Не убивайте волю к жизни!

Лариса Денежная
Пришла очередная, 17-я по счету годовщина окончания войны в Афганистане. Но сколько бы лет ни прошло, боль той войны осколком сидит в сердцах миллионов россиян. Сегодня, поминая погибших воинов, мы отдаем дань уважения героизму и мужеству всех, в чьей жизни случился афганский излом. В гостях у «ВС» председатель Ставропольской региональной организации инвалидов войны в Афганистане Николай Мищенко.

Н. Мищенко родился

в 1956 году в с. Благодатном Петровского района Ставропольского края. Закончил авиационное училище, летчик. Служил на Дальнем Востоке, Камчатке, в Челябинске, Афганистане. Передовой авианаводчик. После тяжелого ранения вышел в отставку в звании капитана.

С 1985 года живет и работает в Ставрополе. В 1993 году стал одним из организаторов создания краевой организации инвалидов Афганистана.

Воспитал двоих сыновей, оба — офицеры Российской армии.

— Николай Федорович, с какими проблемами сталкиваются инвалиды афганской войны?

— Быть инвалидом — уже проблема, поскольку, понятно, наши возможности ограничены. Но вдобавок инвалиду сложно найти хорошо оплачиваемую работу. А пенсии и пособия настолько малы, что на них и одному человеку не прожить, не говоря уже о том, что надо содержать семью, растить детей. Вот смотрите: восемнадцатилетнего парня призвали в армию в Афганистан, а там получил он увечья. Производственного стажа у него нет, вот и пенсия мизерная. Или офицер, участник афганской войны, выйдя в отставку по инвалидности, не выслужил срок, необходимый для получения более высокой пенсии. А его сверстники, офицеры, не воевавшие в Афганистане, но уволенные из армии, отслужив, как говорится, по максимуму, получают сейчас пенсии в несколько раз большие, нежели «афганские» инвалиды. Полагаю, это несправедливо, и государство наше обязано задуматься над этим.

— Много ли в крае инвалидов войны в Афганистане?

— Около ста семидесяти человек.

— Чем помогает им ваша организация?

— Всем, чем можем. Но беда, что можем мы немного. Дело в том, что все льготы, которые раньше были предоставлены инвалидским организациям, ныне аннулированы, да еще таким образом, что мы оказались и должны. И сейчас порой вместо помощи и защиты инвалидов наша организация вынуждена защищать себя.

У нас вообще складывается впечатление, что государство, пославшее нас на войну, теперь все больше дистанцируется от проблем инвалидов Афганистана. К примеру, сейчас муссируется вопрос о ежегодном переосвидетельствовании инвалидов. Но разве у безногого солдата за год новые ноги вырастут? Хуже того, работающим инвалидам «понижают» группу: дескать, если ты на инвалидной коляске можешь добраться до домашнего компьютера и набрать какие-то тексты, то уже считаешься социально обустроенным. Получается, плодят тунеядцев, убивают волю к жизни. Считаю, так тоже нельзя, мы ведь не слюнтяи, мы крепкие духом мужики.

А возьмем жилищную проблему. Муниципальное жилье не строится, квартиры не выделяются. Здесь нет вины конкретных чиновников, они, может, и рады были бы помочь, но…

— Что же делать?

— Надо в масштабах страны менять политику в отношении инвалидов, ветеранов боевых действий. Государство должно взять на себя заботу о них, обеспечивать приемлемые условия жизни. Пока мы этого по большему счету не наблюдаем. Еще пару лет назад мы по льготам были приравнены к инвалидам и участникам Великой Отечественной войны, нынче эта норма потихоньку убрана из федерального законодательства.

— Как у боевого офицера не могу не спросить о проблеме, очень волнующей все общество, а именно — о дедовщине в армии.

— Не согласен с тем, что вину за неуставные отношения целиком взваливают на сержантов, командиров взводов, рот. Надо помнить — это наши дети. Раньше нас готовили к службе в армии. А сейчас в армию идут с мыслью — полгода будут бить меня, а потом я буду бить. Вооруженные силы представляют каким-то монстром, забывая слова нашего великого предка: кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Сначала надо создать условия для нормальной службы, защитить после службы.

И потом, если воинская часть занята боевой подготовкой, в ней не издеваются над солдатами. Да, бывает тяжело в ученье, синяки и шишки можно себе набить. Но без тренировки, без выносливости не выжить в критических ситуациях. Совсем другое — глумление над солдатом. А наказать виновных порой очень сложно — даже гауптвахт нет.

Но при всем том, порядок в армии нужно наводить на основе уставов, а не по прихоти улиц или каких-то общественных организаций, далеких от реальной армейской жизни.

— Николай Федорович, тоскуют руки по штурвалу?

— Конечно, я же летчик-истребитель, с детства мечтал летать, знаю, что такое сверхзвуковая скорость. В небо тянет…

Как говорится, если бы не война… К счастью, она уже в истории. Поздравляю с сегодняшней годовщиной всех товарищей по оружию, их семьи. Желаю им побольше здоровья, оптимизма, и, конечно, мирного неба.

М. Дружинин.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов