Немного из истории будущего

Станислав Маслаков

В дни рождения  вроде бы  принято не только вспоминать о прошлом, но и строить планы на будущее. В данном случае – нашего в той или иной степени любимого города. Каким он будет через десять-двадцать лет? 

Чтобы представить это в общих чертах, не нужно быть ни гадалкой (ух, как я их не люблю), ни высоколобым аналитиком. Всё лежит на поверхности. Конечно, всегда есть шанс, что случится чудо (и всё наладится) или катастрофа (и всё станет ещё хуже). Но будем надеяться, никакие потрясения нас не ждут. В этой ситуации вслед за унылым настоящим нас всё равно ждут не самые радостные перспективы.
Основываться только на личных впечатлениях в таком вопросе негоже. Благо есть на что опереться. Не так давно была принята «Стратегия социально-экономического развития Ставрополя до 2020 года». Этот совершенно необходимый для любого города документ рождался, что называется, в муках. Три её варианта предложили москвичи из ЗАО «Международный центр развития регионов», но все они были отвергнуты. Там, конечно, всё здорово описывалось: слияние с Михайловском, превращённым в наукоград, скоростной трамвай, небоскрёбы и прочие амбициозные проекты вдохновляли как хороший фантастический роман. Но в итоге администрация сформировала свою, совершенно приземлённую стратегию. То есть никаких масштабных строек и преобразований, «эволюционное развитие», сосредоточенность на решении текущих задач. Причина – в низком профессионализме муниципальных служащих и запредельной бюрократизации (это признают сами городские власти). 
Таким образом, если стратегия будет реализована, то Ставрополь через 10 лет… фактически не изменится. Где-то что-то построят, где-то что-то отремонтируют. С одной стороны, и хорошо. Лишь бы всё нормально работало и можно было тут жить. С другой – неизбежный отток прогрессивной молодёжи. Потому что город, который занимается лишь сиюминутным выживанием, не привлекателен для молодых и дерзких. Большинство из моих одноклассников и однокурсников, те, кто лучше учился или многого хотел от жизни, сейчас трудятся на благо столиц и заграниц. Здесь остались те, кто звёзд с неба не хватал, либо те, кого вынудили обстоятельства. Отсюда тенденция: отток талантливой и деятельной молодёжи продолжится, у Ставрополя останется имидж города, где живут люди, не способные на большее.
В определённой мере компенсировать это могут наукоёмкие производства (хотя бы пресловутый завод по производству солнечных батарей) и Северо-Кавказский федеральный университет. Но в первом случае речь идёт о слишком малом количестве людей, во втором – всё очень неоднозначно. Учиться в новом вузе будет куда меньшее число ставропольских ребят (хотя бы в силу демографических факторов), зато город прирастёт парой десятков тысяч студентов из республик. Хочется верить, что отберут самых умных и одарённых, но опыт последних лет показывает, что работают несколько иные механизмы. Как бы то ни было, в итоге и тут тенденция продолжится. Лучшие выпускники федерального университета поедут жить и работать в места денежные и перспективные (и чем лучше будет уровень образования в создаваемом вузе, тем дальше они поедут), а население Ставрополя будет формироваться по принципу отрицательной селекции.
Тут мы подходим к самому неудобному – но куда от него денешься? – национальному вопросу. Своим этническим и культурным многообразием наш город славился всегда. Невероятное сочетание Европы и Азии, столичного и провинциального, русского и кавказского – причём не в конфронтации, как сейчас, а вполне мирном содружестве – было свойственно Ставрополю с момента его основания. Впрочем, в той или иной степени этим могли похвастаться Грозный, Владикавказ и другие крупные города в регионе. Но могут ли сегодня? Кавказ беднеет людьми, какие бы демографические показатели нам ни рисовали. В первую очередь – за счёт русских и за счёт интеллигенции. Процесс, собственно, естественный. Иные традиции, нежелание «плодиться и размножаться», неприятие восточной системы отношений и уклада жизни – всё это действует получше растиражированного ксенофобами «выдавливания». Как итог – русского (если хотите – европейского) в Ставрополе будет всё меньше. Наш город уже куда бледнее самого себя вековой давности. Тогда помимо строящейся мечети и нескольких десятков православных храмов были и костёл, и синагога, и кирха. Лет через десять-двадцать у нас и минареты взметнутся в небо, и пару церквей, может, построят. На этом сочетании растущего количества мусульман всё многообразие худеющей православной паствы и закончится.
Что ещё добавить к этой картине? Собственно, и нечего. Не так важно, что появится на месте закрытых военных училищ, сколько ещё жилья построят, какие дороги починят. И даже то, какие проблемы будут терзать на тот момент всю нашу страну (думается, коллапс Пенсионного фонда окажется самой безобидной из них). Важно, что ничего из того, что можно сказать о будущем нашего города, не прибавляет желания в нём жить. Так сложилось, что Ставрополь всегда и всеми сдавался практически без боя. Сейчас тоже идёт тихая и бескровная война с самими собой за этот город. За то, почему мы в нём всё-таки живём, и за то, каким бы мы его смогли полюбить.

P.S. Я вовсе не пытаюсь никого запугать, да и не настаиваю на своей правоте. Ставрополец в третьем поколении, я хочу ошибиться. Хочу идти по улицам любимого города лет эдак через десять-двадцать и думать: как же я был не прав, как же тут хорошо! Поэтому прошу вас, дорогие читатели: переубедите меня и тех унылых скептиков, кто думает так же! Расскажите о другом будущем Ставрополя – таком, в котором нам всем захочется жить. Ждём ваших писем и комментариев на сайте.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости