Нежная душа сурового «Зверобоя»

Елена Павлова

Ставропольскому СОБРу – 25

Росгвардия  из всех силовых структур - самая молодая. Образована два года назад. Но сформирована она из боевых подразделений со славной историей. Одно из них – Ставропольский СОБР - аккурат в эти дни отмечает свое 25-летие. 

 

Начало

Приказ о формировании на базе ГУВД СК специального отряда быстрого реагирования был подписан 1 апреля 1993 года. Все мы помним, что это были за времена…

Командир отряда полковник Андрей Пархоменко.
Командир отряда полковник Андрей Пархоменко.

В начале 90-х каждый субъект РФ представлял собой «бандитский Петербург» - только без лирики и художественного вымысла, зато с региональными особенностями.  В числе ставропольских особенностей очень быстро обозначился  невиданный на ту пору «зверь» по имени терроризм и экстремизм. Освобождать заложников из захваченного бандитами автобуса милицейскому спецназу края  пришлось  в первый же год своего существования. С тех пор Ставропольский СОБР  и носит гордое имя «Зверобой». И вполне его оправдывает.

Несколько лет назад о нашем СОБРе даже сериал сняли с одноименным названием. Его часто повторяют на одном из центральных каналов.  Создатели фильма в свое время приезжали в Ставрополь, знакомились с отрядом, его людьми, его историей. У них, конечно, не было задачи создать документальное киноповествование или летопись. Но некоторые события первых лет жизни отряда вошли в сериал «СОБР». Фильм этот, хоть и страдает всеми огрехами нынешнего стремительного кинопроизводства, имеет неоспоримое достоинство – за судьбами людей, оказавшихся на самом острие излома времен, рисуется судьба страны, которую эти люди и защищали… И защитили – во многом благодаря личностному человеческому фактору. Может быть,  об этом не сериал, а киноэпопею когда-нибудь снимут… «Освобождение» от чумы нашего времени, выступающей под зелеными флагами с полумесяцем и арабской вязью.  Жизненной непридуманной фактуры у Ставропольского «Зверобоя» на это хватит… С лихвой…

Вечная память.
Вечная память.

… В центральном фойе у парадного входа – пять фотографий, под которыми всегда – живые цветы. Александр Карагодин, Павел Мельников, Олег Воронцов, Евгений Харченко, Вадим Занкевич. Все награждены орденами Мужества (посмертно).

И о каждом можно отдельную серию снять. Проблема только в том, что имена героев у нас называть уже начали, а вот до персонального обозначения предателей еще не дозрели. А как без этого рассказать о первой чеченской, в которой наряду с тысячами примеров самоотреченного жертвенного подвига простых солдат и офицеров было и тотальное предательство верхов. И предательство это не абстрактное и не безымянное, а имеющее конкретные имена, должности и звания…

 

Герои нашего времени

Грозный.
Грозный.

… Грозный. Январь 1995-го. Ночь перед Рождеством. Первая непривычно тихая с начала войны. И последняя в жизни лейтенанта Александра Карагодина. Он в своем родном доме – вместе с отцом и матерью. Завтра он собирается вывезти родителей в Ставрополь… Пойдет колонна… А пока они говорят, говорят. Галина Ивановна потом до конца жизни вспоминала, как сын с недоумением и болью рассказывал о мальчишках-срочниках, которых бросили в эту войну как кур в ощип, не научив даже патроны в патронник загонять, о командирах, у  которых не только военных карт – карт города не было… Александр, который знал Грозный как свои пять пальцев, был в эту свою командировку проводником. В районе института нефти и газа он вывел из-под обстрела в последний день своей жизни порядка четырехсот человек… Погиб от пули снайпера, вернувшись за двумя ранеными… Командиры представляли Александра Карагодина к званию Героя России (посмертно), но в Москве его «зарубили».  Даже матери на ее запрос не постеснялись  дать хамское по форме объяснение: «Подвиг Вашего сына достоин ордена Мужества»… Да и могли ли оценить ценность сотен спасенных жизней те, на чьей совести боевые потери января 1995-го, исчисляемые тысячами…

Читайте так же: Вольтова дуга памяти.

… Дагестан. Поселок Первомайский. Январь 1996-го. Одна из самых тяжелых и трагических страниц в истории Ставропольского СОБРа. И других подразделений, участвовавших в этом незабываемом штурме. Хотя ответственные за его проведение лица предпочли об этом сразу «забыть». И до сих пор штурм Первомайского – закрытая тема.

Нынешний командир СОБРа полковник Андрей Пархоменко, участник той операции, говорит об этом коротко, но емко:

- Нас убили еще до штурма. Во-первых, пять суток мы находились на ногах, прилечь было негде, спали, как боевые лошади. Во-вторых, село, которое надо штурмовать, – на возвышенности. А перед ней – чисто поле, белый снег. И все наши маневры у противника – как на ладони. А в атаку  подниматься надо… Поднялись. Штурмовали. Цена этого штурма для нашего отряда – 29 человек из 40 ранены. Павел Мельников убит…

… Август 2005-го. Нефтекумский район. Ямангой. Название поселка в переводе с ногайского на ту пору воспринималось как символичное «гнилая вода». Тут еще болтались ошметки пресловутого «ногайского батальона», переместившиеся из Чечни в родные аулы. К ним примыкали и новые члены из числа оболваненных вербовщиками. Некоторые даже в Российской армии успели послужить. В бандитских налетах применяли полученные там навыки. Были и чистые уголовники, которые только прикрывались идеями ваххабизма. Собирали с населения поборы, трясли даже крупные сельхозпредприятия. Периодически проводили акции устрашения.  В том августе таких акций было несколько: убили фермера, убили участкового, в собственном доме расстреляли директора местной школы вместе с женой, изрешетили из автоматов машину начальника отдела по противодействию экстремизму Камалуддина Лачинова. Ему удалось, к счастью, пережить и это, седьмое по счету покушение… Бандитов вычислили и уничтожили. В ходе боестолкновения погиб подполковник Олег Воронцов, который командовал штурмовой группой и в определенный момент операции, по сути, эту группу спас, вызвав огонь боевиков на себя…

… Февраль 2006-го. В селении Тукуй-Мектеб того же Нефтекумского района вторые сутки продолжается полномасштабный бой. Банда уничтожена. Но очень дорогой ценой. Милицейские подразделения потеряли убитыми семь человек. В их числе – и молоденький собровец лейтенант Евгений Харченко… Это был его первый бой…

… Апрель 2007-го. Нефтекумск. Уничтожен очередной главарь бандподполья, оказавший ожесточенное сопротивление.  В ходе штурма погиб капитан Вадим Занкевич…

… С фотографий с черной лентой на уголке смотрят совсем молодые ребята. За тридцать было только Олегу Воронцову… Еще жить бы да жить… Боевые друзья-товарищи говорят о них тепло, с какой-то сдержанной суровой нежностью. Вспоминают, каким замечательным другом был их Петрович (так в отряде звали Олега Воронцова)… Как Вадик Занкевич еще пацаном-школьником «скрутил» двух доморощенных вандалов, самоутверждавшихся у Вечного огня… Как в Тукуй-Мектебе,  на том самом «пятачке земли», где 9 февраля 2006-го лежал погибший Женя Харченко,  годом позже  расцвели первые весенние цветы. Вокруг еще не было ни травинки, а там, на островке освободившейся от снега земли – целый ковер цветов…

 

С любовью и по совести

… За пятнадцать лет работы на военной теме я уже перестала таким вещам удивляться, когда люди, внешне похожие на монолит, вдруг подмечают очень тонкие моменты. Они их воспринимают даже обостреннее, чем мы…

Учения.
Учения.

Как знать, может, эта острота восприятия мира, людей, справедливости и несправедливости  и является определяющим для  офицера СОБРа личностным качеством. Командир отряда Андрей Пархоменко сформулировал это так:

- СОБР – это не бренд, не аббревиатура. СОБР – это состояние души.

Вот потому и название оказалось таким стойким – пережило и переименования, и реорганизации. Даже когда отряд официально назывался ОМСН, его все равно упорно именовали СОБРом. Так что возвращение родного имени при переходе в Росгвардию справедливо, оправданно, закономерно.

Читайте так же: Сто лет службы в чрезвычайных условиях.

… А про состояние души – это очень точно сказано. Я ведь не случайно говорила, что киноэпопею на основе истории нашего СОБРа снять можно. В этой эпопее людские судьбы ох как перемалывались. Ведь не физические тяготы и реальная опасность были самым большим испытанием. Это в последнее время государство к своим защитникам, слава Богу, лицом повернулось. А сколько лет они практически «без тылов» воевали… И не только в социальном плане, но и в непосредственно боевом… Разве в том же Грозном и том же Первомайском люди не понимали, что их бросили туда как пушечное мясо?.. Понимали… Знали и то, что никто из реальных виновников гибели людей в бездарно организованных операциях за это никогда не ответит… Но в тот момент не это было главным.

- Когда есть боевая задача, ее надо выполнять, - говорит Андрей Пархоменко. – Обиды, несправедливость – все это уходит на десятый план. Перед нами реальный противник. И уничтожить его – наше дело,  наша  работа, которую никто за нас не выполнит. Это формула жизни любого спецподразделения.

Надо сказать, что с этой формулой жизни спецназовцы практически «налысо» причесали бандподполье в том же Нефтекумском районе, где былые бандитские налеты и акции устрашения ушли в историю. Успокаиваться не приходиться  – район сложный.  «Кадров», находящихся под бдительным оком оперативников, там немало. Но сейчас получается работать на опережение. И не только в Нефтекумске, но и в Ставрополе.  Здесь в декабре 2017-го дважды спецоперации проводились. На десятый этаж многоэтажки на Пирогова первым СОБР поднимался.

- Да, - говорит Андрей Пархоменко. -  Фигурант выкрикивал угрозы. Да, угроза взрыва была реальна. Но мы успели раньше…

… Сейчас в отряде много молодежи. Отбор серьезный. Вакансий нет. Есть даже кадровый резерв – пятнадцать человек, прошедших все спортивные, психологические, интеллектуальные и прочие тесты. В СОБре хотят служить многие.

- А про состояние души вы молодым тоже рассказываете? – спрашиваю я командира.

- Это главное, что я им пытаюсь объяснить, - говорит Андрей Владимирович. - Вот приходит парень:  мол, хочу у вас служить, мечтал об этом с детства. Мастер спорта и т.д., и т.п. Я говорю: «Парень, пойми – у нас не спортивная рота. Физическая форма важна, но не менее важно, готов ли ты к этому морально. Ведь, бывает, что выезжая на задержание фигуранта, скажем, в Краснодар на один день, наша группа выясняет, что он убыл в Ингушетию… И вместо суток колесит за ним неделю по всему Кавказу– до тех пор, пока не обнаружит и не «примет»… Готов ли ты к командировкам в тот же Дагестан, которые длятся по полгода. И выходы в разведпоиск предполагают неделю работы в отрыве от основного подразделения, длительные переходы с полной выкладкой. Мы ведь не туристы – на себе приходится тащить от 20 до 60 килограммов. Поэтому в зависимости от задачи необходимо от чего-то отказываться – от воды, если будут на пути родники, от лишних консервов, потому что на большой высоте бывает и не до еды… При этом усталость по возвращении будет не только физической, но и моральной – от того, что болят все кости. От того, что проходили неделю и никого не нашли. А так часто бывает. При этом не исключено, что вот сейчас, когда так хочется отдохнуть, может поступить сигнал, что в некой точке обозначилось некое шевеление. И тебе снова нужно будет подниматься  и идти… «Откосить», сказаться больным  не получится.  Обман товарищи поймут сразу. И ты будешь изгоем. СОБР не терпит лжи. Такие люди уходят из отряда сразу. Такие случаи редки, но они бывали»… 

- И все-таки текучки кадров нет. Отряд – как монолит, как большая дружная семья, где радости общие и горе общее… Что все-таки главное в состоянии души по имени СОБР?

- Знаете,  в разные времена разные мысли были. Но чтобы уйти на службу поспокойнее –нет. Перед ребятами стыдно – как это они останутся, а я уйду. Наверное, это называется совесть. Она и в атаку заставляет подниматься… А еще - любовь. К Родине, к месту, где родился и вырос, к работе. При всех сложностях мы ведь действительно любим нашу работу. Удивительно, устаешь от нее бывает  неимоверно, отключиться  не получается даже на выходных – причем в буквальном смысле. Мы даже телефон дома выключить не имеем права. А уходишь в отпуск, и через два дня снова тянет в отряд…

… Действительно, видна у людей эта любовь к своему делу. Даже в такой суровой специализации, как снайпер. Улыбчивый парень, перед выходом на камеры, натянувший на голову балаклаву, с готовностью рассказывал журналистам о боевом арсенале. Снайперские винтовки, автоматы, пулеметы – все новенькое, с иголочки. Парень, поглаживая стволы и приклады, говорил не только о технических характеристиках, но и о характере, которым обладает каждый вид оружия. Словно не винтовку описывал, а живого человека. Удивительно, но у них тоже просматривается национальный характер.

- Смотрите, они, как женщины,- с веселой живостью подхватил на руку русскую винтовку наш собеседник. – Наша основательная и надежная, работает в любых условиях – глянешь на нее и сразу видно: ни в холод, ни в слякоть не подведет. А вот финская – тоненькая, вытянутая, словно струна. Поначалу и не знаешь, как с ней обращаться в полевых условиях.  Но ничего – оказалось, тоже работает неплохо. Нас просили ее оценить. Нам понравилось.

Во дворе СОБРа – целый автопарк. «Уралы», КАМазы, «УАЗ-Патриот», «Тигр», который, по уверениям водителей, ничуть не уступает хваленому «Хаммеру».

- Поддерживаете отечественного производителя?- спрашиваю я у командира.

- Конечно. Точнее - это они нас поддерживают.

Немало и гражданских машин. Но это тоже своего рода камуфляж под «гражданку». У СОБРа разные задачи бывают – и часто до момента прибытия на место приходится маскироваться. Но внутри все машины – бронированные.

Это необходимость. В телефоне командира – фото развороченного «Урала». Это было в Дагестане. На дороге сработал фугас. Находившихся в машине спас ухаб, на котором многотонную махину качнуло назад, и заряд сработал не под кабиной, досталось больше всего двигателю. И водителю, которому пришлось уволиться потом по инвалидности… Бандитов тогда «достали» и уничтожили уже вечером того же дня…

За нашей экскурсией по автобату с интересом следил белобрысый мальчишка лет одиннадцати, примостившийся на броне БТРа. Это был Миха, земляк командира, который уже успел стать для СОБРа почти что сыном полка. Сейчас парнишка проводит здесь каникулы. А живет и учится в Левокумском, находится на попечении бабушки. Но ни она, ни педагоги до недавнего времени не могли с Мишкой справиться. Он был беспросветным двоечником и временами – хулиганом. Но, оказывается, мечтал стать военным. В чем и признался полковнику Пархоменко при личном знакомстве. Командир сказал, что перво-наперво надо исправить двойки, и Мишка подтянул успеваемость. Теперь у него есть и мечта, и  стимул, и хорошие надежные друзья из Ставропольского СОБРа. Есть надежда, что вырастет Мишка достойным человеком, станет военным и будет служить Отечеству верой и правдой – с любовью и по совести.

Фото Александра ПЛОТНИКОВА.

росгвардия, ГУ МВД России по СК, Зверобой, СОБР, патриотизм

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «Закон и порядок»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставропольский край»