Наш Петрович

Елена Павлова

­ Обидно, когда в мирное время мы теряем братьев и однополчан, ­ говорил полковник милиции Михаил Тагильцев. – Жизнь складывается так, что восток нашего края принял на себя часть террористического удара, который сейчас переносится в регион с территории Чечни. В Нефтекумский район нам часто приходится выезжать для выполнения боевых задач. Мы должны уничтожить нечисть, которая приползла на нашу землю.

Вот Олег Воронцов и уничтожал эту нечисть. Именно так к ней относился, потому, наверное, в жизни добрый и отзывчивый, в работе, говорят, менялся. Олег Петрович слишком хорошо знал, что эта нечисть из себя представляет. В его судьбе было два главных города – Грозный и Ставрополь. В Грозном он родился и вырос, в Ставрополе закончил училище связи, стал офицером. Потом снова вернулся в родной город, из которого, как и многие, вынужден был уехать в начале 90­х. И когда в Ставрополе в 1994­м начал формироваться СОБР (отряд быстрого реагирования, ныне – отряд милиции специального назначения ОМСН), Олег Петрович долго не раздумывал. Это была его судьба, его предназначение, дело чести. Слова «офицерская честь» не были для Воронцова пустым звуком – так говорит каждый, кто его знал…

В его послужном списке – больше десятка боевых наград: за отвагу, за воинскую доблесть, за безупречную службу, за заслуги перед Отечеством. Государство наше не очень ценит своих защитников при жизни, Олег Петрович десять лет стоял в очереди на жилье. Квартиру семья получила – через полгода после его гибели… Но он был воином и воевал не за звания, награды и привилегии. Он шел под шквальный огонь в родном для него городе Грозном и в первую, и во вторую кампании, он принял свой последний бой на ставшей ему родной ставропольской земле. А еще были Дагестан, Ингушетия. Подполковник Воронцов так и не успел при жизни получить очередную воинскую награду – медаль «За отвагу», хотя указ об этом был подписан еще в мае прошлого года. В июне 2004­го, после налета боевиков на Назрань, ставропольские милиционеры тоже находились в Ингушетии. Группа под командованием подполковника Воронцова пришла на помощь ингушским милиционерам, подвергшимся нападению между станицами Слепцовской и Троицкой. Ставропольцы буквально отбили их у боевиков. Олег Петрович, как всегда, был первым. Рассказывают, что он приблизился к ним практически вплотную, поливая укрытие бандитов автоматным огнем…

Он всегда старался идти первым, потому что те, кто шел за ним, были его бойцами, а он, офицер, за них был в ответе. Так было и 25 августа 2005 года в селении Ямангой. К тому моменту милицейский спецназ уже несколько дней находился в Нефтекумском районе. С начала августа тут было совершено несколько дерзких убийств и покушений. Оперативники вычислили место нахождения банды (осколка так называемого «ногайского батальона»). Эффект внезапности не сработал – дом пришлось штурмовать. И подполковник Воронцов опять шел первым, в боковой проем бронежилета пуля попала, когда он уже пытался прорваться в дом с боевиками. Их нейтрализовали – двоих уничтожили, двоих взяли. Только вот ранение командира оказалось несовместимо с жизнью… Вот за этот свой последний бой и последний шаг под шквальным огнем подполковник милиции Олег Петрович Воронцов был награжден орденом Мужества (посмертно). Его вместе с медалью «За отвагу» (за Назрань) вручили жене и сыну.

Друзья до сих пор называют его «наш Петрович», говорят, он был очень светлым человеком, сильным и надежным, которому можно доверять и можно довериться. И поправляют сами себя: «Не был, а есть, потому что он остается в наших делах, в нашей жизни, в нашей памяти».

.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов