Нет у революции конца?

Михаил Василенко

Любительская видеосъемка: вооруженные молодчики с видимым удовольствием расправляются над окровавленным стариком, который пытается им что-то сказать, но спустя минуты будет застрелен. Профессиональная съемка, сделанная следующим днем: тело старика на полу в каком-то помещении - объект глумливого паломничества; вереница фотографирующих труп, веселящихся людей... Вглядитесь, сограждане, в это чудовищное видео, разошедшееся по всему миру, - перед вами лицо (точнее, зверская морда) гражданской войны. В данном случае - ливийской.

Еврогуманисты - бомбометатели и прочие натовцы с едва скрываемым удовлетворением и чувством выполненной миссии комментируют: конечно, убийство не есть хорошо, но ведь то был Каддафи. Да уж, не херувимоподобное существо. Злодей. Узурпатор. Душитель свобод. А по Божьему счету - затравленный пожилой человек, переживший крах всего, чему посвятил жизнь, и ставший лишь каплей крови тех расправ, на которые так щедры дикарские гражданские войны.

К Каддафи между тем испытываешь наименьшее сострадание: он сам привел Ливию к гражданской войне. (Впрочем, все подобные социальные катаклизмы порождены в первую очередь верховными правителями персонально и правящими элитами группово.) Но можно только предполагать, сколь много обычных ни в чем не повинных ливийцев убито без суда и следствия только за то, что не так посмотрели, не там оказались, не с теми дружили, не от тех родились, а может, просто владели лавкой, которую мародерам захотелось пограбить. Убито по волчьему праву вооруженной толпы, разнузданного быдла, не важно, с какой стороны воюющего. Убито незаметно для остального мира, без видеозаписей и телетрансляций. Лес рубят, щепки летят...

Читаешь о Ливии, а думаешь о России. Как ликовали в марте 1917 года (царь отрекся, жандармов разогнали, красный бант на груди) жители распадающейся империи! И те, кто потом погиб за белых. И кто за красных. Или от белых. Или от красных. Или за зеленых. Или за жовто-блакитных. Или еще черт знает за кого. Или просто так. И те, кто умер от голода в 20-х или в 30-х. Кто сгинул в эмигрантской нищете. Кого сгубили в лагерях. Есть у революции начало, нет у революции конца, стишата такие, помнится, были.

Думаете, мы чему-то научились, стали мудрей? Ну иконы убиенного Николая II нарисовали, который, в общем-то, и оставил нам в наследство нескончаемую революцию. (Возможно, спустя столетие ливийцы тоже перед Каддафи начнут каяться.) Ну мало-помалу внушаем сами себе, что, оказывается, большевики были хуже тех, кто раньше был хуже большевиков. Ну подменили 7 ноября днем вызволения Кремля из-под поляков. Ну за малым не учинили очередную гражданскую бойню в начале 90-х. Но главное-то не в этом: глухое раздражение, разочарование, социальная озлобленность, вопиющее неравенство, коррупционное разложение и все другие ингредиенты взрывоопасного коктейля в нашем обществе присутствуют. Пока еще, правда, в допустимой концентрации. И не надо, чтобы превысили…

Но для этого власть и деньги имущим следует очень поработать над собой. И уж как минимум не зарываться в своих хапательно-монополистических инстинктах, о чем уже, впрочем, столько написано и сказано, что ни буквы, ни звука не добавить. И «буревестникам» революционных потрясений, коих сейчас развелись целые стаи, надо поумерить свои зовущие к топору трели, хотя бы памятуя о плачевной участи абсолютного большинства поджигателей бунтов и смут.

И еще. Революция рабов всегда приводит не к разрушению рабовладения, а лишь к смене хозяев и перерастаскиванию собственности. Подлинные революции происходят в сознании, в мозгах, в умножении внутренне свободных людей, для которых гражданское общество и демократия так же необходимы, как озоновый слой для атмосферы. Не знаю, были ли для этого предпосылки в несчастной Ливии, но в нынешней России они пусть и не великие, а есть. Над этим бы задуматься всем, кто не хочет инфицировать нашу страну бациллами арабской весны.

И напоследок: надежды на кулаки спецназа и танковую броню тщетны и несостоятельны, даже когда молоденькие лейтенанты будут иметь зарплату в разы большую, чем умудренные опытом учителя. Открытый гражданский конфликт (да еще отягощенный межнациональными противоречиями) можно победить только мирно и до его разгорания, пока по Манежной площади в Москве и по улице Ленина в Ставрополе не повалили клубы дыма и толпы мародеров. Чтобы отвести такие угрозы, время и возможности есть. Да и слишком много кровавых потрясений пережил наш народ за последнее столетие, что делает его более терпеливым. Но если тугие социальные узлы и дальше развязывать в темпе замедленной киносъемки, никакого терпения может не хватить.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Снимаю шляпу. Очень здраво. С уважением
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
здраво. за газету не стыдно
1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов