Настоящий разведчик и гордость маленькой республики

Наталья Буняева
Абдула Цороев накануне войны.
Абдула Цороев накануне войны.

Мой друг Ахмад Цороев живет в Ингушетии. Познакомились мы лет восемь назад, в Грозном. Виделись минут пятнадцать, но эти минуты подарили мне и открыли необыкновенно цельного человека, умного, доброго, прекрасно знающего историю России и всех ее окрестностей. Он очень веселый, и всегда почему-то приходит на помощь с утешениями в те моменты, когда мне было особенно плохо. Телефонный звонок раздается тогда, когда кажется, еще минута – и я с кистенем пойду на большую дорогу: то несправедливость какая, то что-то болит... Я люблю его именно за это, за способность жить далеко, но как будто рядом. И маму его, тетю Асю, люблю... Да всех! Добрая, честная, работящая семья. Их так много, Цороевых. Всех не знаю, но думаю, они все похожи добротой, честностью и любовью. Накануне Дня Победы спросила что-то про ветеранов... Были они в семье и как складывалась их жизнь? Про ужасный эпизод с выселением народа не говорили, хоть я и обожаю дядю Ису, который так и остался в Киргизии... Про войну говорили.

«О! Да ты зайди в интернет, найди, что там пишут про Абдулу Дудиевича Цороева...» Сказано – сделано! Ищу Абдулу, нахожу и... И ничего себе!

Буду по порядку рассказывать о славном сыне рода Цороевых. Родился он в 1919 году, ровно через месяц после гибели отца, сражавшегося с деникинскими бандами. Он рано стал главным помощником матери, а когда подрос и пришло время выбирать профессию, неожиданно решил стать артистом. Выступать на сцене, стать знаменитым – ну какая-то такая цель была...

Я, пожалуй, не с того начала писать. Абдула был разным. Как объяснить – не знаю: на разных фотографиях – разный человек: от нежного мальчика с огромными глазами резкий переход к другому, какому-то совсем другому человеку... А мальчик остался в прошлом. Когда поступил-таки в 1937 году в Московский театральный институт. Какие роли его ждали! Нежного красавца с высокими бровями... Но судьба вносит свои коррективы. Что знал его дядя Бексултан, сейчас неизвестно. Но, понимаю, чувствовал, что актерство – хорошо. Но быть военным – нужнее: где-то впереди готовилась страшная гроза. Видимо, не верил ни в какие пакты о ненападении, ни в перемирия, ни в офицеров вермахта, обучающихся в Советском Союзе. Был Бексултан прозорливым человеком и уговорил племянника-красавца Абдулу уйти из тетрального института в военное училище, расположенное в Белоруссии...

Там молодой командир, всеобщий любимец женщин Брестской крепости, начал свою службу. Было трудно. Но настоящий воин остается воином навсегда...

Июнь. 22-е...Рассвет еще не наступил, когда первые снаряды разорвались в крепостных стенах: Германия армадой пошла воевать. Абдула с несколькими ротами бойцов был всего в нескольких километрах от крепости. Подойти к ней было уже невозможно. Страшно представить растерянность молодых командиров: в крепости погибали товарищи, девушки, которым вчера дарили полевые цветы на танцах, чьи-то жены и дети. Это было чудовищное испытание, и те, кто остался, нашли в себе силы и организовали оборону, удивившую немцев: они-то на блицкриг рассчитывали. На моментальную войну... Не вышло: бойцы и командиры бились яростно, отбивали атаки немцев, теряли товарищей и держались без еды и воды... Чтобы набрать котелок воды хоть откуда – надо рисковать жизнью. Рисковали. Кому-то везло, и эту бесценную влагу делили на глотки. Все это время Абдула собирал вокруг себя бойцов, пересчитывались – и снова в бой. Сам молодой командир 11 раз поднимал своих бойцов в штыковые атаки. Когда стало ясно, что вот сейчас они попадут в полное окружение, решено было уходить в леса. Абдула, будучи уже 23 июня дважды раненным, вывел почти 300 человек. Три роты. И там, в белорусских лесах, в окружении захватчиков, партизаны начали действовать, наводя ужас на немцев. Под сапогами фашистов горела земля во всех смыслах. В августе 1941 года на шоссе Бобруйск – Могилев, в районе деревни Берки, усиленная группа Цороева разгромила автоколонну противника, уничтожив около 70 фашистов.

Дерзкие операции бойцов партизанского отряда вынудили немецкое командование предпринять крупномасштабную карательную операцию с привлечением армейских подразделений, охранных частей полевой жандармерии и СС. Партизаны были вынуждены с боями уходить на восток, в густые лесные массивы и болотистую местность.

После ранения командира партизанского отряда Игната Изоха лейтенант Цороев принял командование отрядом на себя. Партизаны – самый большой страх фашистов. Командовал отрядом москвич Николай Корягин. В одном из боев командир погиб, и командование взял на себя молодой начальник разведки Абдула Цороев. Он был уже другим: от былой красоты не осталось ничего – проницательный взгляд, упрямо сжатый рот, ходил неслышно, как барс. Его побаивались и свои: ничего не повторял дважды.

В самом начале сентября 1941 года партизанские тропы, проторенные в глухих брянских лесах, привели отряд Цороева к бойцам капитана госбезопасности Дмитрия Медведева. Это стало буквально поворотом в судьбе, ибо она «подкинула» ему сюрприз, если можно так говорить о войне. Медведев, поняв, что перед ним стоит не совсем обычный командир, начал обучать его работе разведчика уже не так, как себе представлял сам Абдула. Он научил его буквально чувствовать воздух: его опасности, и наоборот. Об этом отряде уже знали в Москве, ценили умение воевать в сложных условиях. Ну а немцам оставалось только молиться при встрече с бойцами из леса...

В мае 1942 года отряд Медведева перебросили на Западную Украину, под Ровно. Это было уже серьезное военное соединение. По заданию из центра в августе того же года в отряд прибыл бесстрашный советский разведчик-партизан Герой Советского Союза Николай Кузнецов. Кузнецов в совершенстве знал немецкий язык, немцы даже не подозревали, что Пауль Зиберт (немецкое имя героя) хранит тайну, за которую можно получить ящик железных крестов. И когда Кузнецов уходил на очередное задание, его всегда прикрывала группа Абдулы Цороева. Доступ к архивам, в которых хранятся документы, касающиеся многих совместных операций, проведенных Кузнецовым и Цороевым, до сегодняшнего дня ограничен. Методы разведки и ведения тайной войны в тылу противника, использованные ими, и сейчас засекречены.

Рассказывать о множестве успешно проведенных операций с полным поражением противника бесполезно: их было слишком много. Мужеству партизан поражались сами немцы: они взрывали железнодорожные узлы и станции, совершали вылазки на оккупированную территорию, «языков» брали, в общем, стали грозой лесов.

В конце 1942 – начале 1943 года партизанский отряд Дмитрия Медведева совершил рейд по тылам противника и расположился в окрестностях Ровно.

В 1943 году бандеровцы (их тогда было уже немало) сумели собрать некоторые данные о действиях медведевского отряда и планировали передать их эсэсовцам. Абдула, получивший прозвище Володя, с группой разведчиков устроил засаду, и, когда бандеровцы встретились с фашистами, партизаны внезапным огнем уничтожили всех.

И вот тут судьба подбрасывает молодому, но уже опытному разведчику Цороеву новое испытание: в конце 1943 года он получил очередное ранение. И тут какая-то предательски умная голова вспомнила, что Абдула-Володя вообще-то ингуш. Что этот народ был депортирован, и после излечения храброго разведчика отправляют в отдаленные районы Сибири. Вот тут стоит задуматься: а если бы остался в лесах, был бы живым? Судьба...

В конце февраля 1944 года еще одна умная голова, неизвестно кто, но из Москвы, «учел» его военные заслуги и опыт работы, и наш разведчик был назначен на должность секретаря министра госбезопасности Киргизской ССР, а через год по его просьбе был переведен на оперативную работу. В 1947 году Абдула Цороев вышел на пенсию: сказались последствия тяжелых ранений.

Трудно было фронтовику, легендарному партизану и разведчику смириться с той несправедливостью, которая была предпринята в отношении ингушей и чеченцев, причисленных к изменникам родины. Но он работал, надеясь, что однажды правда восторжествует и его народ вернется на Родину, в любимые горы...
А пока хотя бы во Фрунзе удержаться: все его норовили с семьей услать подальше, запрещалось даже выезжать за пределы города.

В 1971 году бывший разведчик вернулся вместе с семьей на малую родину – в Назрань, тогда Чечено-Ингушской АССР, где в 1983 году по указанию председателя КГБ СССР Ю.В. Андропова для него построили дом! В нем до сих пор живут его родные. А подвиги в Великой Отечественной войне не остались не отмеченными.

16 февраля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за доблесть и мужество, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, Абдула Дудиевич Цороев был награждён орденом Красной Звезды. 26 декабря 1943 года за успешное выполнение специальных заданий в тылу немецко-фашистских захватчиков Указом Президиума Верховного Совета СССР он был награждён вторым орденом Красной Звезды. Летом 1944 года приказом Украинского штаба партизанского движения был награждён медалью «Партизану Великой Отечественной войны» 1-й степени. Среди наград есть и медаль «За оборону Москвы». По инициативе администрации селения Альтиево одной из улиц было присвоено его имя. 20 декабря 2002 года указом президента Республики Ингушетия за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в ВОВ, А.Д. Цороев награжден орденом «За заслуги» (посмертно).

19 апреля 2004 года указом президента Республики Ингушетия кадетской школе-интернату «Горский кадетский корпус» присвоено имя Абдулы Дудиевича Цороева.

Рассказывать о герое можно бесконечно. Другой бы озлобился от свалившихся в разгар войны испытаний, но не разведчик Цороев! Мой друг Ахмад вспоминает его как хорошего деда, веселого, умеющего и пошутить, и погрустить. И доставалось же мальчишкам из всей семьи: дед учил их добру и справедливости по своему, только ему известному рецепту. Они и выросли настоящими воинами: все на службе Отечеству, в правоохранительных органах, Ахмад – в МЧС. А иначе быть не могло...

Вот пишу-пишу и понимаю, что всего мало: столько там подвигов и славы, не перечислить все. Кино бы снять... Как Абдуле врачи изымали из спины осколки: всего одна ампула обезболивающего! И он отказываетсяот нее: крошит зубами деревяшку. Вот такой во всем!

Умер он, по горским меркам, рано: 1 декабря 1985 года, в 66 лет. Память о нем будет жить, пока жив хоть один мужчина из рода Цороевых. О таких людях ингуши говорят «Дала гешт долда цанна» – да живут они вечно!

Ингушетия, разведка

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов