Несколько часов они были самыми свободными людьми в мире

Елена Павлова

Несколько часов они были самыми свободными людьми в мире

В селе Сенгилеевском, на базе военно-патриотического клуба «Русские витязи», открыт памятник Виктору Духовченко — неизвестному герою афганской войны. Создавали памятник, как говорится, миром. Именно создавали, а не собирали средства, потому что ни один человек не взял денег ни за камень, ни за мрамор, ни за свою работу. На мемориальной доске фото Виктора, а над выгравированным на черном мраморе именем — поднимающиеся в гору, как на Голгофу, русские солдаты и столб огромного взрыва перед ними. Их было двенадцать попавших в плен к душманам бойцов, которые подняли бунт в крепости Бадабера 26 апреля 1985 года. Это одна из самых героических страниц афганской войны и самых трагичных — в том числе и потому, что об этом воинском и просто человеческом подвиге у нас предпочли забыть. И вот этот памятник героям Бадабера — пока единственный на всем постсоветском пространстве. На Ставрополье неравнодушные люди сделали первый шаг к установлению исторической справедливости.

Без вести пропавший

Председатель военно-патриотического клуба «Русские витязи» Николай Жмайло в теперь уже далеком 1985 году служил в Баграме. Он прекрасно помнит, как в их части появился Виктор Духовченко из Запорожья. Тот был на десяток лет старше солдат-срочников, пришел в армию, как теперь говорят, по контракту. Но у бойцов, которые к тем, кто приехал в Афган зарабатывать деньги, обычно относились немного настороженно, Виктор вызывал уважение. Новый моторист-дизелист не стремился отсиживаться в части — он хотел выходить на боевые задачи, передвигаться вместе с колонной. Тем более что до Афгана работал водителем… В общем, за спины не прятался…
А потом Виктор пропал без вести. Таких, внезапно и бесследно исчезнувших, за время службы Николая Жмайло было трое…
«Пропасть» в Афгане мог практически каждый. И не только в бою, когда раненых солдат захватывали в плен… В лапы душманам можно было попасть, спустившись к источнику за водой… После этого ребята практически попадали в ад.
О кругах этого ада рассказано в фильме «Мятеж в преисподней», авторы которого открыли миру историю крепости Бадабера, которая пребывала под грифом «секретно» не только в СССР-России, но также в Афганистане и Пакистане. Финал ее зловещей истории был запечатлен на снимке из космоса, зафиксировавшем на территории Пакистана взрыв огромной мощности. Первая реакция на фотофакт со спутника была близка к шоковой. Предположение о ядерном взрыве отмели практически сразу. Но что тогда взорвалось, оставив вокруг одни развалины и восьмидесятиметровую воронку? На территории Пакистана активные боевые действия не велись. Более того — оружием такой мощности не располагала ни одна из сторон афганской войны.

Мятеж

На самом деле, воронка и развалины — это все, что осталось от крепости Бадабера, мощного укрепрайона, где в шести складах хранились арсеналы оружия, где под руководством американских, пакистанских и египетских инструкторов проходили военную подготовку душманы, а в подвалах находились военнопленные, которых за любое неповиновение подвергали изощренным пыткам и издевательствам. Все это находилось вроде бы на территории Пакистана, но вне юрисдикции этого государства. Это была так называемая «зона пуштунских племен»…
Выдержка из аналитической записки разведслужбы 40-й армии, с которой лишь неcколько лет назад был снят гриф секретности: «26 апреля 1985 года группа советских военнопленных тюрьмы Бадабера сняла шестерых часовых у артиллерийских складов и, взломав замки в арсенале, вооружилась, подтащила боеприпасы к спаренной зенитной установке и пулемету ДШК, установленным на крыше. В боевую готовность был приведен миномет и гранатометы РПГ. Советские воины заняли ключевые точки крепости: несколько угловых башен и здание арсенала.
По тревоге был поднят весь личный состав базы – около 3000 человек во главе с инструкторами из США, Пакистана и Египта. Место боя было блокировано тройным кольцом окружения, составленным из душманов и военнослужащих пакистанской армии, бронетехники и артиллерии 11-го армейского корпуса ВС Пакистана. В воздухе барражировали боевые самолеты ВВС Пакистана. Утром, во время третьего штурма, оставшиеся раненые советские военнопленные взорвали арсенал, сами погибли и уничтожили значительные силы противника».
По другим данным, арсенал на складах сдетонировал от попадания снаряда. Но это не умаляет значения подвига двенадцати советских солдат, не сломленных пытками и ценой своей жизни сохранивших жизни сотен таких же, как они, российских солдат. Об этом говорил на церемонии открытия памятника Николай Жмайло…
— Цифры потерь с вражеской стороны более чем внушительны; более сотни моджахедов вместе с иностранными инструкторами, 90 солдат армии Пакистана, кроме того, были уничтожены три установки «Град» и 40 единиц тяжелой боевой техники, десятки тысяч снарядов… А ведь это все планировалось использовать против нас!.. Не удивительно, что после мятежа в Бадабере по моджахедским бандам был распространен приказ: «Шурави (советских солдат) в плен не брать, уничтожать на месте захвата»…
Николай Федорович рассказал и о том, как он узнал о судьбе своего пропавшего в 1985-м однополчанина… Оказалось — из этого самого фильма «Мятеж в преисподней»… Посол России в Афганистане, который четверть века спустя исследовал те события, говорил с уцелевшими очевидцами (бывшими моджахедами) и выяснил, что организатором бунта был парень с Украины, немного старше остальных. Как только он появился, стал подбадривать других пленных: мол, мы же советские… Рассказывавший это на камеру бывший телохранитель Раббани был родом из Узбекистана, понимал по-русски. Он же рассказал, что 26 апреля как раз этот парень-украинец, обманув охрану, оказался у двери склада и сбил замки, дав возможность завладеть оружием остальным товарищам. «С Украины, — рассказывал посол, — по нашим данным, в Бадабере было двое: Николай Шевченко и Виктор Духовченко»…
— Меня как током ударило, — вспоминает Николай Жмайло. — Это же он, наш пропавший…

Несколько часов они были самыми свободными людьми в мире

Память и беспамятство

Шурави — они до сих пор народ советский, их государственные границы не разделяют. Быстро нашли по телефону председателя Союза ветеранов войны в Афганистане Украины, потом — Запорожья, а те уж отыскали семью Виктора Духовченко… В прошлом году «Русские витязи» побывали у них в гостях и по приезде решили установить в расположении военно-патриотического клуба памятник.
И вот семья Духовченко в гостях у «Русских витязей». Вдова Вера Андреевна и сын Виктор Викторович. Когда отец в Афган уходил, ему чуть больше года было… Так что через год сын с отцом в возрасте сравняется. Он его совсем не помнит, но, кажется, хорошо знает — по рассказам матери. Может, потому и профессию выбрал такую — Родину защищать. Виктор Духовченко-младший — капитан украинской армии, служит в войсках ПВО.
А Вера Андреевна помнит все, от самого первого дня… Как познакомились в туристической поездке в Германии, как забыли обменяться телефонами, а Виктор, несмотря на это, ее нашел… Как не мог он оставаться в стороне, когда рядом кого-то обижали. Раз босиком во двор выскочил заступаться за кого-то, в драку ввязался. Такой уж характер у него был. Несправедливости не терпел. Так что не удивительно, что и в Бадабере он именно так себя повел… Да и решение о контракте в Афганистан было вполне в его характере. Известие о том, что муж пропал без вести, она получила 23 февраля, в День Советской Армии… А потом в полной мере хлебнула прожженного чиновничьего хамства, когда пыталась получить хотя бы справку о том, что муж служил в Афганистане. «Ходят тут, просят!» — раздраженно бросали одни… «Подавайте в суд и по суду признавайте его умершим, тогда получите справку», — отшибали от себя другие.
А она верила, что муж жив, и знала, что ее Виктор — не предатель. Потом, в
1990-м, информацию о мятеже в крепости «раскопали» ветераны-афганцы и только в 2002 году о гибели мужа ей сообщили официальные власти… Пояснили, мол, не хотели вас огорчать. «Мы 12 лет об этом знаем, а вы нас все расстраивать не хотите», — горько бросила Вера Андреевна.
А вот мать Виктора Вера Павловна не верила, что сын погиб. Она его все годы ждала, до самого своего конца. И все эти годы невестка и внук были рядом. Как перебрались к ней в том страшном для всех Духовченко 1985-м, так и остались… Так и жили Виктор и две Веры — с верою в сердце…
Когда вдове героя позвонили пригласить на открытие памятника, она не раздумывала ни минуты, положила трубку и сказала сыну: «Мы едем в Ставрополь». А на церемонии открытия, смахивая бегущие по лицу слезы, благодарила всех, кто принял участие в создании памятника, кто пришел на открытие, за память о ее муже.

Свеча горит и во тьме

Почтить память Виктора Духовченко и тех, кто вместе с ним принял свой последний бой в крепости Бадабера, пришло очень много людей. Были здесь и жители Сенгилеевского, и «Русские витязи», и ветераны афганской и чеченской войн, и священнослужители, и казаки, и казачата, и ученики местной школы. Конечно, были и авторы памятника.
Сколько лет знаю Жмайло, и каждый раз по-хорошему удивляюсь. Он как катализатор человеческих душ. Наверное, потому, что сам от чистого сердца и на чистом энтузиазме все делает, он и людей такого же склада притягивает. Неравнодушных… Вот и в этот раз: стоило лишь заикнуться о памятнике, сразу мастер нашелся. Сергей Конев, по профессии военный врач, служил в Чечне, в 101-й бригаде. Сейчас заведует отделением в местной поликлинике. А камень — это увлечение. Только я к нему подошла, категорически замотал головой — не он памятник делал, общим это дело получилось. Приехал за камнем в фирму на Объездной, ребята, как узнали, для чего, — бесплатно этот камень выдали. Оказалось, они тоже воевали. И мемориальную доску, на которой солдаты уходят в вечность, делали тоже знакомые с армией не понаслышке люди, и тоже — от души.
Памятник героям Бадабера «Русские витязи» установили слева от деревянной часовни, а справа от нее находится другой памятник — героям Великой Отечественной. Он собран из осколков, гильз, пулеметных лент, которые витязи привезли с Вахты памяти в Смоленской области, где героически погибли две ставропольские дивизии. Теперь на базе «Русских витязей» — исторический комплекс — как символ утверждения веры и силы духа русских людей, символ неразрывной связи поколений, каждое из которых рождало настоящих воинов и настоящих героев.
На церемонии открытия памятника все говорили о подвиге памяти, а по сути — о будущем. Правильно сказал отец Героя России Владислава Духина Анатолий Иванович: «Сохраняя память, мы сохраним Россию». Об этом же говорил и священник отец Александр (Емельянов) — о происходящей в нашей жизни подмене понятий и идеалов… И подмене героев… Недопустимо, что в качестве героев молодому поколению навязывается пошлый гламур. У России есть свои герои. В их числе эти двенадцать солдат в Бадабере, которые не сдались и не продались.
- Россию приговаривали много раз, — говорит отец Александр. — И будут пытаться убивать ее дальше, и деньги на это действительно выделяются. Но пока есть люди, которые не продаются, мы сильнее. Свеча горит и во тьме, и этот огонек тьма победить не может… Виктор Духовченко, Владислав Духин, Евгений Родионов и многие другие, павшие и живые, несломленные и непродавшиеся — герои разных войн и герои нашего времени. Потому что они — тот народ, который никто и никогда не сможет победить.
Хотелось бы, чтобы эти слова прочитал кто-нибудь там, наверху… Виктора Духовченко власти Украины хоть и запоздало, и с боями, но все же наградили орденом «За мужество» (посмертно). Правительства Казахстана и Армении тоже присвоили награды погибшим в Бадабере парням, призывавшимся из этих республик. А вот в России, как следует из ответов из официальных ведомств, «свидетельств для представления к награде недостаточно». Российских парней в Бадабере было восемь, среди них — и наш земляк Николай Павлютенков, призывавшийся из Невинномысска…
Памятник в Сенгилеевском — это первый шаг к установлению исторической справедливости в отношении этих ребят. Он сделан неравнодушными людьми. Теплится надежда, что найдутся и другие неравнодушные, которые сделают следующий шаг. Хотя бы потому, что те несколько часов, которые двенадцать измотанных пленом и голодом советских солдат в этой проклятой Богом и людьми крепости вели свой последний неравный бой, они были самыми свободными людьми в мире.
Фото Сергея ОСТРИКОВА

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Елена Анатольевна, у нас предпочитают помнить. По милости краснопузой комсы, что была и до сих пор остаётся у власти,об этом просто не знали. Они же только про себя трубят, конкурентов, даже мёртвых, не терпят. Вот ведь тема для кинсценария! Ничего выдумывать не надо... Спасибо, что вы хоть рассказали.
Неизвестный
Спасибо. Очень длинно. Да предпочли забыть нелюди. Но скажите , каким боком Сенгилеевское наше и Бадабер? Установили в глухом селе и все? Зачем такая память, по кторой гуси топтаться будут? В Невинке бы ставили, там хоть родной город одного из погибших парней. Очень тяжело читать. Начало забываешь много лишнего.
Неизвестный
Объедините вокруг себя людей и поставьте памятник в Невинномысске. Сделайте такое доброе дело ради памяти. "Каким боком Сенгилеевское наше и Бадабер" и "Зачем такая память, по которой гуси топтаться будут?""Установили в глухом селе и все". Ладно, в названии пакистанской крепости ошибка. А снисходительное высокомерие к ставропольскому селу откуда? Там тоже люди живут - не клопы. Русские люди и русские дети - слава Богу, не беспамятные. К тому же к Жмайло детей везут заниматься со всего края, да и из центральной России тоже. "Русские витязи" фактически, а не по бумажкам, стали краевым центром патриотического воспитания. Словом, "топтаться" у памятника возле часовни будут не гуси.
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов