам, Считает, что пора собирать осколки великой империи.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов