Налог на бездетность как зеркало эпохи

Станислав Маслаков

Налог на бездетность  как зеркало эпохи

В оный раз поднялись и затихли в стране разговоры о необходимости (или недопустимости) введения налога на бездетность. На этот раз – с лёгкой руки главы синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами протоиерея Димитрия Смирнова. Правда, потом выяснилось, что хотя идею он горячо поддерживает, но сказал об этом несколько месяцев назад, и сроду не думал, что из этого сделают сенсацию. Как бы то ни было, тема витает в воздухе с такой настойчивостью, что принятие налога на бездетность всё больше выглядит заочно принятым решением.

Деторождение в тренде

Те или иные формы налога на бездетность существовали с античных времён. Решать демографические проблемы не кнутом, так рублём (или что там у них в древности было?) научились давно. Но в первую очередь все вспоминают самый недавний опыт – СССР.

«Налог на холостяков, одиноких и малосемейных граждан» был принят в 1941 году в совсем нелёгких для страны условиях и затем с различными изменениями просуществовал до развала Советского Союза. Бездетные мужчины от 20 до 50 лет и бездетные замужние женщины от 20 до 45 лет должны были отчислять

6 % зарплаты государству. Кто зарабатывал мало – платили меньше. Освобождались от налога те, кто не может завести ребёнка по состоянию здоровья. Также не платили его родители, у которых дети погибли, умерли или без вести пропали на фронтах Великой Отечественной войны, учащиеся средних специальных и высших заведений (до 25 лет), Герои Советского Союза и ряд других категорий. Если, не дай Бог, у родителей умирали все дети, то налог вновь взимался. Его отмена в 1992 году стала логичным результатом исчезновения СССР и как следствие – парадигмы ответственности человека перед обществом. Вопрос деторождения стал сугубо индивидуальным.

Вернуть налог предлагали неоднократно. Но особой поддержки наверху такие инициативы не получали. Так, в 2006 году Президент России Владимир Путин заявил, что «закон о введении налога на бездетность не имеет под собой моральных оснований и принят быть не может». Но времена меняются, а вместе с ними и те самые «моральные основания». В тренде сейчас православие, самодержавие и народность, многодетность позиционируется как гражданский долг, а голос консервативного большинства как никогда настойчив и кровожаден. И введение налога на бездетность помогло бы не только заработать дополнительные очки популярности в народе, но заодно и додушить вольнодумную либеральную гадину, в своей основе бездетную, эгоистичную и ни разу не соборную. И вот как это может произойти.

Разделяй и властвуй!

Итак, если закон будет принят, то поражённый скверной западничества креативный класс окажется перед сложным выбором. Собственно, у него четыре выхода, и все они ликвидируют его как политическую силу.

1. Платить. Несколько процентов – не такая уж большая сумма, притом налогами облагается, естественно, только «белая» зарплата, а большинство эгоистов-индивидуалистов, как известно, получают свой неправедный доход иными способами. Как сказал вышеупомянутый отец Смирнов, «если ты не хочешь идти на подвиг рождения детей или не можешь, поучаствуй в этом деньгами». Так что, не желая участвовать в строительстве Третьего Рима своими детородными органами, гражданин хотя бы проспонсирует тех, кто на сей подвиг готов. Но процент сознательных и ответственных среди таковых априори низок (иначе размножались бы, раз им сказано), потому для них остаётся три способа обойти закон.

2. «Косить». Ну не звери же борцы за демографию! Если ты и хотел бы продолжить род, но не получается, то ладно – не плати. Благо, российская действительность настолько «не возбуждает», что, согласно медицинской статистики, количество неспособных к деторождению граждан неуклонно растёт. Те же, кто может, но очень не хочет, всегда найдёт способ достать нужную справку. От армии «косят» же как-то. Так что если налог примут, то значительная часть «креативного класса» объявит себя ни к чему не способными, а потому распишутся в собственной половой беспомощности, будут преданы всеобщему презрению и в итоге зароются глубоко в свои сиротливые норы.

3. Валить. Тут всё ясно. Те, кто недоволен стабильностью и возрождением нравственности, всегда могут собирать манатки и ехать на столь горячо любимый ими Запад. Пусть там загнивают и растлеваются сколько угодно, а Россия избавится от какого-то количества дизайнеров, учёных, журналистов, инженеров, бизнесменов и прочего сомнительного элемента. И жизнь, конечно, станет лучше.

4. Рожать. В конечном итоге всегда можно покаяться во грехах и создать полноценную ячейку общества. Одним ребёнком тут, впрочем, не откупишься – нормой должно стать, как мы помним, трое. А лучше – больше. И тогда уж точно станет не до «креативности»: детей кормить надо. А то, что родил из-под палки и не любишь своих отпрысков – так не страшно. Любовь – она, как известно, от Бога, и проявляется она в покорности. Так что сцепи зубы и выполняй свой долг со всяким усердием!

Наше всё

Ну а если серьёзно, то если у нас и впрямь введут подобный налог, то это будет актом именно борьбы на истребление разного рода несогласных и излишне продвинутых, а не чем-то иным. Потому что если бы речь шла о демографии и спасении нашего будущего, то действовать следовало бы несколько иначе.

Плясать следовало бы от категории качества, а не количества. Искренняя любовь к своей Родине неизменно привела бы к мысли, что России нужны не просто абы какие люди, а лучшие люди. А потому надо выстраивать такую систему, которая будет побуждать каждого к максимальному развитию. В первую очередь, система образования, во многом напоминающая советскую и прямо обратная той, которую строят сегодня. А ещё кружки, секции и прочие средства ликвидации у детей свободного времени в обмен на максимальную реализацию своего потенциала.

Разумеется, семьям надо помогать – но именно в развитии детей, а не в их рождении. Потому что «количественный» подход стимулирует лишь паразитизм социальных низов. Это не принято говорить, но многие многодетные семьи – алкоголики, наркоманы, религиозные фанатики и дикари. Не все и даже, наверное, не большинство, но весьма существенный процент. Они плодятся ради «материнского капитала» и прочих льгот от государства, они используют детей как средство заработка. Любые налоги на бездетность в нынешних условиях – это значит отобрать у тех, кто работает на благо страны, и отдать тем, кто работать не хочет.

Не беспощадно, но бессмысленно

«Налог на бездетность» вполне органично вписывается в общую политику государства. Это как с «Законом Димы Яковлева» - запрещают иностранное усыновление вместо того, чтобы создать все условия для жизни и развития каждого ребёнка у себя в стране (вот тогда бы и запрещали), а под шумок добивают систему образования. В конечном счёте создают всё более безнадёжную обстановку в стране, а потом требуют от людей, чтобы они поправляли демографическую статистику. Но кто решится на то, чтобы производить на свет детей, почти наверняка обречённых на несчастную, бессмысленную и наверняка короткую жизнь, которая начнётся плохо, а закончится ещё хуже? Либо отчаянные оптимисты, либо религиозные фанатики, либо те, для кого дети – средство, а не цель. Ну и, конечно, те, у кого биологическое начало превалирует над разумом.

В отличие от СССР времён Великой Отечественной, нынешняя Россия попросту не имеет права взимать у своего народа налог на бездетность. Она не даёт высших смыслов, она не становится системообразующим фактором для собственного населения.

Да и не поможет он. Рожать из-под палки в двадцать первом веке? Вы это серьёзно? Вы вначале постройте ту страну, в которой хочется жить и растить детей. Растить так, чтобы радоваться их успехам, развитию; чтобы спокойная уверенность в их будущем не покидала каждого умного, сомневающегося и сколь угодно критически настроенного гражданина. А с остальным мы сами разберёмся.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов